1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 278

Я тебе не скажу, но я тебя пишу: когда аудиозапись переговоров может стать доказательством в суде?

Многие сталкивались со случаями, когда для подтверждения определенных обстоятельств и фактов недостаточно каких-либо документов или других доказательств, а порой их и вовсе нет. И во многих таких случаях осуществление аудиозаписи разговора с другим лицом предоставляло бы выход из сложившейся ситуации. Однако, как правило, подобные записи если и осуществляются, то без уведомления и получения разрешения со стороны собеседника. В связи с этим возникают вопросы: насколько подобные действия правомерны, как и для чего можно воспользоваться аудиозаписью, полученной без уведомления и разрешения собеседника, в дальнейшем? Читайте об этом в материале «ЭЖ».

Современное отечественное законодательство не содержит единой нормативной базы, детально регламентирующей все аспекты правового режима записи разговоров. Существуют лишь отдельные правовые нормы, построенные по принципу перечисления ограничений и запретов, и немногочисленная судебная практика.

Правомерность осуществления звукозаписи всегда оценивается с позиции соблюдения провозглашенного Конституцией РФ права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Под этим правом подразумевается предоставленная человеку и гарантированная государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.

Так, Конституция РФ прямо запрещает сбор, хранение, использование и распространение любой информации о частной жизни лица без его ведома и согласия (ст. 24 Конституции РФ). Федеральным законом от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» также установлен запрет требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе составляющей личную или семейную тайну, и получать подобную информацию помимо его воли (п. 8 ст. 9). Более того, Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за незаконный сбор или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия (ст. 137 УК РФ).

С точки зрения практического применения указанных положений ситуация осложняется тем, что как такового законодательного определения понятия «частная жизнь» нет, соответственно, тонкая грань разграничения публичного и частного переходит в разряд субъективной оценки.

В 2012 г. Конституционный суд РФ в Определении от 28.06.2012 № 1253-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Супруна Михаила Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 137 Уголовного кодекса Российской Федерации» указал, что в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер. При этом Конституционный суд РФ подчеркнул, что лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне, а потому и сбор, хранение, использование, и распространение такой информации, не доверенной никому, не допускаются без согласия данного лица.

Соответственно, любая информация о частной жизни лица, в том числе составляющая его личную и семейную тайну, носит конфиденциальный характер, подлежит правовой охране и относится к сведениям ограниченного доступа. Другими словами, производство аудиозаписи разговора о частной жизни лица без его согласия недопустимо.

Запись разговора может быть допустимым доказательством в трудовом споре

Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что существуют обстоятельства, позволяющие осуществлять аудиозапись разговоров на законных основаниях. Нетрудно догадаться, что речь идет о тех случаях, когда появляется элемент публичности и записанный разговор выходит за пределы сугубо личных сведений. Например, выполнение профессиональных обязанностей лицом относится к фактору, допускающему ведение записи его разговоров, целью которых является обсуждение рабочих вопросов и обязанностей. В этой связи запись разговора сотрудников, сделанная в рабочее время при обсуждении тем, не содержащих информации личного характера, может считаться допустимой и правомерной.

Главная предпосылка законности осуществления аудиозаписи в таком случае заключается в том, чтобы целью записи являлось осуществление контроля за надлежащим выполнением сотрудниками трудовых обязанностей, а не получение сведений личного характера. Представляется, что условие о подобной фиксации содержания беседы работников может быть включено в трудовой договор.

При этом важно подчеркнуть, что полученную информацию работодатели могут использовать лишь для внутренних целей, а также при необходимости использовать в качестве доказательства в случае судебного разбирательства. Работодатели не вправе размещать сведения, полученные в результате аудиозаписи, в интернете или других открытых источниках без согласия своих работников.

Работники, в свою очередь, также могут прибегать к аудиозаписям как доказательствам при рассмотрении судами споров, возникающих из трудовых правоотношений. Например, по делам о восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, незаконном отказе в приеме на работу. В таком случае главное — доказать, что полученная запись разговора была произведена исключительно для защиты права и не преследовала своей целью получение информации о работодателе, носящей ограниченный характер.

