1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1031

Трудовые споры: срок для подачи иска, подсудность, риски работодателя

Федеральный закон от 03.07.2016 № 272-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам повышения ответственности работодателей за нарушения законодательства в части, касающейся оплаты труда» (далее — Закон № 272-ФЗ) действует с 3 октября 2016 г. Проанализируем, как складывается правоприменительная практика по трудовым спорам с учетом положений данного закона.

Сразу оговоримся, что судебная практика по применению положений Закона № 272-ФЗ пока немногочисленна, но некоторые выводы сделать можно.

Споры по ст. 392 тк рф

В судах по-прежнему много споров, связанных с применением положений ст. 392 ТК РФ в редакции, действовавшей до 3 октября 2016. Рассматривая их по существу после этой даты, суды разъясняют и новую редакцию названной статьи. Один из таких споров дошел до Конституционного суда РФ.

Правовое регулирование направлено на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника

Начнем с Определения КС РФ от 28.09.2017 № 2061-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Дедеян Астгик Арутюновны на нарушение ее конституционных прав положением части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации и статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации».

В жалобе заявитель оспаривал конституционность двух норм:

— статьи 392 ТК РФ (в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона № 272-ФЗ), а фактически норму ее части первой, согласно которой работник имел право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права;

— статьи 199 ГК РФ, согласно которой требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности (п. 1); исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения, истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п. 2); односторонние действия, направленные на осуществление права (зачет, безакцептное списание денежных средств, обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и т.п.), срок исковой давности для защиты которого истек, не допускаются (п. 3).

Как следует из представленных материалов, приказом работодателя от 02.08.2013 заявителю было объявлено замечание, из-за чего был снижен размер премии. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения вышестоящей инстанцией, спорный приказ был отменен, о чем на основании судебных актов работодателем был издан приказ от 17.04.2014.

Суд общей юрисдикции, куда заявитель обратился 4 июня 2014 г. с иском о взыскании недоплаченной части премии и компенсации морального вреда, отказал в удовлетворении исковых требований, указав, что заявитель 25 декабря 2013 г. был ознакомлен с приказами о снижении премии и в суд за защитой своего нарушенного права должен был обратиться не позднее 25 марта 2014 г.

По мнению заявителя, положение ч. 1 ст. 392 ТК РФ противоречит ст. 15 (ч. 1 и 2), 18, 19 (ч. 1), 46 (ч. 1) и 55 Конституции РФ, поскольку позволяет судам не связывать начало исчисления трехмесячного срока обращения в суд с днем отмены приказа о наложении дисциплинарного взыскания, на основании которого был издан приказ о снижении размера премии, а оспариваемая ст. 199 ГК РФ вступает в противоречие с указанными положениями Конституции РФ, поскольку позволяет сводить защиту нарушенного права к принятию судом искового заявления и отказу в удовлетворении иска в связи с пропуском истцом срока исковой давности.

КС РФ, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Предусмотренный ч. 1 ст. 392 ТК РФ трехмесячный срок для обращения в суд исчисляется со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права, чем обеспечивается возможность надлежащего обоснования исковых требований. Такое правовое регулирование направлено на оптимальное согласование интересов сторон трудовых отношений и на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника.

КС РФ также отметил, что ст. 392 ТК РФ — как в редакции до вступления в силу Федерального закона от 03.07.2016 № 272-ФЗ, так и в действующей редакции — в системной связи со ст. 395 ТК РФ не препятствует удовлетворению денежных требований работника в полном размере при условии признания этих требований правомерными органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Таким образом, оспариваемое законоположение не может расцениваться как нарушающее права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.

Важно!

В рассматриваемом отказном определении КС РФ в очередной раз разъяснил порядок регулирования сроков для обращения в суд.

Регулирование сроков для обращения в суд, включая их изменение и отмену, относится к компетенции законодателя; установление этих сроков обусловлено необходимостью обеспечить стабильность правоотношений и не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту (постановление КС РФ от 15.02.2016 № 3-П; определения КС РФ от 03.10.2006 № 439-О, от 05.03.2009 № 253-О-О, от 08.04.2010 № 456-О-О, от 02.12.2013 № 1908-О и др.).

Данный вывод, по мнению КС РФ, в полной мере распространяется и на гражданско-правовой институт исковой давности (определения КС РФ от 24.06. 2008 № 364-О-О, от 29.05.2012 № 894-О, от 22.04.2014 № 752-О и др.), в частности на установление последствий его пропуска (определения КС РФ от 20.04.2017 № 869-О, от 27.06.2017 № 1282-О и др.).

Соответственно, п. 1 и 2 ст. 199 ГК РФ не могут расцениваться как нарушающие перечисленные в жалобе конституционные права заявительницы. Применение же п. 3 ст. 199 ГК РФ в конкретном деле с участием заявительницы, вопреки требованиям ст. 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», представленными материалами не подтверждается.

