1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 44

Выводы Экономической коллегии ВС РФ

Залог в силу ареста не дает кредитору залогового преимущества в деле о банкротстве (Определение № 301-ЭС16-16279). Так, по одному из дел коллегия сделала вывод о том, что требования кредитора в рамках дела о банкротстве, в чьих интересах был ранее наложен арест на имущество должника, не обладают дополнительными правами залогового кредитора.

Коллегия, отменяя акты судов нижестоящих инстанций, указала на то, что в данной ситуации речь идет о разных правовых институтах и в данном случае применяются специальные нормы федерального закона о банкротстве, которые прямо не устанавливают правил о привилегированном положении лица, в пользу которого ранее наложен арест, а наоборот, основаны на принципе равенства всех кредиторов должника.

Снос жилого дома не прекращает право собственности на земельный участок (Определение № 305-КГ16-10570). Вывод сформулирован по итогам разрешения спора с участием застройщика, который обратился за регистрацией права собственности на земельный участок под многоквартирным домом, в котором выкупил все квартиры. Впоследствии Росреестр отказал заявителю в регистрации права собственности на земельный участок, расположенный под этим домом, соответствующую позицию поддержали суды нижестоящих инстанций.

Верховный Суд, отменяя состоявшиеся по делу судебные акты, сформулировал позицию, в соответствии с которой, если лицо приобрело все помещения в многоквартирном доме, оно становится единственным собственником земельного участка с момента государственной регистрации права собственности на последнее помещение в этом доме.

При этом, как указала коллегия применительно к обстоятельствам конкретного дела, последующий снос дома такое право собственности на землю не прекращает.

Контрагента можно обязать выдать банковскую гарантию в судебном порядке (Определение № 305-ЭС16-14210). В рамках спора между поставщиком и заказчиком по контракту, в рамках которого последний был обязан в качестве обеспечения исполнения условий договора предоставить заказчику либо банковскую гарантию, либо поручительство. Хотя товар был поставлен вовремя, заказчик так и не получил обеспечения.

Верховный Суд, выдерживая ранее сформированную принципиальную позицию о необходимости стимулирования сторон к соблюдению условий договора, отменяя состоявшийся по делу судебный акт, критически отнесся к доводу ответчика о том, что исполнение обязательства по предоставлению банковской гарантии в обеспечение договора зависит от воли третьего лица (банка). В результате коллегия удовлетворила требования кредитора предоставить гарантию и заплатить неустойку.

Наличие признаков недобросовестного поведения является единственным поводом к отказу гражданину в признании его банкротом по итогам процедуры. Указанная позиция Верховного Суда РФ не является новой и ранее была отражена в ряде постановлений о пересмотре актов судов нижестоящих инстанций об отказах гражданам в банкротстве по причине отсутствия у них имущества, необходимого для удовлетворения требований кредиторов.

Суды неоднократно отказывались признавать граждан банкротами, указывая, что первоначальный смысл процедуры заключается хотя бы в частичном удовлетворении требований кредиторов, которые должник не смог погасить самостоятельно.

В данном случае коллегия еще раз указала на «социально-реабилитационную цель потребительского банкротства, которая достигается путем списания непосильных долговых обязательств гражданина». Верховный Суд еще раз заключил, что в конкретном случае судья, рассматривающий дело, должен оценить поведение гражданина и решить при окончании конкурсного производства, что не освобождает его от обязательств только при наличии признаков недобросовестности с его стороны.

Прокурор вправе не принимать меры досудебного урегулирования спора (Определение № 306-ЭС16-16518). В своем Обзоре Верховный Суд коснулся и одного из процессуальных вопросов, отменив акты судов нижестоящих инстанций. Коллегия, по существу, сняла с представителей прокуратуры обязанность по соблюдению досудебного порядка урегулирования спора.

В частности, суд отметил, что досудебный порядок урегулирования экономических споров представляет собой взаимные действия сторон материального правоотношения, направленные на самостоятельное разрешение возникших разногласий. Лицо, считающее, что его права нарушены действиями другой стороны, обращается к нарушителю с требованием об устранении нарушения. Если получатель претензии находит ее доводы обоснованными, то он предпринимает необходимые меры к устранению допущенных нарушений, исключив тем самым необходимость судебного вмешательства. Такой порядок ведет к более быстрому и взаимовыгодному разрешению возникших разногласий и споров. В то время как прокурор в данном случае не выступает как сторона материально-правового спора.

В ситуации при обращении прокурора в арбитражный суд в защиту чужих интересов либо при вступлении его в дело в целях обеспечения законности досудебный порядок сразу же исключается, поскольку такая обязанность не делает прокуратуру стороной материально-правового правоотношения и не налагает ограничения, связанные с необходимостью принятия мер по претензионному урегулированию дела.