Наличие договорных отношений позволяет стороне записывать переговоры с другой стороной без предупреждения

К обстоятельствам, допускающим возможность производить звукозапись разговора, также относится наличие между собеседниками коммерческих и договорных отношений (при условии, что информация не подпадает под коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну). Более того, уведомление и/или получение согласия со стороны собеседника в таком случае вовсе не является обязательным.

На это, в частности, обратил внимание правоприменителей Верховный суд РФ в одном из своих определений. Так, рассматривая вопрос о том, может ли аудиозапись разговора, полученная без согласия собеседников, являться допустимым доказательством при рассмотрении спора в суде, Верховный суд РФ пришел к выводу, что фиксация лицом, участвующим в разговоре, информации, касающейся договорных отношений между ним и собеседниками, не подпадает под запрет на получение сведений о частной жизни лица, а следовательно, может быть осуществлена без предупреждения (см. Определение Верховного суда РФ от 06.12.2016 № 35-КГ16-18).

В подавляющем большинстве случаев аудиозаписи используются заинтересованными лицами для отстаивания своей позиции в судебном разбирательстве (в контексте статьи речь идет прежде всего о гражданском судопроизводстве). Процессуальное законодательство относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания. Однако правомерность осуществления звукозаписи еще не означает, что такая запись сможет быть применена в суде в качестве надлежащего доказательства по делу.

При каких условиях суд может признать аудиозапись допустимым доказательством?

Для успешного использования аудиозаписи в судебном процессе в качестве доказательства важно знать о следующих основных условиях:

  • применение записи возможно исключительно для защиты нарушенного или оспариваемого права;

  • осуществление записи лицом, которое заявляет требование о защите нарушенного или оспариваемого права;

  • обоснование необходимости подтверждения тех или иных обстоятельств именно данной записью для правильного разрешения спора;

  • возможность проведения экспертизы в отношении носителя записи в случае необходимости.

Согласно ст. 77 ГПК РФ лицо, представляющее аудиозапись на электронном или ином носителе, также обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись. Именно в этом вопросе и возникает проблема: в связи с тем, что во многих случаях фонограмма не позволяет установить время, место и условия, при которых осуществлялась запись, сведения о выполнившем ее лице и принадлежности голосов, суды отказывают в приобщении звукозаписи в качестве доказательства (см., например, апелляционные определения Верховного суда Республики Татарстан № 33-943/2016 от 21.01.2016 по делу № 33-20244/2015, Краснодарского краевого суда от 20.10.2016 по делу № 33-28004/2016, Свердловского областного суда от 11.01.2017 № 33-8/2017 по делу № 33-16505/2016).

Показательным примером положительной практики в рассматриваемой ситуации является одно из дел Верховного суда Республики Башкортостан. В этом деле стороной в качестве доказательства была представлена аудиозапись, в которой собеседники называют друг друга, озвучена дата беседы, детально раскрывается содержание правоотношений сторон. В результате суд признал аудиозапись допустимым доказательством (Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 07.04.2016 по делу № 33-5217/2016, подробнее см. «Судебное решение»).

В некоторых случаях стороны могут приложить к записи ее текстовую расшифровку, хотя процессуальным законодательством это требование не предусмотрено (см., например, апелляционные определения Московского городского суда от 16.03.2016 по делу № 33-9219/2016, Ростовского областного суда от 10.02.2016 по делу № 33-1991/2016).

Какие доводы оппонента не позволят приобщить аудизапись в качестве доказательства?

Следует обратить внимание, что даже при условии приобщения записи к материалам дела судом заинтересованное лицо может оспаривать ее доказательственное значение, ссылаясь на различные обстоятельства.

Первое и самое очевидное — сторона ставит под сомнение подлинность записи разговора, иначе говоря, заявляет, что запись была создана искусственным путем. В такой ситуации проведение экспертизы на предмет отсутствия монтажа записи значительно повысит шансы на признание аудиозаписи достоверным доказательством. Именно заключение эксперта о подлинности звукозаписи может привести к вынесению положительного судебного решения (см. Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 12.08.2016 по делу № 33-3239/2016).