Как следует из жалобы, нарушение своих прав заявитель связывает не с содержанием оспариваемых законоположений, а с вынесенными по его делу судебными постановлениями. Однако осуществление контроля за деятельностью правоприменительных органов, включая суды общей юрисдикции, не входит в компетенцию КС РФ, как она определена в ст. 125 Конституции РФ и ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Суд проверяет и учитывает всю совокупность обстоятельств конкретного дела

Аналогичные выводы КС РФ сделал и в Определении от 25.05.2017 № 935-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пойма Игоря Геннадьевича на нарушение его конституционных прав частями первой и четвертой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, а также статьей 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

Заявитель оспаривал конституционность ч. 1 ст. 392 ТК РФ, а также ч. 4 данной статьи, предусматривающей, что при пропуске по уважительным причинам сроков, в том числе обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, они могут быть восстановлены судом. По мнению заявителя, оспариваемые законоположения вступают в противоречие со ст. 55 Конституции РФ, поскольку ч. 1 ст. 392 ТК РФ ограничивает месячным сроком право обращения работника в суд за разрешением спора об увольнении, а ч. 4 ст. 392 ТК РФ позволяет судам общей юрисдикции по своему усмотрению оценивать уважительность причин восстановления пропущенного срока исковой давности.

Оспариваемые нормы были применены в деле заявителя судами общей юрисдикции.

КС РФ разъяснил, что предусмотренный ст. 392 ТК РФ месячный срок для обращения в суд по спорам об увольнении выступает в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений; сам по себе этот срок не может быть признан неразумным и несоразмерным, поскольку направлен на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника в случае незаконного расторжения трудового договора и является достаточным для обращения в суд. Суд также подчеркнул, что КС РФ неоднократно давал разъяснения на эту тему (см. определения от 21.11.2013 № 1752-О, от 29.05.2014 № 1033-О, от 23.10.2014 № 2301-О и др.).

По мнению суда, связывая начало течения месячного срока исковой давности для обжалования увольнения с работы не с днем, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, а, в исключение из общего правила, с днем вручения работнику копии приказа об увольнении либо с днем выдачи трудовой книжки, законодатель исходил из того, что работник именно в этот день узнает о возможном нарушении своих трудовых прав и что своевременность обращения в суд за разрешением спора об увольнении зависит от его волеизъявления (см. определения КС РФ от 24.03.2015 № 467-О, от 29.09.2015 № 1837-О и № 1884-О).

Лицам, не реализовавшим свое право на обращение в суд в срок, установленный ч. 1 ст. 392 ТК РФ, по уважительным причинам, часть четвертая указанной статьи предоставляет возможность восстановить этот срок в судебном порядке. Данная норма предполагает, что суд, оценивая, является ли то или иное основание достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного срока, действует не произвольно, а проверяет и учитывает всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших работнику своевременно обратиться в суд за разрешением спора об увольнении (см. определения КС РФ от 20.03.2014 № 477-О, от 29.05.2014 № 1034-О, от 29.03.2016 № 491-О и др.).

Подсудность трудовых споров: позиция КС РФ

Согласно Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ст. 46); никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47). В силу требований Конституции РФ, в том числе вытекающих из названных положений, подсудность дел определяется законом, в котором должны быть закреплены критерии, в нормативной форме предопределяющие, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное дело, что позволило бы суду, сторонам и другим участникам процесса избежать неопределенности в этом вопросе. В отношении гражданских дел, к которым относятся трудовые споры, таким законом является ГПК РФ.

Определение подсудности конкретных дел является прерогативой судов общей юрисдикции. Тем не менее многие заявители обращаются с жалобами по этому вопросу именно в КС РФ, хотя к его компетенции такие дела не относятся.

Так, в жалобе, по которой КС РФ вынес Определение от 25.05.2017 № 935-О, заявитель в числе прочего оспаривал конституционность ст. 28 «Предъявление иска по месту жительства или месту нахождения ответчика» ГПК РФ, полагая, что данная норма содержит неопределенность в вопросе установления территориальной подсудности дела при предъявлении иска к организации о восстановлении на работе.

Отказывая в рассмотрении данной жалобы, КС РФ отметил, что ст. 28 ГПК РФ, как устанавливающая в системной связи со ст. 52 и 54 ГК РФ правила об определении территориальной подсудности отдельной категории споров, не может считаться нарушающей конституционные права заявителя.

Что касается утверждения заявителя о том, что на момент подачи иска по трудовому спору он был лишен возможности обратиться в суд по месту жительства, как это предусмотрено в настоящее время ч. 6. ст. 29 ГПК РФ, само по себе введение нового правового регулирования не может рассматриваться как нарушение правового равенства между теми лицами, которые были участниками правоотношений по ранее действовавшему законодательству, и лицами, являющимися участниками правоотношений, регламентированных вновь принятыми правовыми нормами. Иное исключало бы возможность реализации закрепленного в Конституции РФ (п. «а» ст. 71) полномочия федерального законодателя по внесению изменений в правовое регулирование, подчеркнул КС РФ.

