1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 80

Убытки при крупных сделках и сделках с заинтересованностью

Законодательством о хозяйственных обществах установлен порядок одобрения совершаемых ими сделок. Крупные сделки и сделки с заинтересованностью могут быть признаны законными, если отсутствует возможность причинения убытков обществу. Вместе с тем многие положения судебной практики, касающиеся того, что же считается убытком, не являются вполне определенными.

Возмездные договоры

Правомерность совершения крупных сделок или сделок с заинтересованностью зависит от установления того, повлекла ли та или иная сделка причинение убытков обществу.

Следует отметить, что в соответствии с подп. 2 п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» причинение обществу или его участнику убытков, а также нарушение сделкой прав или охраняемых законом интересов общества или его участников (акционеров) являются идентичными понятиями.

Таким образом, нарушение прав общества либо его участников может выражаться лишь в форме причинения им убытков. Любые другие события не будут признаваться нарушающими права соответствующих лиц согласно позиции указанного нормативного акта.

Многие договоры влекут отчуждение всего имущества предприятия либо ее части с получением взамен другого имущества. В результате таких сделок в собственность поступает имущество, которое равноценно либо отличается по стоимости от переданного.

Тем не менее даже при условии, что данные сделки являются взаимными, в зависимости от различных обстоятельств они могут признаваться приносящими убытки юридическому лицу.

Так, договор аренды имущества не признается связанным ни с приобретением, ни с отчуждением имущества обществом, ни с возможностью отчуждения имущества, поскольку договор аренды порождает лишь право временного пользования объектом аренды за плату и не влечет перехода права собственности на него (Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.02.2017 по делу № А72-4086/2016).

Как видно из позиции, изложенной в данном судебном акте, договор аренды не признается сделкой, влекущей отчуждение имущества предприятия.

Приходя к такому выводу, суд, по всей видимости, исходит из того, что при данных обстоятельствах уменьшения имущества общества не происходит, поскольку взамен переданных по договору аренды средств общество получает объект договора в пользование.

Между тем следует отметить, что в данном случае отчуждение имущества предприятия происходит за счет уменьшения его размера, часть которого передается в оплату полученного права пользования и владения объектом аренды. Аргументом в пользу истца, не согласившегося с данной сделкой, может послужить следующее. Если оплата по договору происходила посредством передачи финансовых средств, то такие средства могли бы быть использованы предприятием путем инвестирования в другие активы. Указанные активы, возможно, могли бы принести более значительные доходы. Кроме того, заключение данного договора не является нужным обществу, поскольку не принесет положительный экономический результат.

Поводом к значительному числу обращений в суд является именно несогласие с неправильным, по мнению истцов, распоряжением активами, когда избранный ответчиками вид вложений не принесет доход либо принесет, но гораздо меньший, чем мог бы быть при использовании иных финансовых инструментов.

В данном случае возникает конфликт интересов истца, а также лица, совершившего сделку, являющуюся предметом рассмотрения в суде. Участник общества либо само общество, полагая, что та или иная сделка нарушает их права, обращаются в суд. Учитывая, что другие лица, совершившие сделку, имеют равные с истцом права, на последнего ложится обязанность по обоснованию своей позиции о том, что несовершение сделки позволило бы избежать убытков для предприятия. Возможно также заявление истца о том, что предлагаемый им вариант распоряжения имуществом является более предпочтительным с точки зрения обеспечения прибыли общества.

Изложенное схоже с ситуацией о правилах доказывания упущенной выгоды, когда истец обязан доказать наличие неполученных доходов, которые он получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Действительно, по делам о проверке одобрения сделок с заинтересованностью, а также крупных сделок возникает необходимость проведения специального исследования. Оно позволяет определить, повлекло ли совершение сделки причинение убытков обществу. Результаты некоторых из них содержат выводы о гипотетической возможности причинения убытков как обществу, так и его участникам либо возникновения иных неблагоприятных последствий для них. Такой вывод следует, к примеру, в случае принятия обществом обязательств в размере, превышающем стоимость его активов (Постановление Арбитражного суда ЦО от 02.02.2017 по делу № А68-11624/2015).

