1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 18855

Компания имеет автомобиль: какие обязанности это накладывает на нее?

Даже если компания не занимается профессионально перевозками грузов или пассажиров, она может иметь транспорт — для перевозки сотрудников, для выполнения разовых оперативных задач и т. п. При этом в отличие от транспортного средства, находящегося в личной собственности гражданина, транспортное средство, зарегистрированное на компанию, обязывает ее соблюдать некоторые дополнительные требования закона. Подробности в материале.

Безопасность дорожного движения — многогранное явление общественной жизни. Необходимость детального правового регулирования сферы, в которую вовлечены абсолютно все, не вызывает сомнений. В то же время, вводя запреты и ограничения, законодателю и правоприменителю необходимо выдержать баланс, не допуская чрезмерного регулирования, под гнетом которого ожидаемый положительный эффект не достигается, а отдельно взятые требования становятся и вовсе неисполнимыми.

Специальные требования: кто выполняет?

На сегодняшний день базовым нормативным актом, регулирующим указанную сферу, является Федеральный закон от 10.12.95 № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (далее — Закон о безопасности движения), а сферу оказания услуг автомобильным транспортом — Федеральный закон от 08.11.2007 № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта» (далее — Устав), отдельные положения которых развиваются многочисленными подзаконными актами и дополняются разъяснениями ведомств.

В практике применения указанных норм при проверке организаций, использующих в своей деятельности транспортные средства, довольно давно наметилась болевая точка, своего рода индикатор степени регламентированности этой сферы общественных отношений, связанная с выполнением специальных требований Закона о безопасности движения.

Проблема заключается в следующем. Предположим, на балансе организации учтено пять автомобилей категории «B». В штатном расписании организации отсутствует должность «водитель». Автомобили используются работниками исключительно для служебных нужд. При этом основная деятельность организации не связана с автотранспортом, например, общество производит какую-либо продукцию. Должна ли организация оформлять путевые листы по обязательным реквизитам? Проводить инструктажи безопасности, медосмотры и т. д.? Или такие требования Закона о безопасности движения применимы только к автотранспортным предприятиям?

Отслеживая тенденции судебной практики, можно зафиксировать прямо противоположные доводы в отношении того, какие юридические лица должны исполнять подобные обязанности. В одних случаях суды, разрешая споры сторон, резюмировали, что указанные специальные требования распространяются только на определенный круг субъектов — автотранспортные предприятия, лиц, выполняющих трудовую функцию «водитель». В других, напротив, исходили из того, что нормативные требования в области безопасности дорожного движения должны в равной мере исполняться всеми юридическими лицами, эксплуатирующими транспорт в служебных целях.

По всей видимости, проблема зародилась на уровне юридической техники. Закон о безопасности движения, в отличие от Устава, имеет общую сферу действия и распространяется на всех без исключения юридических лиц. Рассмотрим, между тем, требования ст. 20 Закона о безопасности движения — именно их должны исполнять организации по результатам проверки. Из сравнительного анализа частей первой и четвертой указанной статьи представляется очевидным, что закон различает юридических лиц, осуществляющих на территории Российской Федерации деятельность, связанную с эксплуатацией транспортных средств (ч. 1 ст. 20), и юридических лиц, которые осуществляют перевозки автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом (ч. 4 ст. 20), возлагая на последних значительно больший объем обязанностей. Однако на практике все оказалось не так очевидно.

Обращаясь к содержанию ч. 1 ст. 20 Закона о безопасности движения, автовладельцы, как правило, распознают среди этих требований правила общего порядка — обеспечение исправного технического состояния автомобиля, страхование ответственности и т. д., — которые необходимо соблюдать, эксплуатируя транспортное средство, вне зависимости от того, физическое или юридическое лицо является собственником. Это достаточно простые вещи, которые не вызывают дискуссии. Но есть и другие предписания, которые вызывают вопросы на практике:

  • создавать условия для повышения квалификации водителей;

  • анализировать и устранять причины дорожно-транспортных происшествий и нарушений правил дорожного движения;

  • организовывать проведение обязательных медицинских осмотров.

Необходимо отметить, что ч. 4 ст. 20 Закона о безопасности движения дополняет этот перечень для организаций, осуществляющих перевозки, следующими обязанностями:

  • назначить ответственного за обеспечение безопасности дорожного движения, прошедшего аттестацию;

  • обеспечивать соответствие работников квалификационным требованиям;

  • организовывать и проводить предрейсовый контроль технического состояния транспортных средств.

Как свидетельствует практика, буквально в каждом случае организации получают предписания устранить выявленные нарушения и исполнить обязанности сразу из обоих перечней. При этом представители надзорного ведомства исходят из того, что требования закона в равной мере распространяются на всех юридических лиц, имеющих на балансе автомобили. Между тем организации придерживаются прямо противоположной позиции.