Конституционность ст. 28 ГПК РФ оспаривалась и в жалобе, по которой КС РФ вынес Определение от 20.12.2016 № 2691-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Мешалкина Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав ст. 28, 194—198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

По мнению заявителя, ст. 28 ГПК РФ противоречит ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, поскольку позволила суду общей юрисдикции возвратить его исковое заявление о защите трудовых прав, поданное в суд по месту жительства в соответствии с предписанием ч. 6 ст. 29 ГПК РФ; ст. 194—198 ГПК РФ не соответствуют ч. 1 ст. 45, 46 (ч. 1) и 120 (ч. 1) Конституции РФ, поскольку позволили суду вынести по трудовому спору с его участием решение, не основанное на нормах материального права.

КС РФ разъяснил, что ст. 28 ГПК РФ о предъявлении иска по месту жительства или месту нахождения ответчика устанавливает общее правило определения подсудности гражданских дел судам общей юрисдикции и конкретизирует тем самым ч. 1 ст. 47 Конституции РФ.

Что касается ч. 6 ст. 29 ГПК РФ в первоначальной редакции, на предписания которой заявитель ссылался в обоснование своего права обратиться с исковым заявлением о защите своих трудовых прав в суд по месту своего жительства, она предусматривала право на выбор подсудности только тем гражданам, которые пострадали от уголовного или административного преследования.

Кроме того, ч. 6.3 ст. 29 ГПК РФ, введенная Законом № 272-ФЗ предусматривает право истца предъявить иск о восстановлении трудовых прав в суд также по месту его жительства.

Положения ст. 194—198 ГПК РФ являются процессуальными гарантиями правильного рассмотрения и разрешения судами гражданских дел и направлены на обеспечение принятия законных и обоснованных судебных постановлений.

Подсудность трудовых споров: практика ВС РФ

Вопросу определения подсудности трудовых споров посвящено Определение ВС РФ от 14.08.2017 № 75-КГ17-4.

Как уже говорилось выше, ГПК РФ дополнен положением о том, что индивидуальный трудовой спор может рассматриваться по месту жительства истца (ч. 6.3 ст. 29). На практике в трудовом договоре может быть установлено, что трудовые споры между работником и работодателем подсудны иному суду. Именно так и произошло в рассматриваемом деле.

Суть дела

Гражданин Н. 11 октября 2016 г. обратился в городской суд с иском к обществу ООО «Южная соковая компания» о взыскании задолженности по заработной плате в размере 2421620,04 руб., компенсации за неиспользованный отпуск в сумме 157638,71 руб., расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно в размере 21279,20 руб., денежной компенсации за задержку выплаты зарплаты в размере 1158512,69 руб.

В обоснование исковых требований Н. указал, что с 18 февраля 2010 г. по 5 сентября 2016 г. состоял в трудовых отношениях с данным ООО, расположенным в Краснодарском крае, с ним был заключен трудовой договор от 18 февраля 2010 г. В данный период Н. постоянно проживал и с ведома работодателя фактически осуществлял трудовую деятельность на территории Республики Карелия.

По мнению Н., работодатель начислял ему зарплату в неполном объеме (без учета районного коэффициента и надбавок), в связи с чем Н. на основании ч. 6.3 ст. 29 ГПК РФ обратился в суд по месту своего жительства с иском к ответчику о взыскании задолженности по зарплате.

Определением судьи Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 31 октября 2016 г. исковое заявление Н. принято к производству суда и назначено к рассмотрению в предварительном судебном заседании 21 ноября 2016 г.

Затем 18 ноября 2016 г. в тот же суд от представителя ООО поступило заявление о передаче гражданского дела по иску Н. по подсудности в Белореченский районный суд Краснодарского края. Аргумент: согласно заключенному с Н. трудовому договору местом рассмотрения возникающих между сторонами трудового договора споров определен суд в г. Белореченске Краснодарского края по месту юридической регистрации работодателя. Определением Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 21 ноября 2016 г. гражданское дело по иску Н. к ООО о взыскании задолженности по зарплате передано по подсудности в Белореченский районный суд Краснодарского края для рассмотрения по существу.

В связи с изменением подсудности Н. обратился в апелляционную инстанцию, но получил отказ. После этого Н. подал кассационную жалобу в Верховый суд РФ. Жалоба была передана для рассмотрения в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ, которая признала ее подлежащей удовлетворению.

Важно!

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Выводы судебной коллегии

В данном случае Судебная коллегия пришла к выводу, что суды первой и апелляционной инстанций существенно нарушили нормы материального и процессуального права.

Как следует из материалов дела, 18 февраля 2010 г. между Н. и ООО «Интерагросистемы» заключен трудовой договор, согласно которому Н. выполнял обязанности территориального менеджера отдела продаж обособленного подразделения в г. Москве. 18 января 2016 г. в названный трудовой договор внесены изменения в связи со сменой наименования ООО «Интерагросистемы» на ООО «Южная соковая компания».

Пунктом 11.3 трудового договора от 18 февраля 2010 г. было предусмотрено, что в случае возникновения между работником и работодателем споров, вытекающих из настоящего договора или иным образом связанных с ним, включая споры о прекращении договора (увольнении), они подлежат рассмотрению судом в г. Белореченске Краснодарского края по месту юридической регистрации работодателя.

