1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 105

Верховный суд РФ выпустил четвертый в этом году Обзор судебной практики

За несообщение об открытии обособленного подразделения грозит штраф 200 руб., а не 10% от дохода. Снижать оплату за односторонний отказ от договора нельзя до размера, который не устраняет для другой стороны последствия отказа от договора и не может компенсировать иные возможные потери. Эти и другие выводы ВС РФ включил в очередной Обзор судебной практики за 2017 г.

Президиум Верховного суда РФ утвердил 15 ноября Обзор судебной практики № 4 (2017) (далее — Обзор судебной практики). В него вошли судебные дела, рассмотренные всеми коллегиями ВС РФ. Описание споров по уголовным, гражданским, экономическим, административным делам и делам военнослужащих заняло 146 листов. В частности, в него включили дела, рассмотренные Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ, о банкротстве, в сфере госзакупок, земельные, административные, обязательственные споры. Также в Обзор попали правовые позиции, сформулированные межгосударственными договорными органами.

Уменьшение размера платы за отказ от договора возможно, но при условии соблюдения баланса интересов сторон

Одно из дел Обзора судебной практики касалось уменьшения платы за односторонний отказ от договора. ВС РФ решил, что если имеются основания для снижения платы за односторонний отказ от договора (ст. 10, п. 3 ст. 310 ГК РФ), то суд не может снизить эту плату до размера, который не устраняет для другой стороны последствия отказа от договора и не может компенсировать иные возможные потери (Определение ВС РФ от 28.06.2017 № 309-ЭС17-1058 по делу № А07-27527/2015).

Суть дела заключалась в следующем: компании заключили договор аренды помещения на 15 лет. Арендная плата включала базовую, переменную и постоянную части. При этом постоянную часть нужно было заплатить сразу за весь срок аренды авансом (всего 50 млн руб.). Также было условие о праве арендатора отказаться от договора аренды, предупредив об этом арендодателя за три месяца. В этом случае арендодатель вправе был удержать постоянную арендную плату в качестве штрафа. Через четыре года арендатор воспользовался своим правом и отказался от договора аренды. В связи с этим арендодатель удержал 43 млн руб. постоянной арендной платы. Арендатор подал иск о взыскании удержанной суммы.

Суды заняли разные позиции. Первая инстанция удовлетворила иск частично, взыскав 38 млн руб. Она посчитала эту сумму штрафом и снизила ее размер по ст. 333 ГК РФ. В результате сумма уменьшилась более чем в пять раз. Апелляция оставила это решение без изменения. Но взыскиваемую сумму она посчитала платой за односторонний отказ от договора. При этом она указала на следующие основания для снижения: во-первых, договор предполагал условие о предварительной оплате арендатором всей спорной суммы — большей части арендной платы, причитающейся арендодателю, за весь период действия договора. Во-вторых, получение арендодателем существенного имущественного предоставления при исполнении договора впоследствии также позволило при непродолжительном периоде пользования арендованным имуществом удержать значительную часть уплаченной истцом суммы. Суд кассационной инстанции и вовсе отказал во взыскании удержанной суммы.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила судебные акты всех инстанций и направила дело на новое рассмотрение. Она указала, что плату за отказ от договора можно снижать, но не так, как это сделала апелляция. Подход апелляции не обеспечивал баланс интересов сторон договора, поскольку взысканная судом первой инстанции сумма фактически не устраняла для арендодателя последствия отказа от договора. Она даже не восполнила утрату всех его доходов, которые он мог бы получить, предоставляя свое имущество другому лицу в период до заключения им договора аренды с новым арендатором. Более того, эта сумма не могла компенсировать иные потери, которые мог понести арендодатель в этом случае.

Кстати, 23 октября суд первой инстанции снова рассмотрел это дело. На этот раз он взыскал с арендодателя 18 млн руб. удержанной суммы.

Непостановка на учет компании и непостановка на учет ее обособленного подразделения представляют собой разные нарушения с разными размерами штрафов

Еще одно дело из Обзора судебной практики касается обособленных подразделений и вопроса, с которым сталкиваются многие компании, не сообщившие в налоговые органы о работе обособленного подразделения.

Ситуация следующая: в ходе проверки налоговый орган установил, что общество не поставило на налоговый учет два обособленных подразделения. В связи с этим его привлекли к ответственности по п. 2 ст. 116 НК РФ (почти на 8 млн руб.). В этом пункте говорится о наказании за ведение деятельности организацией или индивидуальным предпринимателем без постановки на учет в налоговом органе. Штраф — 10% от доходов, полученных в результате такой деятельности, но не менее 40 000 руб. Общество обратилось в суд с заявлением о признании решения налогового органа о привлечении к ответственности незаконным.

Суды трех инстанций отказались удовлетворить это требование. Однако Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила их судебные акты и признала решение налоговиков незаконным. Она указала, что штрафовать за непостановку на учет обособленных подразделений нужно было по п. 1 ст. 126, а не по п. 2 ст. 116 НК РФ. Несообщение в установленном порядке налоговикам об открытии обособленного подразделения — это не то же самое, что непостановка на учет. Таким образом, за это нарушение общество могут оштрафовать по п. 1 ст. 126 НК РФ как за непредставление сведений, необходимых для налогового контроля. За это предусмотрен штраф всего лишь 200 руб.

Свою позицию ВС РФ обосновал тем, что предусмотренное в п. 2 ст. 116 НК РФ изъятие части дохода организации или индивидуального предпринимателя сопряжено с отсутствием у налогового органа возможности идентифицировать налогоплательщика в рамках налогового контроля. Соответственно, он не может определить, какие налоги и в каком размере должен уплатить налогоплательщик в связи с ведением сокрытой от налогообложения деятельности (Определение ВС РФ от 26.06.2017 № 303-КГ17-2377 по делу № А04-12175/2015).

За необоснованное принятие к рассмотрению спора, подведомственного другому суду, судья может понести дисциплинарную ответственность

Еще несколько дел из Обзора судебной практики касаются рассмотрения споров Дисциплинарной коллегией ВС РФ. Одно из них интересно тем, что его можно использовать в качестве инструмента для борьбы с ситуациями, когда суды общей юрисдикции принимают к рассмотрению корпоративные споры, относящиеся к ведению арбитражных судов. Например, судья из Тюменской области рассмотрела такой спор и в итоге поплатилась должностью. Речь шла об иске к генеральному директору ОАО «Проектный институт „Южпроекткоммунстрой“» о взыскании материального ущерба. Помимо этого, судья приняла обеспечительные меры, явно несоразмерные заявленным требованиям и нарушающие права акционеров. В частности, она приостановила полномочия генерального директора, что привело к вмешательству в хозяйственную деятельность акционерного общества и причинению действительного материального ущерба почти на 7 млн руб.

Дисциплинарная коллегия ВС РФ посчитала, что очевидно неправомерное принятие к производству суда общей юрисдикции корпоративного спора, относящегося к ведению арбитражного суда, и применение несоразмерных мер обеспечения иска свидетельствуют о совершении судьей действий, несовместимых с высоким статусом судьи, умаляющих авторитет судебной власти и причинивших ущерб репутации судьи.