Распространенным доводом о недопустимости использования фонограммы в качестве доказательства является ссылка на то, что в рамках представленной записи невозможно идентифицировать голоса на аудиозаписи с голосами участников судебного разбирательства (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 26.10.2016 по делу № 33-42664/2016). Важно понимать, что подобный довод может быть признан состоятельным, если предоставленная в суд фонограмма является некачественной либо на ней зафиксированы посторонние звуки, мешающие воспринимать речь собеседников. В противном же случае суд критически расценивает подобные аргументы. Отстаивая свою позицию, в любом случае предпочтительно противопоставить таким доводам результаты фоноскопической экспертизы.

Нередко также оппоненты ссылаются на то, что запись, содержащаяся на съемном носителе (диске, флешке), не соответствует реальному содержанию и характеру беседы. В этой связи особенно важно сохранить аутентичный файл и первичный носитель информации, содержащий аудиофайл.

Так, например, Свердловский областной суд по одному из дел о защите трудовых прав признал аудиозапись недопустимым доказательством в связи с тем, что стороной была представлена фонограмма, полученная не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписанная с иного носителя (телефона и/или диктофона), то есть фонограмма-копия, верность которой (полнота соответствия оригиналу) не могла быть, по мнению суда, надлежаще процессуально проверена и удостоверена (см. Апелляционное определение Свердловского областного суда от 15.09.2016 по делу № 33-15582/2016).

Наконец, возражения могут быть связаны не с технической, а с содержательной стороной: что запись производилась при иных обстоятельствах, в отношении другого лица или запись представлена в неполном объеме, что искажает ее смысл (см. Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 29.09.2016 по делу № 33-24574/2016). При отсутствии дополнительных подтверждений и иных доказательств суд может критически подойти к оценке представленной аудиозаписи.

Здесь будет нелишним обратить внимание, что запись разговора может быть использована в суде, если она не противоречит письменным доказательствам. В противном случае суды отдают предпочтение последним. Наибольшую эффективность аудиозапись обеспечивает в том случае, когда она является дополнительной иллюстрацией позиции, но не является единственным доказательством обоснованности требований.

В связи с этим необходимо предоставить иные доказательства, подтверждающие факты, подтвержденные аудиозаписью, например, показания свидетелей, объяснения сторон и третьих лиц, договоры, расписки и другие документы (см., например, апелляционные определения Самарского областного суда от 21.10.2015 по делу № 33-11669/2015, Верховного суда Республики Башкортостан от 07.04.2016 по делу № 33-5217/2016, Кассационное определение Новосибирского областного суда от 30.11.2010 по делу № 33-7146-2010). В этом случае в совокупности с другими материалами дела аудиозапись позволит расширить доказательственную базу и придать ей большую убедительность.

Судебное решение

Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 07.04.2016 по делу № 33-5217/2016

Два гражданина заключили договоры купли-продажи нежилых помещений, предусмотрев в них, что расчет за передаваемые помещения будет произведен покупателем в полном объеме в день принятия нежилых помещений и подписания сторонами акта приема-передачи.

В акте приема-передачи помещений стороны подтвердили факт передачи денег, и покупатель зарегистрировал свои права на приобретенное имущество. Однако помимо акта приема-передачи помещений стороны подписали также соглашение, в котором подтвердили, что на самом деле деньги за помещения покупатель продавцу не передал, а пункт, утверждающий обратное, в акт приема-передачи включили лишь для того, чтобы оформить переход прав к покупателю. В этом же соглашении они установили срок для оплаты. Однако даже по истечении этого срока оплату продавец так и не получил.

На этом основании продавец обратился в суд, требуя расторжения договора. В качестве доказательства отсутствия оплаты продавец предъявил аудиозапись разговора с покупателем, в котором собеседники называют друг друга по именам, упоминают конкретный адрес и площадь объекта, озвучивают дату беседы. Из содержания разговора также следовало, что покупатель согласен возвратить помещения продавцу.

С учетом всех обстоятельств суд признал аудиозапись допустимым доказательством и пришел к выводу об отсутствии оплаты со стороны покупателя по договорам купли-продажи помещений и удовлетворил требования продавца об их расторжении.