Однако Н. обратился другой суд — по месту жительства, обосновав выбор подсудности спора ссылкой на ч. 6.3 ст. 29 ГПК РФ.

Передавая дело по иску Н. к ООО о взыскании задолженности по заработной плате по подсудности в Белореченский районный суд Краснодарского края, Петрозаводский городской суд Республики Карелия исходил из положений трудового договора, что не противоречит ст. 32 ГПК РФ. Суд указал, что, поскольку данное условие трудового договора не оспаривалось сторонами и не исключено из трудового договора, дело по иску Н. к ООО было принято к производству Петрозаводского городского суда Республики Карелия с нарушением правил подсудности и подлежит передаче для рассмотрения по существу в Белореченский районный суд Краснодарского края.

Соглашаясь с выводом суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции в дополнение высказал суждение о том, что поскольку гражданское процессуальное законодательство по спорам о восстановлении трудовых прав предоставляет истцу право выбора подсудности, в данном случае Н., заключая трудовой договор и соглашаясь с его условием о договорной подсудности, реализовал это право.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ посчитала, что выводы нижестоящих судов основаны на неправильном применении и толковании норм материального и процессуального права.

Как определять подсудность по трудовым спорам

Как уже говорилось, в соответствии с ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. По общему правилу, установленному ст. 28 ГПК РФ, иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

Статьей 29 ГПК РФ определены правила подсудности по выбору истца. Согласно ст. 32 ГПК РФ стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная ст. 26, 27 и 30 ГПК РФ, не может быть изменена соглашением сторон.

Законом № 272-ФЗ, вступившим в силу с 3 октября 2016 г., ст. 29 ГПК РФ дополнена ч. 6.3, согласно которой иски о восстановлении трудовых прав могут предъявляться также в суд по месту жительства истца.

Частью 9 ст. 29 ГПК РФ в редакции Закона № 272-ФЗ предусмотрено, что иски, вытекающие из договоров, в том числе трудовых, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора.

В соответствии с трудовым законодательством регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений может осуществляться путем заключения, изменения, дополнения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений, трудовых договоров.

Коллективные договоры, соглашения, трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в коллективный договор, соглашение или трудовой договор, они не подлежат применению (ст. 9 ТК РФ).

Из приведенных норм процессуального закона следует, что иски работников по спорам, связанным с восстановлением нарушенных трудовых прав, могут быть поданы в суд по выбору работника — по месту его жительства либо по месту исполнения им обязанностей по трудовому договору.

Такое правовое регулирование является дополнительным механизмом, направленным на создание наиболее оптимальных условий работникам для разрешения индивидуальных трудовых споров в судебном порядке, включая споры о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику. Имеющиеся в трудовом договоре условия, ограничивающие право работника по сравнению с положениями гражданского процессуального законодательства на предъявление иска о защите трудовых прав, в том числе по месту своего жительства, не подлежат применению в силу положений ст. 9 ТК РФ.

Судебная коллегия напомнила, что с 3 октября 2016 г. в соответствии с ч. 6.3 ст. 29 ГПК РФ у истца возникло право предъявить иск о защите трудовых прав по месту своего жительства (г. Петрозаводск Республики Карелия), и такой иск им предъявлен по правилам этой нормы в Петрозаводский городской суд Республики Карелия 11 октября 2016 г.

Что касается содержащегося в трудовом договоре от 18 февраля 2010 г. условия о подсудности споров, вытекающих из этого договора, Белореченскому районному суду Краснодарского края, такое условие ограничивает гарантированное ст. 47 Конституции РФ право истца на доступ к правосудию и судебную защиту, ухудшает положение работника по сравнению с действующим законодательством, а потому не подлежало применению.

Судебная коллегия признала обжалуемые судебные постановления незаконными и направила гражданское дело по иску Н. к ООО о взыскании задолженности по зарплате в Петрозаводский городской суд Республики Карелия.

Применение ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ

Закон № 272-ФЗ ужесточил административную ответственность работодателей за нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов (далее — НПА), содержащих нормы трудового права, при невыплате или неполной выплате в установленный срок зарплаты, других выплат в рамках трудовых отношений. Одновременно ужесточены и требования ТК РФ к порядку и срокам выплаты зарплаты, а также значительно усилена материальная ответственность работодателя за задержку зарплаты и других выплат в пользу работников.

Один из трудовых споров, в котором к работодателю были применены новые законодательные положения, дошел до Верховного суда РФ (постановление от 03.08.2017 № 73-АД17-2).

С одной стороны, можно сказать, что в данном деле работодатель отделался легким испугом. С другой стороны, это дело будет полезно многим другим работодателям, поскольку оно показывает, что проверяют инспекторы ГИТ, как суды квалифицируют выявленные нарушения трудовых прав работников и какие ошибки при этом совершают.

Проверка ГИТ

На основании распоряжения заместителя руководителя ГИТ в отношении учреждения (детский сад) в период с 1 по 8 августа 2016 г. была проведена плановая выездная проверка, в рамках которой выявлены нарушения трудового законодательства.

