1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 403

Ученые доказывают, что повышение МРОТ не сулит ничего хорошего

Эксперты РАНХиГС и Института Гайдара представили новый номер аналитического обзора «Мониторинг экономической ситуации в России. Тенденции и вызовы социально-экономического развития». В числе затронутых в работе тем и такая дискуссионная, как вопрос о том, повышать или нет минимальный размер оплаты труда (МРОТ). Автор соответствующего раздела в обзоре, заместитель заведующего международной лабораторией экономики здравоохранения и его реформирования Института Гайдара, заместитель директора по науке Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Владимир Назаров доказывает, что МРОТ повышать бессмысленно.

В обзоре подвергается сомнению принятое несколько месяцев назад решение правительства одобрить законопроект о повышении МРОТ до уровня прожиточного минимума. В. Назаров обращает внимание на то, что теперь выдвигаются предложения об увеличении МРОТ до 25 000 руб. При этом предполагается, что рост МРОТ приведет к снижению уровня бедности, повышению производительности труда, поможет «обелить» заработные платы. «Однако расчеты показывают, что предполагаемая реформа МРОТ не позволит достичь ни одной из этих целей», — говорится в мониторинге.

В. Назаров и его соратники напоминают, что идея повышения минимальной заработной платы в последнее время стала популярной как в правительстве, так и у оппозиционных политиков. Авторы раздела о МРОТ в мониторинге призывают читателей, прежде чем обсуждать повышение МРОТ, понять, зачем в принципе это нужно делать.

Если МРОТ работает как инструмент регулирования рынка труда, то его воздействие на экономику отрицательное, считают авторы работы. Дело в том, утверждают они, что увеличение МРОТ может привести к:

  • росту безработицы;

  • росту неформальной занятости;

  • дискриминации половозрастных групп (например, молодежи будет труднее устроиться на работу);

  • сокращению иных выплат работнику.

Зарплата и соцвыплаты: что к чему добавка

Перечислив угрозы, авторы сразу переходят к последнему пункту — про сокращение выплат. Якобы это связано с тем, что в соответствии с российским законодательством помимо заработной платы работник может получать и иные социальные выплаты (оплата обучения, питания, проезда, коммунальных услуг, выплата материальной помощи и др.). Они не относятся к оплате труда и не могут быть учтены при выплате работнику заработной платы в размере МРОТ. Следовательно, пишут отечественные экономисты, увеличение может привести к тому, что рост расходов на заработную плату будет компенсирован сокращением социальных выплат.

В мониторинге не пишется о том, что доля разного рода социальных выплат в доходах домохозяйств растет последние десятилетия в таких разных по экономическому укладу странах, как США и Франция. И этому вовсе не мешают «тамошние» МРОТ, которые тучнее российских. Кстати, там еще растет и производительность труда.

Иными словами, если в стране множится число вахтеров, то не из-за МРОТ, а, наверное, потому, что вахтеры более востребованы, чем технологи, не говоря уже об исследователях.

Авторы мониторинга ссылаются на исследование НИУ ВШЭ, по которому получается, что в результате повышения МРОТ до уровня прожиточного минимума бедность снизится на 0,6 п.п. с нынешних 13—15%, то есть практически не изменится. Это объясняется тем, что бедность в России сосредоточена в домохозяйствах с большим количеством иждивенцев: детей, неработающих инвалидов, безработных. В то же время работники с низкими заработными платами зачастую имеют дополнительные источники дохода (пенсию или с ними делятся своими доходами более обеспеченные члены домохозяйства).

Исследование ВШЭ вопросов не вызывает — мизерное повышение ничтожно снизит бедность, но это трудно счесть аргументом против повышения МРОТ до уровня, при котором его размер начнет соответствовать его названию.

Волга впадает в Каспийское море

Эксперты далее пишут, что еще одной декларируемой целью увеличения МРОТ является повышение производительности труда. «Это неверно, — уверены они, — причем сразу по нескольким соображениям. Во-первых, нужно рассматривать ту добавленную стоимость, которую создает труд. Например, некоторые менеджеры или контролеры с высокими заработными платами могут создавать отрицательную добавленную стоимость. Следовательно, производительность труда не тождественна заработной плате. Во-вторых, ликвидация низкооплачиваемых рабочих мест повысит среднюю заработную плату в отчетах Росстата, но одновременно приведет к росту безработицы и неформального сектора экономики. Нелогично повышать производительность труда, лишая людей легальной работы с помощью мер государственного регулирования».

Про менеджеров и отрицательную добавленную стоимость понятно. Говорить о том, что «производительность труда не тождественна заработной плате» так же справедливо, как про впадение Волги в Каспийское море. Вопрос возникает о ликвидации низкооплачиваемых рабочих мест. Во-первых, многие из них уже ликвидированы — там сплошь гастарбайтеры, и это нормально. Есть в провинциях места, где люди делают вид, что работают, чтобы получать маленькую, но не лишнюю денежную добавку к своему фактически натуральному хозяйству. Фактически часто это социальные пособия, выплачиваемые из бюджетов под видом заработной платы. В масштабах страны — это суммы, сопоставимые с пенсионными расходами. Вот почему трудно решиться назвать пособия пособиями, так как это взвалит на бюджеты новые непосильные обязательства.

