1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 14

Обязательственные правоотношения

Судебная практика по вопросу принуждения выполнения условий о получении гарантии в последнее время в целом шла по пути удовлетворения требований истцов об обязании передачи такой гарантии и о выплате неустойки в случае неисполнения условий договора. Однако в Московском округе в последнее время начала формироваться противоположная практика. Одно из таких дел ВС РФ включил в новый Обзор практики (№ 2, 2017). Полагаем, что отход от единообразия в судебной практике послужил причиной особого внимания ВС РФ к данному вопросу.

В очередном Обзоре судебной практики Президиум Верховного Суда РФ счел необходимым осветить единственное дело, которое затрагивает разрешение споров, возникающих из обязательственных правоотношений и рассмотренных Судебной коллегией по экономическим спорам.

Предметом спора явилось непредоставление банковской гарантии в рамках государственного контракта, в котором такая обязанность исполнителя была предусмотрена в соответствии с законодательством о государственных закупках.

На практике часто встречаются договоры и между коммерческими организациями, положениями которых предусмотрена обязанность одной стороны по договору предоставить обеспечение в виде гарантии контрагенту. Как правило, эту обязанность берут на себя подрядчики по договорам строительного подряда, заемщики по договору займа, поставщики. Поэтому споры, вытекающие из обязанности предоставить гарантию в обеспечение исполнения договора, достаточно распространены и не носят узкоспециализированного характера в рамках государственных контрактов.

Как следует из анализа судебных дел данной категории, основной причиной возникновения спора является отказ коммерческих организаций в предоставлении гарантии. Отказ может быть мотивирован, например, высоким риском выплат по гарантии, несоответствием положений обеспечиваемого договора внутренним требованиям гаранта и т. д.

Как раз невозможность получения гарантии от коммерческих организаций является основным доводом при защите своих интересов должником. Обычно должники указывают на то, что выдача гарантии зависит от воли третьего лица (гаранта), значит, положения договора объективно не могут быть выполнены (ст. 416 ГК РФ). Однако ВС РФ определил, что выдача гарантии является обычной коммерческой операцией, осуществляется большим количеством лиц, поэтому обязанность по получению гарантии объективно может быть исполнена. Иное давало бы преимущество перед другими участниками закупки (речь в определении Судебной коллегии идет о заключении государственного контракта). Суд также указал на законность требования о выплате неустойки как стимулирующего фактора исполнять принятые на себя обязательства.

Должники по таким делам ссылаются, как правило, на то, что в договоре не закреплен конкретный перечень потенциальных гарантов, соответственно, условия договора не конкретизированы и что невозможно заранее согласовать условия гарантии с лицами, не являющимися стороной по договору. Все это приводит к невозможности выполнения должником своих обязанностей. Следовательно, контрагент не может требовать исполнения обязательства в натуре. Этот довод корреспондирует с вышеуказанным об объективной невозможности исполнения положений договора. ВС РФ отметил, что данные доводы несостоятельны по тем же основаниям.

В случае если в договоре условие о предоставлении гарантии имеет альтернативу, например необходимо предоставить гарантию либо иное обеспечение, должники могут ссылаться также на неспособность истца самостоятельно выбирать, какое из альтернативных условий должно быть выполнено, и подавать иск о выполнении конкретного обязательства в натуре. ВС РФ данные доводы не принял, указав, что уклонение должника от выбора предмета исполнения из имеющихся альтернативных обязательств наносит ущерб интересам кредитора и вступает в противоречие с принципом добросовестности. В соответствии со ст. 320 ГК РФ, с Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 № 69 последствием уклонения должника от выбора предмета исполнения является переход такого права к кредитору. Значит, подача иска об исполнении одного из альтернативных обязательств в натуре законна.

Таким образом, из позиции Судебной коллеги по экономическим спорам ВС РФ явно прослеживается желание суда максимально следовать применимости принципа свободы договора при заключении сделок, а также способствовать соблюдению сторонами такого основополагающего принципа гражданского права, как добросовестность. Стороны, заключая договор, сознательно возлагают на себя обязанности по нему, а также соответствующие риски. В случае же неисполнения своих обязанностей сторона должна нести гражданско-правовую ответственность.