Государственный инспектор труда вынес постановление от 16.08.2016 № 11635, оставленное без изменения решением руководителя ГИТ — главного государственного инспектора труда от 31.08.2016 № 64 о признании учреждения виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ.

Детский сад был оштрафован на 30 000 руб.

Выявленные нарушения

В акте проверки от 8 августа 2016 г. должностным лицом ГИТ зафиксировано несколько нарушений.

Персонал незаконно привлекался к выполнению иных работ. В силу ч. 2 ст. 9 ТК РФ коллективные договоры, соглашения, трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными НПА, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в коллективный договор, соглашение или трудовой договор, они не применяются. Запрещается требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами (ст. 60 ТК РФ).

В нарушение требований ст. 9, 60 ТК РФ в п. 5.4 коллективного договора определено, что педагогический и обслуживающий персонал может привлекаться к выполнению хозяйственных работ, не требующих специальных знаний (мелкий ремонт, работа на территории, охрана учреждения и др.) в пределах установленного рабочего времени.

Коллективный договор не зарегистрирован в ГИТ. Согласно ч. 1 ст. 50 ТК РФ коллективный договор, соглашение в течение семи дней со дня подписания направляются на уведомительную регистрацию в соответствующий орган по труду. В данном случае этого сделано не было.

Локальные нормативные акты работодателя ухудшают положение работников. В соответствии с ч. 4 ст. 8 ТК РФ нормы локальных нормативных актов (далее — ЛНА), ухудшающие положение работников по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными НПА, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, не подлежат применению. В таких случаях применяются трудовое законодательство и иные НПА, содержащие нормы трудового права, коллективный договор, соглашения.

В статье 65 ТК РФ перечислены документы, предъявляемые лицом, поступающим на работу, работодателю при заключении трудового договора. Частью 2 данной статьи установлено, что в отдельных случаях с учетом специфики работы ТК РФ, иными федеральными законами, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ может предусматриваться необходимость предъявления при заключении трудового договора дополнительных документов.

В нарушение требований ст. 8, 65 ТК РФ в п. 2.1.7 Правил внутреннего трудового распорядка (далее — ПВТР) работодателем определено, что лица, поступающие на работу в учреждение, обязаны представить личную медицинскую книжку, содержащую сведения об отсутствии противопоказаний по состоянию здоровья для работы в учреждении.

Не определен порядок рабочего времени и отдыха. В силу ч. 1 ст. 100 ТК РФ режим рабочего времени должен предусматривать продолжительность ежедневной работы (смены), время начала и окончания работы, время перерывов в работе, чередование рабочих и нерабочих дней, которые устанавливаются правилами внутреннего трудового распорядка в соответствии с трудовым законодательством и иными НПА, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями.

Частями 3 и 4 ст. 189 ТК РФ установлено, что трудовой распорядок определяется ПВТР, таковыми признается ЛНА, регламентирующий в соответствии с ТК РФ и иными федеральными законами порядок приема и увольнения работников, основные права, обязанности и ответственность сторон трудового договора, режим работы, время отдыха, применяемые к работникам меры поощрения и взыскания, а также иные вопросы регулирования трудовых отношений у данного работодателя.

В нарушение данных норм в ПВТР не определен режим рабочего времени и отдыха (продолжительность ежедневной работы (смены), время начала и окончания работы, время перерывов в работе, чередование рабочих и нерабочих дней, в том числе для работников, работающих по графику сменности).

Не определены дни выплаты зарплаты. Зарплата выплачивается не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором (ч. 6 ст. 136 ТК РФ в редакции, действовавшей в спорный период).

В нарушение требований ст. 8, 136, 189 ТК РФ в ПВТР не определены дни выплаты зарплаты не реже чем каждые полмесяца.

В трудовые книжки работников не внесены необходимые сведения. В соответствии со ст. 66 ТК РФ трудовая книжка установленного образца является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника. Форма, порядок ведения и хранения трудовых книжек, а также порядок изготовления бланков трудовых книжек и обеспечения ими работодателей устанавливаются уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти. Работодатель (за исключением работодателей — физических лиц, не являющихся ИП) ведет трудовые книжки на каждого работника, проработавшего у него свыше пяти дней, в случае, когда работа у данного работодателя является для работника основной.

Правила ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей утверждены постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 № 225 «О трудовых книжках» (далее — Правила ведения и хранения трудовых книжек). Пунктом 9 данных Правил установлено, что в трудовую книжку при ее оформлении вносятся в том числе образование, профессия, специальность — на основании документов об образовании.

В нарушение требований ст. 66 ТК РФ, п. 9 названных правил в некоторых трудовых книжках отсутствуют сведения о профессии, специальности, записи об образовании, не обеспечено ведение трудовых книжек вновь принятых сотрудников, проработавших свыше пяти дней.

В приказе об увольнении указано некорректное основание. Согласно ч. 5 ст. 84.1 ТК РФ запись в трудовую книжку об основании и о причине прекращения трудового договора должна производиться в точном соответствии с формулировками ТК РФ или иного федерального закона и со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи ТК РФ или иного федерального закона.