Только для бюджетов все будет непосильно, пока не начнется рост числа хорошо и очень хорошо зарабатывающих граждан, из чьих отчислений бюджеты и формируются.

А касаясь роли МРОТ в деле повышения производительности труда, ученые сами себе противоречат.

Эксперты рисуют картину, как отечественные предприниматели внедряют новые технологии, чтобы повысить эффективность и прибыль, но государство им мешает сокращать штаты. Это сдерживает инновации и т.д. И это верно, как про ту же реку Волгу. Но почему «в этой ситуации повышать МРОТ — не лучшая идея. Это никак не повлияет ни на заработную плату, ни на производительность труда, а если и повлияет, то отрицательно»? Если вместо 20 тружеников их работу будет делать один человек, способный обучаться работать с техникой и т.д., то согласится ли он получать как азиатский гастарбайтер или даже как два колхозника из, например, Сурхандарьинской области?

С чем нельзя не согласиться — так это с тем, что государству давно пора последовать примеру развитых стран и увеличивать социальные пособия, расширять перечень получателей помощи. В том числе и для того, чтобы любителей демпинга на рынке труда поубавилось.

Накопленный опыт

Авторы мониторинга приводят данные о том, где и как в провинциях срабатывает повышение МРОТ. В 35 регионах, где проживает 56% населения России, региональные власти уже установили минимальную заработную плату для работников организаций небюджетной сферы и индивидуальных предпринимателей на уровне, близком (более 95%) или превышающем региональный прожиточный минимум.

«Среди этих регионов немало таких, где показатели бедности или экономического развития выделяются не в лучшую сторону по сравнению с сопоставимыми территориями... Ничего не слышно и про успехи этих регионов в „обелении“ зарплат и повышении производительности. Вместе с тем есть успешные регионы (например, Ульяновская область), где минимальная заработная плата существенно ниже прожиточного минимума, а показатели социально-экономического развития выше, чем в некоторых регионах с высоким уровнем минимальной заработной платы», — сообщают исследователи.

На самом деле это говорит больше о неадекватности размеров прожиточного минимума.

Отдать МРОТ регионам

Не вызывает вопросов вывод ученых, фактически призывающих развивать федеративное, а не унитарное устройство страны.

«В целом же Россия настолько разнообразна по условиям региональных рынков труда, стоимости жизни, возможностям властей контролировать «теневую занятость» и другим параметрам, что применение какого-то федерального норматива к заработной плате лишено смысла. В Москве минимальный размер заработный платы уже установлен на уровне 164% от федерального прожиточного минимума. С учетом уровня экономического развития столицы это вряд ли является сильным тормозом для развития бизнеса. Напротив, для Республики Дагестан приравнять МРОТ к прожиточному минимуму означает увеличить существующий размер минимальной заработной платы на 40%. Очевидно, что столь сильное увеличение не обойдется без дальнейшего роста безработицы и расходов регионального бюджета, а также «теневизации» экономики. Если уж непременно необходимо вмешиваться в функционирование рынка труда, то пусть уж лучше это будут региональные власти, так как они гораздо быстрее и четче увидят результаты своего вмешательства и смогут более оперативно скорректировать размер минимальной заработной платы, что в принципе они уже и делают», — пишут эксперты.

Они не касаются того, что любая попытка реформ такого рода приведет к пересмотру отношений центра с регионами, перераспределению полномочий и прочим вещам, которые сегодня принято считать необоснованно рискованными.

Ученые отмечают, что повышение МРОТ приведет к увеличению размера пособий по временной нетрудоспособности застрахованному лицу, имеющему страховой стаж менее шести месяцев, по беременности и родам застрахованной женщине, имеющей страховой стаж менее шести месяцев, а также к росту расходов бюджета на оплату труда в бюджетных учреждениях. Их расчеты показывают, что дополнительные расходы федерального бюджета на оплату труда и начисления на выплаты по оплате труда при повышении МРОТ до прожиточного минимума трудоспособного населения превысят 93 млрд руб. в год.

Однако изучение нового бюджета страны позволяет отыскать в документе некоторые возможности для перераспределения ресурсов в пользу беременных женщин и прочих нуждающихся. Но это тоже несет риски — столкновения элит.

Отказаться от МРОТ вовсе

Авторы мониторинга сообщают, что опыт резкого повышения МРОТ 1 января 2009 г. показал, что при его увеличении в бюджетной сфере происходит выравнивание заработной платы низко- и высококвалифицированных работников. В выигрыше оказывается низкоквалифицированный персонал. Проблема «доведения заработной платы» вспомогательного персонала до размеров МРОТ может вызвать сокращение нормативов численности данного персонала, что далеко не всегда обоснованно.

Вывод экспертов однозначен: демонтаж института МРОТ, «который, на наш взгляд, был бы рациональным решением».