До недавнего времени правоприменительная практика особых надежд на определенность не давала, а устоявшейся позиции высших судебных инстанций по этому вопросу не было. Наконец, в 2016 г. объектом внимания Верховного суда РФ стали сразу несколько похожих споров — определения от 22.04.2016 № 301-КГ16-3321 по делу № А28-7292/2015, от 27.05.2016 № 303-КГ16-5282 по делу № А37-1121/2015, от 28.07.2016 № 303-КГ16-10291 по делу № А51-25581/2015. В рамках указанных дел заявители оспаривали законность предписаний управлений Транснадзора, проводивших проверку соблюдений требования законодательства в области безопасности дорожного движения. Суды последовательно поддержали позицию предприятий, которая сводилась к следующему.

Системное толкование ст. 20 Закона о безопасности движения позволяет сделать вывод, что законодатель четко различает правовой статус субъектов транспортной деятельности и иных организаций. Факт наличия на балансе организации транспортного средства не является основанием для возложения на нее обязанностей по соблюдению требований законодательства Российской Федерации, установленных для профессиональных перевозчиков грузов, пассажиров и багажа.

Легальное понятие «перевозка» содержится в ст. 784, 785 ГК РФ. Перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется на основании договора перевозки. По договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату. По договору перевозки пассажира перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт назначения, а в случае сдачи пассажиром багажа также доставить багаж в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу. Пассажир обязуется уплатить установленную плату за проезд, а при сдаче багажа — за провоз багажа (п. 1 ст. 786 ГК РФ).

Таким образом, перевозка представляет собой коммерческую деятельность, осуществляемую на основании соответствующих договоров по доставке на возмездной основе объекта перевозки в пункт назначения. Как правило, дополняет судебная практика, по заданному маршруту, то есть рейсами.

Если организация не осуществляет деятельность по перевозке пассажиров и грузов в порядке оказания транспортных услуг третьим лицам и основной вид деятельности не связан с перевозками, то и оснований для выполнения специальных обязанностей (осуществлять предрейсовый контроль технического состояния транспортных средств, назначить ответственного за обеспечение безопасности дорожного движения, прошедшего аттестацию и т. д.) у нее не имеется.

Казалось бы, спор себя исчерпал, но, по-видимому, точку ставить рано. В письме от 17.03.2017 № 03-525ПГ Минтранс России в ответ на обращение заявителя указал, что перевозка может рассматриваться не только как вид экономической деятельности, осуществляемый на основании соответствующего договора, но и как процесс перемещения физических тел в пространстве и времени с применением средств, представляющих повышенную опасность, осуществляемый на основании негласного взаимного согласия. Именно с целью обеспечения безопасности самого процесса и разработаны положения ст. 20 Закона о безопасности движения. При этом п. 4 ст. 20 Закона о безопасности движения, по мнению Министерства, не предусмотрено дифференцирование требований, предъявляемых к юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, осуществляющим перевозки автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, в зависимости от целей таких перевозок (в том числе для собственных нужд).

С учетом таких разных позиций Верховного суда РФ и Минтранса России, по всей видимости, до исправления ситуации на уровне законодательства подобные споры периодически будут повторяться. Соответственно компаниям, у которых возникла необходимость формировать позицию по данному вопросу, стоит учитывать доводы, приведенные высшей судебной инстанцией.

Маршрут построен, оформляем путевой лист?

В свете рассматриваемого вопроса возникает дискуссия и о необходимости ведения путевых листов. Напомним, что Устав определяет общие условия перевозок пассажиров и багажа, грузов и предельно четко ограничивает сферу собственного регулирования лишь отношениями, возникающими при оказании услуг автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом. Пунктом 2 ст. 6 Устава установлено, что перевозка пассажиров и багажа, грузов, в том числе легковыми автомобилями без оформления путевого листа на соответствующее транспортное средство, запрещается.

Принятый во исполнение этой нормы приказ Минтранса России от 18.09.2008 № 152 «Об утверждении обязательных реквизитов и порядка заполнения путевых листов» (далее — приказ № 152) фактически расширил сферу применения упомянутой нормы, обязывая всех юридических лиц, эксплуатирующих легковые автомобили, вне зависимости от целей такой эксплуатации вводить путевые листы с обязательными реквизитами (п. 2 приказа № 152).

Надо отметить, что судебная практика по этому вопросу является противоречивой (см., например, постановления АС Поволжского округа от 24.03.2015 № Ф06-21584/2013 по делу № А57-13332/2014 и ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.06.2014 по делу № А58-5793/2013). Единства и по сей день нет даже на уровне высшей судебной инстанции. Ярким примером того могут служить приведенные выше определения Верховного суда РФ, принятые с незначительным временным интервалом в один месяц (дела № А28-7292/2015 и № А37-1121/2015). В обоих случаях необходимость ведения путевых листов была подробно исследована судом первой инстанции, а вышестоящие суды эти выводы оставили без изменения. В итоге обнаружились две противоположные позиции: в одном случае суд, ссылаясь на приказ № 152, указал на необходимость оформления путевых листов по обязательным реквизитам, в другом, напротив, сделан вывод, что организация не является субъектом деятельности по перевозке, а потому не должна вести путевые листы.