Исходя из положений п. 10, 14 Правил ведения и хранения трудовых книжек, записи об увольнении вносятся в трудовую книжку на основании соответствующего приказа (распоряжения) работодателя в день увольнения и должны точно соответствовать тексту приказа (распоряжения). Записи в трудовую книжку о причинах прекращения трудового договора вносятся в точном соответствии с формулировками ТК РФ или иного федерального закона.

В нарушение упомянутых требований в приказе (распоряжении) о прекращении трудовых договоров с несколькими работниками основание увольнения указано работодателем не в точном соответствии с формулировками ТК РФ.

Используется некорректная форма расчетного листка. Форма расчетного листка утверждается работодателем с учетом мнения представительного органа работников в порядке, установленном ст. 372 ТК РФ для принятия ЛНА (ч. 2 ст. 136 ТК РФ).

В данном случае работодатель утвердил форму расчетного листка без указания иных сумм, начисляемых работнику, в том числе денежной компенсации за нарушение работодателем установленного срока выплаты зарплаты, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) др.

Не соблюдаются нормы рабочего времени для педагогических работников. Для педагогических работников устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени — не более 36 часов в неделю. В зависимости от должности и (или) специальности педагогических работников с учетом особенностей их труда продолжительность рабочего времени (нормы часов педагогической работы за ставку заработной платы), порядок определения учебной нагрузки, оговариваемой в трудовом договоре, и основания ее изменения, случаи установления верхнего предела учебной нагрузки педагогических работников определяются уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти (ч. 1, 3 ст. 333 ТК РФ).

Пунктом 2.7 приказа Минобрнауки России от 22.12.2014 № 1601 «О продолжительности рабочего времени (нормах часов педагогической работы за ставку заработной платы) педагогических работников и о порядке определения учебной нагрузки педагогических работников, оговариваемой в трудовом договоре» (далее — приказ № 1601) норма часов педагогической работы для воспитателей установлена 36 часов в неделю за ставку зарплаты.

В нарушение данных норм в апреле, мае 2016 г. работодателем привлекались работники, работающие в должности воспитателя (восемь человек), к 42-, 49,2-, 52,5-часовой рабочей неделе.

Не обеспечен учет продолжительности сверхурочной работы, суммированный учет рабочего времени, не определен учетный период. Частью 7 ст. 99 ТК РФ на работодателя возложена обязанность по обеспечению точного учета продолжительности сверхурочной работы каждого работника.

В нарушение этого требования работодатель не обеспечил точный учет продолжительности сверхурочной работы, выполненной восемью воспитателями в апреле — июне 2016 г. В ЛНА учреждения не определен суммированный учет рабочего времени, учетный период.

Не оплачена в повышенном размере сверхурочная работа. В соответствии со ст. 152 ТК РФ сверхурочная работа оплачивается за первые два часа работы не менее чем в полуторном размере, за последующие часы — не менее чем в двойном размере. Конкретные размеры оплаты за сверхурочную работу могут определяться коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. По желанию работника сверхурочная работа вместо повышенной оплаты может компенсироваться предоставлением дополнительного времени отдыха, но не менее времени, отработанного сверхурочно.

В данном случае работодателем не произведена оплата в повышенном размере сверхурочной работы, выполненной 17 сотрудниками в апреле — июне 2016 г.

Не оплачена в повышенном размере работа в выходной нерабочий праздничный день. В силу ст. 153 ТК РФ работа в выходной или нерабочий праздничный день оплачивается не менее чем в двойном размере, указанном в данной норме. По желанию работника, работавшего в выходной или нерабочий праздничный день, ему может быть предоставлен другой день отдыха. В этом случае работа в выходной или нерабочий праздничный день оплачивается в одинарном размере, а день отдыха оплате не подлежит.

В нарушение требований ст. 153 ТК РФ в июне 2016 г. работодатель не оплатил в повышенном размере работу в выходной нерабочий праздничный день 1 мая 2016 г. одному из сотрудников.

Протест прокурора

Прокурор опротестовал акты должностных лиц ГИТ. Решением судьи Советского районного суда г. Улан-Удэ от 15.11.2016 эти акты были отменены в части вменения нарушения требований ст. 152, 153 ТК РФ, производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, прекращено в связи с малозначительностью совершенного правонарушения, учреждению объявлено устное замечание.

Судья, руководствуясь ст. 29.13 КоАП РФ, также вынес в адрес ГИТ представление, в котором обратил внимание руководителя инспекции на нарушения закона, допущенные его должностными лицами при привлечении учреждения к административной ответственности.

Решением судьи Верховного Суда Республики Бурятия от 27 декабря 2016 г. и постановлением председателя Верховного суда Республики Бурятия от 28 февраля 2017 г. упомянутые решение и представление судьи районного суда оставлены без изменения.

