1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1518

Снижение неустойки при неравной ответственности

Практика снижения неустойки на основании несопоставимости указанных в договорах мер ответственности сторон получает дальнейшее развитие, но не отличается единообразием. Попробуем разобраться в имеющихся подходах снижения неустойки по рассматриваемому основанию в том числе в отношении организаций, на которые прямо не распространяется Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ.

Баланс интересов

Положение о сопоставимости мер ответственности при рассмотрении вопроса о размере неустойки направлено на сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора, и воспринято судебной практикой как одно из оснований уменьшения неустойки.

Особое значение для формирования судебной практики имеет Постановление Президиума ВАС РФ от 17.12.2013 № 12945/13, в котором указано, что в качестве обоснования снижения неустойки можно приводить в том числе доводы о чрезмерности санкций по сравнению с обычно взимаемой по государственным контрактам неустойкой. Равные начала предполагают определенную сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств, что корреспондирует с положениями ст. 124 Гражданского кодекса о том, что публичные образования вступают в гражданские отношения на равных началах с иными участниками этих отношений – гражданами и юридическими лицами.

В развитие данной позиции указывается, что, если по условиям контракта размер неустойки за неисполнение обязательств поставщика (исполнителя, подрядчика) значительно превышает размер неустойки за нарушение обязательств заказчиком, это позволяет ему извлечь необоснованное преимущество. Признается, что получение в рамках исполнения договора денежных средств с поставщиков (исполнителей, подрядчиков) за счет завышения санкций не отнесено к целям принятия законодательства, регулирующего отношения в данной области, и может воспрепятствовать этим целям мероприятий, предусмотренных государственными программами.

Возложение законодателем на суды решения вопроса об уменьшении размера неустойки при несопоставимости мер ответственности предписывает суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю меры ответственности с учетом наличия слабой стороны, которая в силу особой заинтересованности в заключении договора, монополистического положения контрагента на рынке, отсутствия времени или других причин не имеет возможности оспорить включение в договор завышенных санкций1.

В литературе высказывается мнение, что принцип защиты слабой стороны находится в противоречии с принципами равенства сторон и свободой договора2. Однако можно говорить скорее о взаимодополняемости принципов, чем о противоречии. Принципы друг другу не противоречат, поскольку находятся в системе, содержание одного принципа перетекает в содержание другого, раскрывая разные грани одного и того же. При защите слабой стороны равноправие раскрывается в полной мере и позволяет не допустить злоупотребления в отношениях сторон и реализует требования ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Отсюда следует, что снижение неустойки при несопоставимости мер ответственности является следствием борьбы с субъективным произволом в договорных отношениях в социально значимой сфере.

Практика применения

Необходимость сбалансированности мер ответственности получает широкую поддержку в отношениях по государственным контрактам и социально значимым государственным программам, вытекающим из контрактной системы в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд, на которые распространялось действие Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Из Определения ВС РФ от 31.03.2016 по делу № 306-ЭС15-15659, А55-30563/2014 следует, что установление пунктом контракта пеней в размере большем, чем указано в Законе № 44-ФЗ и Постановлении Правительства РФ от 25.11.2013 № 1063, законодательству не противоречит и само по себе не может служить основанием для признания спорного условия договора недействительным по ст. 168 ГК РФ, вместе с тем неустойка может быть уменьшена при наличии оснований, предусмотренных ст. 333 ГК РФ.

Закон № 44-ФЗ является комплексным законодательным актом, содержащим нормы как публичного, так и частного права, и в основном состоит из норм императивного характера, ограничивающих свободу усмотрения сторон.

При этом в ст. 46 Закона № 44-ФЗ установлен запрет на переговоры между участником размещения заказа и заказчиком. Запрет на переговоры означает, что лицо, подписывающее контракт, лишено возможности выразить собственную волю в отношении порядка начисления неустойки и вынуждено принять это условие путем присоединения к контракту в целом. Включая в проект государственного контракта заведомо невыгодное для контрагента условие, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик нарушает принцип юридического равенства и баланс частного и публичного интереса, то есть злоупотребляет своим правом.

Предполагается, что при заключении подобной сделки поставщик (исполнитель, подрядчик) не может в полной мере самостоятельно устанавливать свои права и обязанности в своей воле и интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ), заключение договора в части этого условия нельзя признать добровольным, то есть с предоставлением возможности свободно выбирать или изменять данные условия договора и противодействовать принуждению к заключению договора в части определения размера неустойки на крайне невыгодных для себя условиях, что не соответствует ст. 1 и 421 ГК РФ.

Необходимо обратить внимание, что п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» предусмотрено, что, в случае если будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим из условия договора, отличного от диспозитивной нормы или исключающего ее применение, либо злоупотребляет своим правом, основанным на императивной норме, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично либо применяет иные меры, предусмотренные законом. К такой иной мере относится и применение ст. 333 ГК РФ.

Так, в Постановлении от 11.06.2015 № Ф04-19190/2015 по делу № А46-14739/2014 Арбитражный суд ЗСО отметил, что, проанализировав условия муниципального контракта в части ответственности подрядчика (пени в размере 1/12 ставки рефинансирования ЦБ РФ от цены контракта за каждый день просрочки) и ответственности муниципального заказчика (1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ от размера задолженности за каждый день просрочки), суд апелляционной инстанции правильно посчитал, что начисление подрядчику неустойки в размере 1/12 ставки рефинансирования ЦБ РФ от цены контракта за каждый день просрочки ущемляет права общества и нарушает баланс интересов сторон.