Более взвешенной представляется позиция, что обязанность оформлять путевые листы лежит лишь на профессиональных перевозчиках, но, вероятнее всего, отстаивать ее придется в судебном порядке. Строго говоря, подзаконный акт (которым является приказ № 152) не может расширять круг субъектов, на которых распространяется действие правовой нормы федерального закона, в данном случае Устава. В то же время ведение путевых листов может быть удобным инструментом учета для иных целей организации. В этом случае для организаций открывается возможность разработать путевые листы по собственной форме, с указанием значимых для деятельности сведений.

Медосмотры на дорожку?

Не менее сложная и неоднозначная ситуация сложилась с необходимостью проведения медосмотров. Проведение медицинских обследований водителей названо в числе общих требований Закона о безопасности движения (ч. 1 ст. 20). Любопытно, что закон под термином «водитель» понимает любое лицо, управляющее транспортным средством, в том числе для собственных нужд (ст. 2 Закона о безопасности движения). При этом в п. 3 ст. 23 Закона о безопасности движения упоминается несколько разновидностей медосмотров — предварительные, периодические, предрейсовые, послерейсовые. Первые два законодатель связывает с фактом приема на работу и трудовой деятельностью в качестве водителей транспортных средств, а проведение предрейсового и послерейсового медицинских осмотров — с осуществлением юридическим лицом деятельности по перевозке пассажиров или багажа и грузов.

Иными словами, из приведенных положений следует, что в данном случае термин «водитель» трактуется более узко по сравнению с его определением, данным в ст. 2. Получается, что обязанность проходить медицинские осмотры возникает лишь у лиц, принятых на работу в качестве водителей, а на другие категории работников данное требование не распространяется. При этом пред- и послерейсовые осмотры обязательны только для субъектов транспортной деятельности.

Подтверждение этой позиции можно найти в постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 25.11.2013 по делу № А56-78601/2012, АС Западно-Сибирского округа от 21.12.2015 № Ф04-27561/2015 по делу № А03-4759/2015, Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.11.2016 по делу № А05-4955/2016.

Между тем существует и противоположная практика. Так, в одном из недавних дел суд указал, что учреждение хотя и не занимается деятельностью по перевозке, все же обязано проводить послерейсовые медицинские осмотры водителей транспортных средств. Исполнение юридическим лицом самостоятельной ст. 23 Закона о безопасности движения при эксплуатации транспортных средств, по мнению суда, не ставится законодателем в зависимость от вида и характера перевозок пассажиров автомобильным транспортом (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2017 № 06АП-363/2017 по делу № А04-10204/2016).

Сверять или не сверять?

Еще одним непростым моментом в практике является вопрос учета дорожно-транспортных происшествий (далее — ДТП). Закон о безопасности движения и постановление Правительства РФ от 29.06.95 № 647 «Об утверждении Правил учета дорожно-транспортных происшествий» обязывают организации вести учет ДТП с участием принадлежащих организациям транспортных средств с последующим проведением ежемесячных сверок. Ключевой вопрос практического применения этих требований: должна ли организация проводить сверки, если ДТП не было? Судебная практика в подавляющем большинстве случаев исходит из того, что сверки необходимы только в случае, если имело место ДТП с автомобилем, принадлежащем организации (см., например, Определение Верховного суда РФ от 18.05.2015 № 307-КГ15-5004 по делу № А66-8046/2014).

Вместе с тем, если исходить из буквального толкования закона, подобный вывод не имеет достаточного обоснования. Дело в том, что по смыслу законодательства предполагается, что сверки с ГИБДД должны проводиться на ежемесячной основе, вне зависимости от того, имело ли место ДТП. В этом есть определенная логика: например, если работник скрыл факт ДТП от предприятия. В таком случае для целей полного и точного учета всех ДТП с участием транспорта, принадлежащего организации, требуется именно сверка — сравнение имеющейся в распоряжении юридического лица информации о ДТП с данными ГИБДД.

***

Резюмируя выводы судебных инстанций, можно выделить некоторые критерии, когда специальные требования Закона о безопасности движения не применимы к организациям, имеющим автотранспорт:

  • основная деятельность организации не связана с перевозками — коммерческой деятельностью, осуществляемой на основании договоров перевозки по доставке на возмездной основе объекта перевозки в пункт назначения;

  • в штате организации отсутствует должность «водитель»;

  • транспортные средства персонально ни за кем из сотрудников не закреплены;

  • имеющиеся на балансе общества транспортные средства используются эпизодически для передвижения сотрудников;

  • при этом такие перемещения не являются рейсами, то есть осуществляемой в течение рабочей смены деятельностью, нацеленной на доставку в известный пункт пассажиров или груза.

Однако даже если организация соответствует всем указанным критериям, ей следует все же проявлять осторожность и помнить об общих требованиях Закона о безопасности движения. Существует серьезный риск, если произойдет ДТП, что возникнут вопросы о соблюдении организацией требований охраны труда и обеспечения безопасности дорожного движения. В этой связи компаниям, имеющим автотранспорт, целесообразно назначить лицо, ответственное за безопасность дорожного движения, с определенной периодичностью проводить с сотрудниками инструктажи безопасности, осуществлять с ГИБДД сверки наличия/отсутствия ДТП с участием транспорта, принадлежащего организации. Принятие таких превентивных мер позволяет снизить риск возникновения неблагоприятных последствий.