Чем руководствовался районный суд

Принимая решение об отмене актов ГИТ и о прекращении производства по делу об административном правонарушении в связи с малозначительностью совершенного правонарушения, судья районного суда пришел к выводу о том, что учреждению необоснованно вменено:

— нарушение требований ст. 65, 66 ТК РФ — в части невыполнения обязанности по заполнению трудовых книжек в графе «профессия, специальность», в части невыполнения обязанности по ведению трудовой книжки одной из новых сотрудниц;

— нарушение требований ст. 333 ТК РФ и п. 2.7 приказа № 1601; ч. 7 ст. 99 ТК РФ;

— нарушение, выразившееся в отсутствии в локальных актах учреждения суммированного учета рабочего времени, учетного периода.

Кроме того, судья посчитал, что нарушения требований ст. 152, 153 ТК РФ неправильно квалифицированы по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, подлежат квалификации по ч. 6 указанной статьи, и прекратил производство по делу в данной части в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

«Разбор полетов » в ВС РФ

Один из инспекторов ГИТ, который вынес отмененное судом постановление о назначении административного наказания, обратился с жалобой в ВС РФ, в которой просил отметить названные судебные акты, ссылаясь на их незаконность.

ВС РФ, изучив все обстоятельства дела, частично удовлетворил жалобу инспектора ГИТ, попутно сделав много важных выводов. Этот «разбор полетов» в очередной раз подтверждает, насколько сложными бывают трудовые споры.

Часть 6 ст. 5.27 КОАП РФ в данном случае неприменима

Законом № 272-ФЗ ст. 5.27 КоАП РФ дополнена ч. 6, которой установлена административная ответственность за невыплату или неполную выплату в установленный срок заработной платы, других выплат, осуществляемых в рамках трудовых отношений, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, либо установление зарплаты в размере менее размера, предусмотренного трудовым законодательством. Данный закон вступил в силу 3 октября 2016 г.

В период, когда имели место соответствующие нарушения, а также на момент проведения проверки ст. 5.27 КоАП РФ действовала в редакции Федерального закона от 28.12.2013 № 421-ФЗ.

В силу ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ обратную силу имеет только закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение.

Если бы Закон № 272-ФЗ улучшал положение лица, в отношении которого возбуждено данное дело, на дату рассмотрения протеста у судьи районного суда были бы основания для квалификации вмененного нарушения требований ст. 152, 153 ТК РФ по ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ.

Но упомянутый закон положение учреждения не улучшает. Оснований для каких-либо суждений с учетом ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ в рассматриваемом случае не было.

Срок давности по делу на момент принятия решения районным судом не истек

Не признал ВС и вывод судьи районного суда о том, что производство по делу в указанной части подлежит прекращению в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности.

Данное нарушение вменено учреждению за период апрель — июнь 2016 г. Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ (в редакции Федерального закона от 28.12.2013 № 421-ФЗ, действовавшей в спорный период) срок давности привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ составляет год. На дату вынесения судьей 15 ноября 2016 г. решения этот срок не истек.

Пересмотреть нельзя, изменить можно

ВС РФ также учитывал, что КоАП РФ не содержит нормы, предусматривающей возможность отмены вступившего в законную силу постановления и (или) решения по делу об административном правонарушении, если при этом ухудшается положение лица, в отношении которого ведется производство по делу.

Эта норма корреспондирует положениям ст. 46, ч. 1 ст. 50, ст. 55 Конституции РФ во взаимосвязи с положениями п. 1 ст. 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 января 1950 г.). Из них следует, что произвольное изменение правового режима для лица, в отношении которого вынесено окончательное постановление, невозможно: поворот к худшему для осужденного (оправданного) при пересмотре вступившего в законную силу постановления, как правило, недопустим.

Исходя из положений п. 2 ст. 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (в редакции Протокола № 11), п. 3 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ и правовой позиции, выраженной в Определении КС РФ от 16.07.2015 № 1788-О, вступивший в законную силу судебный акт о прекращении производства по делу об административном правонарушении и повторное рассмотрение дела возможно, только если в ходе предыдущего разбирательства допущено имеющее фундаментальный, принципиальный характер существенное нарушение, повлиявшее на исход дела. В данном случае подобных нарушений не установлено.

Итоговый вердикт ВС РФ: в соответствии с положениями п. 2 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ решение судьи районного суда следует изменить путем исключения из него выводов о том, что действия учреждения за нарушения требований ст. 152, 153 ТК РФ неправильно квалифицированы по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, а также путем исключения выводов об истечении на дату вынесения этого решения срока давности привлечения учреждения к административной ответственности.

В части прекращения в отношении учреждения производства по делу за нарушение требований ст. 152, 153 ТК РФ решение судьи районного суда оставлено без изменения, поскольку ухудшение положения лица, в отношении которого ведется производство по делу, при пересмотре вступивших в законную силу постановления и (или) решения по делу об административном правонарушении не допускается.

Малозначительность нарушения

В части иных нарушений судья районного суда, проанализировав положения ст. 50, 8, 100, 189, 136, 66, 84.1 ТК РФ, а также обстоятельства, установленные по делу, пришел к выводу о наличии в деянии учреждения состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ.

