1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Последний резерв: когда кредиторы участника ООО могут потребовать его долю в уставном капитале

Законодательство защищает права участников корпораций от неправомерных посягательств, придавая доле в уставном капитале организаций особый статус. Кредиторы участника не вправе напрямую потребовать обращения взыскания по его долгам на долю или ее часть. Такая возможность возникает у них лишь тогда, когда в ходе судебного разбирательства установлено отсутствие у должника иного, пригодного для удовлетворения требований кредиторов, имущества. Причем, как показывает судебная практика, эти требования применяются и в отношении наложения ареста на долю.

Обращение взыскания на долю или часть доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью по долгам участника, которому принадлежит эта доля (часть доли), рассматривается законом и судами как крайняя мера. Обращение взыскания на доли допускается только в случае, когда иного имущества должника недостаточно для удовлетворения требований кредиторов либо если иного имущества у должника нет (п. 1 ст. 25 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон об ООО). Участник-должник может лишиться своей доли только в судебном порядке, кроме случая, когда обращение взыскания на долю в уставном капитале ООО допускается во внесудебном порядке на основании договора о залоге, содержащего соответствующее условие.

Законодательство об исполнительном производстве также регулирует порядок обращения взыскания на доли в уставных капиталах компаний особым образом. Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) устанавливает, что при недостаточности у должника иного имущества для исполнения содержащихся в исполнительном документе требований взыскание на долю должника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, долю должника в складочном капитале полного товарищества, товарищества на вере (коммандитного товарищества), пай должника в производственном кооперативе (артели) обращается на основании судебного акта. Взыскание по долгам члена производственного кооператива (артели) не может быть обращено на неделимые фонды производственного кооператива (артели) (п. 3 ст. 74).

В соответствии с правовой позицией Пленума ВС РФ, отраженной в п. 19 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 90/14 от 09.12.99 «О некоторых вопросах применения Федерального закона „Об обществах с ограниченной ответственностью“», если решением суда предусмотрено взыскание с участника общества в пользу кредитора денежной суммы, а в процессе исполнения решения будет установлено отсутствие у него денежных средств и другого имущества, на которые может быть обращено взыскание, у лиц, участвующих в деле, имеется возможность обратиться в суд с заявлением об изменении способа исполнения решения и обращении взыскания на долю участника общества в уставном капитале общества. В этом случае суду необходимо оценить представленные заявителем доказательства об отсутствии у должника иного имущества и при подтверждении этого факта вынести определение об изменении способа исполнения решения и обращении взыскания на долю участника в уставном капитале.

Аналогичные по смыслу разъяснения содержатся в п. 64 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» о том, что при рассмотрении заявления об изменении способа исполнения судебного акта суд обязан оценить представленные доказательства об отсутствии у должника иного имущества для исполнения требований исполнительного документа (например, акт, составленный судебным приставом — исполнителем).

Конституционный суд РФ в Определении от 18.12.2003 № 467-О обращал внимание на то, что АПК РФ и Закон об исполнительном производстве не содержат перечня оснований для отсрочки, рассрочки или изменения способа и порядка исполнения судебного акта, а лишь устанавливают критерий их определения — обстоятельства, затрудняющие исполнение судебного акта, предоставляя суду возможность в каждом конкретном случае решать вопрос об их наличии с учетом всех обстоятельств дела. Следовательно, в каждом случае рассмотрения заявления об изменении способа и порядка исполнения судебного акта суд должен устанавливать конкретные обстоятельства его исполнения.

Изменение способа и порядка исполнения судебного акта является исключительной мерой, которая должна применяться судом лишь при наличии уважительных причин либо неблагоприятных обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта. При оценке таких причин и обстоятельств суд должен исходить из необходимости соблюдения баланса интересов взыскателя и должника (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 21.08.2014 по делу № А19-20955/2011).

