1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Будут ли компании повышать производительность труда

Большинство руководителей промышленных компаний, как показывают опросы ИЭП им. Е. Гайдара, удовлетворены производительностью труда своих работников (по всей вероятности, и своей тоже). Между тем численность работающего населения к 2020 г. снизится на 2,4 млн человек. Поэтому МЭР продвигает приоритетную программу «Повышение производительности труда и поддержка занятости», предполагающую налоговое стимулирование, создание федерального центра компетенций и бесплатного консалтинга для предприятий.

Уровень удовлетворенности предприятий производительностью труда достиг в последнее время, по данным опросов, проводимых ИЭП им. Е. Гайдара, своего максимума. Многолетние оценки топ-менеджерами компаний производительности труда показывают, что промышленность в ходе последнего кризиса достигла успехов в этой области. И этим кризис 2015—2016 гг. определенно отличается от «крутого пике» 2008—2009 гг. А причина, по мнению заведующего лабораторией конъюнктурных опросов ИЭП Сергея Цухло, кроется в необычном характере кризиса и отношении властей к борьбе с безработицей.

Последний кризис отличался мягким характером, значительной длительностью и отсутствием массовых увольнений в российской промышленности. Более того, на рынке труда наблюдался дефицит квалифицированных рабочих, что и заставило предприятия крайне осторожно подходить к увольнениям.

Российские власти внесли свой вклад в формирование нынешней ситуации на рынке труда. В конце 2014 г. они заявили, что не будут оказывать административного давления на компании в случае кризисных увольнений работников. Таким образом, отечественная индустрия получила возможность самостоятельно определять политику занятости в ходе кризиса 2015—2016 гг. И вполне успешно ее реализовала, в том числе в части управления производительностью труда.

«В результате предприятиям удалось добиться в ходе текущего кризиса максимальных результатов в обеспеченности рабочей силой, — отмечает С. Цухло. — Как достаточную имеющуюся численность занятых оценивали к концу кризиса более 80% предприятий».

Никакого взлета избыточной занятости в 2015—2016 гг. в промышленности не произошло. А среднегодовые оценки избыточной занятости в 2010—2016 гг. были исключительно стабильны и находились в интервале 9—12% (доля предприятий, оценивающих текущую численность работников как «более чем достаточную в связи с ожидаемыми изменениями спроса»). В 2009 г. этот показатель взлетал до 25%, перед дефолтом 1998 г. пребывал на уровне 37—39%.

Топ-менеджеры не торопятся повышать производительность

Похожая, вполне мирная ситуация складывается в промышленности и с производительностью труда.

Во-первых, относительная свобода кадровой политики 2015—2016 гг. предопределила сохранение нормального уровня производительности. Никакого ее падения и, соответственно, роста негативных оценок в ходе последнего кризиса зарегистрировано не было.

Во-вторых, кризис 2015—2016 гг. позволил промышленности относительно спокойно разобраться в ситуации и выстроить такую кадровую политику, которая привела к достижению в 2017 г. максимального уровня производительности труда (конечно, если судить по уровню удовлетворенности ею директорского корпуса). Низкой свою производительность труда сейчас считают только 20% предприятий.

Тезис о том, что низкая производительность сдерживает рост в промышленности, тоже не подтверждается прямыми оценками топ-менеджеров компаний. Указанный фактор считается помехой росту выпуска с начала кризиса 2015—2016 гг. в среднем только на 8% предприятий.

При этом дефицит рабочих кадров (в первую очередь квалифицированных пролетариев) считается в отечественной индустрии вторым по значимости фактором, тормозящим развитие бизнеса (на первом месте «неясность текущей ситуации и ее перспектив»). Правда, упоминание этого фактора опустилось в III квартале до минимума в 20%, хотя еще в апреле — июне 2017 г. дефицит кадров имелся у 25% предприятий.

Но больше всего экономистов тревожит, что «капитаны промышленности» не торопятся решать проблему недостатка работников за счет роста производительности труда. Такая реакция была у руководителей предприятий самой непопулярной мерой в случае фактического или ожидаемого дефицита работников. Эта мера борьбы с кадровым «голодом» всегда (и в периоды значительной нехватки кадров, и в годы их скромного дефицита) практиковалась не более чем в 10% компаний, а в 2017 г. — только на 5% предприятий.

Впереди демографическая яма

Тем временем текущий этап развития российской экономики, по оценке главы МЭР Максима Орешкина, характеризуется непростой демографической ситуацией. Она связана и с последствиями безграмотных, жестоких реформ 1990-х гг., и с далеким эхом Второй мировой войны. На этом фоне на рынке труда возникли две серьезные проблемы.

Первая — это быстрое снижение численности населения в трудоспособном возрасте. Базовый прогноз Росстата предполагает снижение этого показателя на 800 000 человек в год в 2018—2020 гг. и в среднем на 600 000 в год до 2024 г. Вторая проблема — снижение доли молодого поколения в структуре рабочей силы, что серьезно замедляет процессы трансформации рынка труда. Поэтому большинство предприятий столкнутся с необходимостью повышения производительности труда уже в ближайшей перспективе.

Помочь директорскому корпусу может приоритетная программа «Повышение производительности труда и поддержка занятости», утвержденная президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Она предусматривает целый комплекс мер, которые призваны содействовать компаниям повышать производительность труда.

Речь идет, по словам премьера Дмитрия Медведева, о налоговом стимулировании, оптимизации кадрового делопроизводства, поддержке самозанятых граждан и трудовой мобильности за счет применения повышающего коэффициента при учете расходов на подъемные, обучение, переобучение работников.

Кроме того, будут разрабатываться региональные программы повышения производительности труда, поддержки занятости. Минэкономразвития на первом этапе отобрало 16 регионов, где на предприятиях заработают перечисленные меры государственной поддержки. Сами компании, конечно, тоже должны приложить усилия для оптимизации своего производства и бизнес-процессов, построить эффективную систему труда, мотивации сотрудников, не допускать травм на производстве.

Менеджмент компаний и регионов, где реализуются программы повышения производительности труда, должен будет и сам пройти необходимое обучение, освоить навыки работы в цифровой экономике, современные управленческие практики. Предстоит использовать различные обучающие форматы, дистанционное образование. В качестве преподавателей МЭР намерено приглашать и успешных предпринимателей, и государственных служащих, и преподавателей российских и зарубежных вузов.

Наконец, предлагается создать центр компетенций в сфере производительности труда на базе Внешэкономбанка, который будет «единым окном» доступа компаний к существующим мерам господдержки и передовому опыту.