Однако допущенные нарушения, по мнению судьи, не повлекли за собой существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений и причинения какого-либо вреда работникам учреждения. Кроме того, работодатель эти нарушения устранил. Поэтому судья признал данные правонарушения малозначительными и освободил учреждение от административной ответственности, ограничившись устным замечанием. Вышестоящие судебные инстанции эти выводы поддержали.

Напомним, что в соответствии со ст. 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Согласно правовой позиции, выраженной в п. 21 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — постановление Пленума ВС РФ № 5), если при рассмотрении дела будет установлена малозначительность совершенного правонарушения, судья на основании ст. 2.9 названного Кодекса вправе освободить виновное лицо от административной ответственности и ограничиться устным замечанием, о чем должно быть указано в постановлении о прекращении производства по делу. Если малозначительность будет установлена при рассмотрении жалобы на постановление по делу о таком правонарушении, на основании п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу.

Обратите внимание!

Малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

По мнению ВС РФ, приведенные выводы судьи районного суда и вышестоящих судебных инстанций основаны на совокупности установленных в ходе судебного разбирательства обстоятельств, соответствуют нормам КоАП РФ, правовой позиции, изложенной в п. 21 постановления Пленума ВС РФ № 5, и сомнений не вызывают.

прокурор уполномочен выносить протест по данному делу

Заявитель также посчитал, что протест на акты должностных лиц ГИТ принесен не уполномоченным на то прокурором, так как вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов могут быть опротестованы прокурорами субъектов РФ и их заместителями, Генпрокурором РФ и его заместителями.

ВС РФ посчитал, что этот довод основан на неверном толковании норм КоАП РФ.

Действительно, в соответствии с ч. 2, 3 ст. 30.12 КоАП РФ вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов могут быть опротестованы прокурором. Право принесения протеста принадлежит прокурорам субъектов РФ и их заместителям, Генпрокурору РФ и его заместителям, а в отношении военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, — прокурорам военных округов, флотов и приравненным к ним прокурорам, Главному военному прокурору и их заместителям.

Но в данном случае речь шла о протесте на акты должностных лиц ГИТ, принесенном прокурором Советского района Республики Бурятия, как на не вступившие в силу в порядке, предусмотренном ст. 30.1, 30.2, 30.10 КоАП РФ. Одновременно было заявлено ходатайство о восстановлении срока для принесения протеста, которое судьей районного суда разрешено в соответствии с требованиями ст. 30.3 КоАП РФ и удовлетворено.

Таким образом, протест принесен уполномоченным прокурором и рассмотрен в порядке, установленном ст. 30.4—30.8 КоАП РФ.

Представление в адрес ГИТ незаконно

Вместе с тем ВС РФ не согласился с представлением, которое вынес судья районного суда в адрес ГИТ.

Согласно ч. 1 ст. 29.13 КоАП РФ судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дело об административном правонарушении, при установлении причин административного правонарушения и условий, способствовавших его совершению, вносят в соответствующие организации и соответствующим должностным лицам представление о принятии мер по устранению указанных причин и условий. Предусмотренное данной нормой представление выносится по обстоятельствам, относящимся к нарушению требований законодательства, за которое КоАП РФ установлена административная ответственность, в отношении лица, его совершившего. Такое представление выносится в случае выявления причин и условий, способствовавших совершению соответствующего административного правонарушения, и направлено на его устранение.

Представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения, если оно вынесено на основании обстоятельств, отраженных в постановлении по делу об административном правонарушении, может быть обжаловано вместе с таким постановлением.

В данном случае представление вынесено судьей районного суда с указанием на нарушения закона, допущенные должностными лицами ГИТ при привлечении учреждения к административной ответственности. Однако вынесение в порядке ст. 29.13 КоАП РФ представления в адрес органа, осуществляющего государственный контроль (надзор), положениям данной нормы не соответствует.

ВС РФ представление судьи районного суда отменил, а упоминавшиеся решение судьи Верховного Суда Республики Бурятия и постановление председателя Верховного Суда Республики Бурятия изменил путем исключения из них указания на оставление данного представления без изменения.

Еще одно изменение внесено ВС РФ в постановления председателя Верховного суда Республики Бурятия в связи с тем, что в нем сделал некорректный вывод о том, что срок давности привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, составляет два месяца со дня совершения административного правонарушения и по данному делу этот срок истек.

Как подчеркнул ВС РФ, данный вывод не соответствует нормам КоАП РФ.

Федеральным законом от 28.12.2013 № 421-ФЗ в ст. 4.5 КоАП РФ внесены изменения, согласно которым срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение трудового законодательства с 1 января 2015 г. увеличен до одного года со дня совершения (обнаружения) административного правонарушения

Таким образом, положения ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ в части нарушений, совершенных (обнаруженных) после 1 января 2015 г., подлежали применению в редакции Федерального закона от 28.12.2013 № 421-ФЗ. При таких обстоятельствах и в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ постановление председателя Верховного суда Республики Бурятия от 28.02.2017 подлежит изменению путем исключения из него выводов о том, что срок давности привлечения детского сада к административной ответственности составляет два месяца и истек 9 октября 2016 г. Изменение названного постановления в указанной части положение учреждения не ухудшает.