Противоположный подход о том, что действующее гражданское законодательство, как и законодательство о закупках, не исходит из равенства ответственности сторон договора (Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.08.2016 № 19АП-3590/2016 по делу № А08-3046/2015), необоснованно сужает круг юридически значимых обстоятельств. При разрешении подобной категории споров надо признать и учитывать, что предоставление возможности сторонам договора извлекать в отношении друг друга неосновательное обогащение не является правом, охраняемым законом и подлежащим защите в соответствии с нормами действующего законодательства.

Особое юридическое нормирование неустойки предполагает выявление слабой стороны в правоотношениях и оснащение ее дополнительными правовыми возможностями.

Аналогия закона и статья 333 ГК РФ

Снижение неустойки по причине несопоставимости мер ответственности в договоре, основанном на принципе защиты слабой стороны, применяется и в отношениях, которые прямо не урегулированы Законом № 44-ФЗ. Применение по аналогии положений, предусматривающих равную ответственность государственных и муниципальных заказчиков и исполнителей государственного заказа за просрочку исполнения обязательств, признается судами правомерным.

Из Постановления Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2016 по делу № А05-10038/2015 следует, что ОАО «Оборонэнерго» обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с исковым заявлением к ООО «Универсал-Энерго» о взыскании 279 538 руб. 83 коп., в том числе 179 631 руб. 49 коп. неустойки, начисленной за просрочку исполнения обязательств по договору поставки от 07.08.2014 № 333-СЕВ-2014 за общий период с 28.08.2014 по 03.10.2014, 99 907 руб. 34 коп. неустойки, начисленной за просрочку исполнения обязательств по договору поставки от 20.08.2014 № 361-СЕВ-2014 за общий период с 10.09.2014 по 21.10.2014 (с учетом уточнения требований, принятого судом).

Решением суда заявленные требования удовлетворены частично, в пользу ОАО «Оборонэнерго» взыскано 100 000 руб. неустойки, а в удовлетворении остальной части требований отказано.

ОАО «Оборонэнерго» обратилось с апелляционной жалобой, в которой указало, что судом первой инстанции при обосновании возможности снижения размера неустойки применен закон, не подлежащий применению, поскольку истец является коммерческой организацией, и его деятельность не регулируется Законом № 44-ФЗ. Ссылается на то, что ответчиком какие-либо доказательства несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства не представлены.

Отклоняя доводы апелляционной жалобы, суд второй инстанции посчитал, что ссылка на положения указанного Закона № 44-ФЗ сделана в целях применения правовой позиции Президиума ВАС РФ о сопоставимости мер ответственности, изложенной в Постановлении от 17.12.2013 № 12945/2013.

В соответствии с п. 1 ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. ГК РФ не устанавливает какого-либо исчерпывающего перечня обстоятельств, которые могут быть приняты судом во внимание при оценке таких последствий.

Поскольку контрактом ответственность покупателя за невыполнение обязательств по оплате товара установлена в размере, определенном ст. 395 ГК РФ (п. 5.13 договоров), а ответственность поставщика за просрочку поставки товара – в размере 0,1% от стоимости недопоставленного товара за каждый день просрочки, но не более 10% от стоимости товара, и истцом не представлено доказательств того, что нарушение ответчиком обязательства повлекло для ОАО «Оборонэнерго» существенные негативные последствия, суд первой инстанции снизил размер начисленной неустойки до 100 000 руб.

Особенностью данного подхода является применение ст. 333 ГК РФ в связи с несопоставимостью мер ответственности.

Защита слабой стороны и злоупотребление правом

Несопоставимость мер ответственности при защите слабой стороны рассматривается и в качестве злоупотребления правом.

Постановлением СЗО от 12.05.2017 по делу № А05-8604/2016 подтверждена законность уменьшения неустойки в связи с нарушением установленным в договоре размером неустойки баланса интересов сторон, при этом ходатайство о снижении размера неустойки на основании ст. 333 ГК РФ отклонено судом, так как несоразмерность взыскиваемой неустойки последствиям нарушения обязательства не установлена.

Суд указал, что, поскольку согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ.

Доводы о том, что к отношениям сторон не применяется Закон № 44-ФЗ, договор подряда не является муниципальным или государственным контрактом, признаны несостоятельными.

Установлено, что договор заключен по результатам конкурсных процедур, проведенных на основании ЖК РФ, Закона Архангельской области от 02.07.2013 № 701-41-ОЗ, а также постановлений правительства Архангельской области от 09.09.2014 № 356-пп и от 22.04.2014 № 159-пп.

Из обстоятельств дела следовало, что компания являлась слабой стороной договора, поскольку его проект был составлен фондом, установившим в нарушение положений ст. 124 ГК РФ несопоставимые меры ответственности заказчика и подрядчика. В связи с чем суды снизили размер ответственности подрядчика до размера ответственности, установленного договором для заказчика.

Суд обосновал выводы п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 и п. 4 ст. 1 ГК РФ: никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий.

Надо отметить, что оценка нарушения как злоупотребления правом имеет место в крайних случаях и во внимание принимается общественный (публичный) интерес, при этом формально могут отсутствовать императивные положения закона, запрещающие применять указанные условия.

С учетом отсутствия единообразных подходов у судов при уменьшении неустойки по причине несопоставимости мер ответственности в договорных отношениях, которые прямо не урегулированы Законом № 44-ФЗ, стороне договора, считающей свои права ущемленными, следует не ограничиваться заявлением, основанным на ст. 333 ГК РФ, а подавать также мотивированное письменное заявление о злоупотреблении правом.

1 Карапетов А.Г. Неустойка как средство защиты прав кредитора в российском и зарубежном праве. М., 2005.

2 Волос А.А. Принципы обязательственного права: дисс. к. ю. н. 2015.