Правообладателям станет сложнее взыскивать компенсацию за несколько нарушений

| статьи | печать

Правительство РФ предложило уточнить порядок определения размера компенсации за нарушение прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации.

Законодательство предоставляет правообладателям достаточно широкий арсенал способов защиты интеллектуальных прав. Вместо возмещения убытков правообладатели большинства объектов интеллектуальной собственности могут потребовать выплаты компенсации, рассчитываемой различными способами (ст. 1301, 1311, 1515 ГК РФ).

Однако до сих пор механизм реализации ответственности, который бы работал эффективно, не выработан. Нет единого мнения о критериях определения размера компенсации, об условиях, подлежащих учету при расчете конкретной суммы.

В конце 2016 г. скорректировать ситуацию попытался Конституционный суд РФ. Он вынес постановление от 13.12.2016 № 28-П по делу о проверке конституционности подп. 1 ст. 1301, подп. 1 ст. 1311 и подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, касающихся взыскания компенсации за нарушения авторских и смежных прав, а также прав на товарные знаки. Ключевой вывод данного акта — размер компенсации, взыскиваемой в твердой сумме (от 10 000 до 5 млн руб.), может быть снижен ниже минимального предела. Речь при этом шла главным образом о тех случаях, когда одним действием ответчик нарушил исключительные права на несколько объектов. Например, предприниматель продал компакт-диск, на котором размещались десять песен — самостоятельных музыкальных произведений.

При этом Конституционный суд РФ обозначил ряд обстоятельств, которые должны учитываться судами при решении вопроса о снижении компенсации:

  • (не)однократность, грубый характер;

  • имущественное положение ответчика-предпринимателя;

  • наличие у него несовершеннолетних детей;

  • размер реально причиненных правообладателю убытков.

Надо отметить, что указанное постановление породило еще большую неразбериху в судебной практике. Возник ряд вопросов. Можно ли применять данные правовые позиции к юридическим лицам? Можно ли снижать компенсацию, рассчитываемую не в твердой сумме, а двукратном размере? Некоторые суды субъектов РФ стали и вовсе исходить из того, что существует презумпция снижения компенсации, — истцу надо доказать, почему ее размер не должен быть снижен.

Отчасти ответы на данный вопросы были даны в Определении Верховного суда РФ от 25.04.2017 № 305-ЭС16-13233 по делу № А40-131931/2014. В нем высшая судебная инстанция сформулировала ряд значимых правовых позиций:

  • необходимость снижения размера компенсации должен доказать ответчик;

  • установленные КС РФ правила применимы не только к индивидуальным предпринимателям, но и к юридическим лицам;

  • снизить компенсацию ниже низшего предела можно вне зависимости от способа ее расчета.

Наряду с правоприменителями пути усовершенствования механизма компенсации искали и законотворцы. В частности, Минкультуры России разработало проект закона «О внесении изменений в ст. 1252 ГК РФ» (читайте в материале «В ГК РФ могут появиться условия для снижения компенсации за нарушение исключительных прав», «ЭЖ», 2017, № 5), который, однако, отличался существенными недоработками.

И вот на днях, 13 июня 2017 г., Правительство РФ внесло в Госдуму новый одноименный проект федерального закона № 198171-7 (далее — законопроект, проект). Предлагаемые в нем изменения в ст. 1252 ГК РФ существенно отличаются от положений проекта, предложенного Минкультуры России. Это, однако, не означает, что все проблемы были устранены.

Законопроект ориентирован в первую очередь на урегулирование ситуации, связанной со сложением компенсации при множественном характере нарушения.

Проект предложил закрепить, что, если одним действием нарушены права на несколько объектов интеллектуальной собственности, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. Данное правило понятно и очевидно. На каждый объект интеллектуальной собственности возникает отдельное исключительное право. Следовательно, сколько объектов использовалось, столько и было совершено нарушений.

В то же время, проект предусмотрел, что если права на соответствующие объекты принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных ГК РФ. При этом он не может быть меньше суммы минимального размера компенсации за одно допущенное нарушение. Возможна, таким образом, ситуация, когда субъект использовал несколько музыкальных произведений, фотографий и при этом должен выплатить правообладателю всего лишь 10 000 руб. компенсации. Учитывая, что суды субъектов РФ в большинстве своем тяготеют к снижению компенсации, это вполне реально. Здесь, однако, нельзя игнорировать ряд обстоятельств.

Каждый объект авторского и патентного права является самостоятельным вкладом в культурное и (или) научно-техническое развитие. На их создание и продвижение тратились немалые интеллектуальные и материальные ресурсы. Добросовестные лицензиаты вынуждены платить правообладателю за использование каждого из таких объектов. В таком случае принципиально важно, чтобы суды не злоупотребляли возможностью снижать размер компенсации до минимума. Иначе участникам рынка станет выгоднее нарушать исключительное право и платить минимальную компенсацию, чем договариваться с правообладателем.

Исходя из первых положений законопроекта, можно предположить, что размер компенсации можно снизить до минимального только в том случае, когда правообладателем всех спорных объектов является один и тот же субъект. Вместе с тем в последнем предложении сказано, что предлагаемый к включению в ст. 1252 ГК РФ абзац распространяется также на случаи, когда одним действием нарушены права на несколько объектов интеллектуальных прав, принадлежащих нескольким правообладателям, применительно к требованиям каждого правообладателя, обратившегося за защитой прав отдельно. В таком случае существует риск того, что правообладатели, чьи права были нарушены одним действием субъекта, получат неравную защиту. Взыскав существенную компенсацию в пользу первого обратившегося, суд может снизить компенсации по искам остальных правообладателей.

Наконец, законопроект предусмотрел, что суды при определении размера компенсации должны учитывать неоднократность неправомерного использования объектов интеллектуальных прав, сведения о которой содержатся в судебных актах, актах государственных органов и органов местного самоуправления. Данное положение вызывает ряд вопросов и критических замечаний.

Во-первых, означает ли оно, что при первом установленном случае нарушения компенсация должна автоматически снижаться? Как минимум часть судов субъектов РФ будет положительно отвечать на данный вопрос. Правообладатели смогут рассчитывать на адекватные размеры компенсации только при неоднократности нарушений, которую, между тем, не так-то просто установить — необходим акт публичного органа.

Во-вторых, непонятно, является ли неоднократность единственным критерием, подлежащим учету. Если ответить положительно, возникает закономерный вопрос: почему законодатель проигнорировал иные критерии, в том числе выделенные КС РФ? Если ответ нет, то нельзя не задаться другим вопросом: почему из всей совокупности критериев для законодательного закрепления был выбран лишь один? В любом случае, очевидно, что установление подобных правил не будет способствовать единообразию судебной практики.

В-третьих, сам по себе данный критерий не представляется оправданным. Для правообладателя не имеет значения, нарушал ли ответчик исключительные права ранее. Важно другое. Например, в случае с товарными знаками, пытался ли нарушитель ввести потребителей в заблуждение посредством использования сходного обозначения и получить тем самым прибыль от использования чужого товарного знака.

День
Неделя
Месяц