Таким образом, сделка может быть признана влекущей убытки независимо от того, наступил ли в результате ее совершения материальный результат, выражающийся в уменьшении размера имущества предприятия.

Кроме того, само по себе владение и пользование объектом аренды, даже имеющим стоимостную оценку, не приносит предприятию доходы.

Изложенное позволяет прийти к выводу, что признание сделки законной не должно основываться лишь на установлении факта получения имущества, равноценного переданному. В пункте 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28 отмечается, что равноценность предоставления имущества может свидетельствовать лишь об отсутствии нарушения интересов общества и его участников (акционеров).

Получается, что по делам о сделках, согласно условиям которых взамен полученного общество также предоставляет имущество, должно устанавливаться: приносит ли данная хозяйственная операция доход предприятию. Зачастую истцы считают, что вложение имущества предприятия в другой актив принесло бы доход вообще либо доход больший, чем тот, который предполагается получить по результатам исполнения договора, являющегося предметом разбирательства в суде.

При рассмотрении дел о налоговых правонарушениях распространена правовая позиция, заключающаяся в том, что суды не должны устанавливать экономическую обоснованность совершенных операций. Данное положение имеет общеобязательный характер, из чего следует, что оно должно применяться и по другим делам. Несмотря на это, в данном случае происходит вторжение в сферу экономической свободы предприятия, поскольку производится оценка полученного имущества и делается ссылка на то, что арендатору взамен передан объект аренды.

Кроме того, ссылка суда на то, что договор аренды не влечет перехода права собственности на предмет договора, не обосновывает вывод о том, что заключение данного вида договора не влечет возникновения убытков у предприятия, так как арендатору передается объект договора аренды, и за весь период владения и пользования им арендатор обязан вносить оплату арендодателю. В данном случае непосредственно факт перехода права собственности не имеет значения, поскольку при заключении договора аренды, равным образом как и при заключении любого иного вида договора, влекущего переход права собственности, арендатор обязан уплачивать арендодателю стоимость аренды. Во всех указанных случаях осуществление платежа влечет уменьшение объема имущества арендодателя с той лишь разницей, что при переходе права собственности отличается размер платежа. Однако при длительной аренде общий размер уплаченных средств может доходить до уровня, сопоставимого с выкупной ценой объекта аренды. Более того, размер арендных платежей зачастую составляет значительную часть расходной части бюджета компаний. Следовательно, для некоторых из них оправдание заключения договора аренды тем, что право собственности к ним не переходит, не представляется убедительным также и по той причине, что такой вопрос по отношению к ним вообще не может ставиться, поскольку подобные компании не имеют возможности приобрести в собственность объект договора аренды в силу соответствующего уровня их экономического состояния.

Заключение договора аренды с учетом изложенного имеет такое же значение, как если бы они приобретали данное имущество в собственность, то есть заключение аренды влечет для них соответственно такой же размер затрат, как и в случаях приобретения другими предприятиями в собственность сопоставимого имущества.

Другим примером того, когда уменьшение имущества предприятия, передаваемого взамен другого приобретаемого имущества, не признается убытком, является заем.

Согласно позиции суда последствием заключения договора займа считается не только рост обязательств заемщика, но и увеличение его активов. Обязательство заемщика по возврату заемных средств не может расцениваться как неблагоприятное последствие, поскольку указанная обязанность обусловлена договором и соответствует основным началам гражданского законодательства (Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017 по делу № А43-14081/2016). В связи со второй частью приведенных мотивов надо отметить следующее: обоснование правомерности обязательства, обусловливающего отчуждение имущества предприятия на основании того, что данное условие установлено договором, а также ссылкой на общие начала законодательства, не представляется убедительной.

Суды приходят к выводу, что договор займа так же, как и договор аренды, не признается влекущим убытки предприятия, поскольку взамен оно получает увеличение своих активов. Однако не исследуется вопрос: получает ли предприятие взамен своего имущества другое равнозначное имущество. Между тем выяснение данных обстоятельств имеет важное значение с точки зрения обеспечения законных интересов предприятия, иначе поступление любой, даже символической суммы, может признаваться влекущим увеличение активов, так как оно является доходом.

Договор займа, как правило, заключается с обязательством уплаты процентов. В связи с этим обязанность заемщика по уплате процентов за пользование суммой займа влечет уменьшение активов предприятия.

Если же предприятие само выступает в роли заимодавца и предоставляет денежные средства на длительный срок без получения процентов за пользование ими, такая сделка считается приносящей убытки предприятию при условии, что у него имеется непогашенная кредиторская задолженность (Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2017 по делу № А43-10960/2016).

Нематериальные убытки

Что подразумевается под материальными убытками, является более или менее определенным. И, как видно из вышеизложенного, большинство вопросов правоприменительной практики заключается в разногласиях относительно порядка определения таких убытков.

Однако вывод о причинении совершенной сделкой убытков обществу может быть установлен не только с точки зрения получения материальной выгоды.

В судебной практике сделками, влекущими причинение убытков, признаются также те, которые не касаются имущественных вопросов.

Проверке подвергаются сами по себе содержащиеся в договоре условия, если даже отсутствует факт совершения сделки, повлекшей уменьшение размера имущества общества.

Так, по отдельным делам указывается, что невыгодность сделки прямо отражена в условиях дополнительного соглашения о неравной ответственности сторон договора, несении арендодателем обязанности по капитальному ремонту имущества, сдающегося в субаренду, длительной процедуре расторжения договора по инициативе арендодателя, а также значительном размере ответственности арендодателя за расторжение договора по его инициативе (Постановление Арбитражного суда УО от 16.01.2017 № Ф09-10505/16).

Все приведенные условия договора в перспективе могут и не быть реализованными по причине того, что не появятся основания для этого. Так, арендодатель и арендатор будут надлежащим образом исполнять свои обязанности на протяжении всего срока действия договора, капитальный ремонт имущества не потребуется, у арендодателя не возникнут намерения расторгнуть договор. Следовательно, предусмотренные данными условиями последствия могут не наступить. И эти условия останутся лишь в качестве закрепленного в документе порядка договорных отношений сторон.

Однако уже на стадии составления договора может быть сделан вывод о возникновении убытков у предприятия. При этом достижения какого-либо факта причинения убытка, выраженного в материальной форме, не требуется.

Таким образом, невыгодность сделки (в отличие от большинства совершаемых операций) может быть установлена не по результатам сравнения размера встречного предоставления за переданное имущество предприятия, а на основе анализа текста договора.

Кроме того, влекущими возникновение у предприятия убытков могут признаваться и условия, которые непосредственно не обладают экономическим характером. Таково, например, в рассматриваемом деле условие о длительности процедуры расторжения договора по инициативе арендодателя. Каким образом данное условие договора влечет возникновение убытков у общества, суд не поясняет.

Как можно видеть из рассмотренных дел, вопрос о наличии убытков в результате совершения той или иной сделки является важным при проверке законности порядка одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

В тех случаях, когда происходит выбытие имущества предприятия, но взамен приобретается другое имущество, такие сделки зачастую не признаются влекущими возникновение убытков. Однако в результате таких обменных операций предприятие нередко получает дефицит своего имущества. На данное обстоятельство и указывают истцы, обосновывая свои требования. Несмотря на это, равнозначность встречного предоставления по данным делам судами не исследуется.

Таким образом, многие сделки, при свершении которых происходит уменьшение имущества предприятия, но взамен приобретается другое, не признаются влекущими убытки.

Вместе с тем вывод о причинении убытка можно сделать и в отсутствие экономических потерь хозяйственного общества. Предусмотренные в тексте договора условия, даже не будучи реализованными, могут быть признаны влекущими причинение убытков обществу.