Кроме того, удовлетворяя заявление об изменении способа исполнения судебного акта, суды должны проверять размер доли, принадлежащей должнику. Так, например, в постановлении АС Дальневосточного округа от 22.04.2016 № Ф03-7/2016 по делу № А59-1314/2014 рассмотрена ситуация, когда к моменту обращения взыскания на долю ее размер снизился в 50 раз в результате увеличения уставного капитала ООО за счет вклада нового участника и перераспределения долей участников. Даже несмотря на то что соответствующие сведения еще не были внесены в ЕГРЮЛ, суд посчитал необходимым направить дело на новое рассмотрение.

Кроме того, участник, на долю которого в уставном капитале ООО обращают взыскание, вправе потребовать от общества документы, подтверждающие стоимость доли или документы, на основании которых такую стоимость можно определить (постановление АС Северо-Кавказского округа от 24.12.2015 № Ф08-9764/2015 по делу № А53-12359/2015).

Обеспечительные меры применяются при тех же условиях, что и обращение взыскания на долю

Еще до того, как станет известен итог судебного спора, истцы часто заявляют ходатайства о применении судом обеспечительных мер, чтобы в будущем получить гарантии исполнения судебного решения, вынесенного в их пользу. В отношении долей в уставном капитале компании такой мерой может быть введение запрета и запрет на совершение действий по отчуждению и (или) обременению долей в уставном капитале, принадлежащих должнику. Именно такое ходатайство было заявлено взыскателем в деле, рассмотренном АС Западно-Сибирского округа (постановление от 15.08.2016 № Ф04-5793/2011 по делу № А70-2002/2011). При этом истец по делу обосновывал ходатайство тем, что законоположения, регулирующие применение обеспечительных мер, не требуют доказывания недостаточности имущества для применения таких мер в отношении долей в уставном капитале принадлежащих ответчику юридических лиц. Сам по себе запрет должнику отчуждать и (или) обременять доли в уставном капитале юридических лиц не может затруднить хозяйственную деятельность таких обществ, в то время как отсутствие такого запрета позволяет должнику произвести действия по сокрытию имущества от возможного взыскания.

Однако суд кассационной инстанции пришел к выводу, что испрашиваемый заявителем запрет на действия с долями является правомерным только при недостаточности у должника (ответчика) иного имущества для возмещения убытков в случае принятия соответствующего судебного акта.

Довод об упрощенном порядке применения обеспечительных мер без учета приведенных особенностей взыскания в рамках исполнительного производства основан на неправильном толковании норм права и разъяснений ВС РФ и ВАС РФ. Поскольку за счет арестованного имущества должника будет производиться взыскание с него долга (в случае удовлетворения заявлений кредиторов об этом), то наложение ареста на доли в уставных капиталах принадлежащих ему обществ возможно только при наличии доказательств отсутствия у должника иного имущества для исполнения требований исполнительного документа (акт, составленный судебным приставом — исполнителем).

Если же обеспечительные меры все же были применены, а должник погасил долг в добровольном порядке, то это является основанием для отмены введенного запрета на совершение регистрационных действий (и иных мер, если они имели место). Такой вывод высказан в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 11.03.2014 по делу № А29-3042/2013. Судом было удовлетворено заявление истца о принятии обеспечительных мер в виде ареста доли в уставном капитале ООО, принадлежащей должнику. Иск был удовлетворен, взыскатель получил исполнительный лист и предъявил его для исполнения судебному приставу — исполнителю. Однако в это время должник погасил задолженность добровольно, что подтверждалось карточкой бухгалтерского счета, платежными документами, справками судебного пристава — исполнителя об остатке задолженности по сводному исполнительному производству, постановлением о расчете задолженности. Суды сделали вывод о том, что у судебного пристава — исполнителя имелись основания для вынесения постановления об окончании исполнительного производства в связи с его фактическим исполнением и постановления об отзыве арестованного имущества с реализации.

В то же время даже при наличии действующего ареста в отношении долей в уставном капитале ООО, в случае погашения обществом задолженности своего участника перед его кредитором такое общество приобретает права на долю или ту ее часть, стоимость которой была выплачена (постановление АС Дальневосточного округа от 16.08.2016 № Ф03-3098/2016 по делу № А24-3446/2015).

Взыскатель доказывает факт отсутствия иного имущества, а должник — наоборот

Поскольку основным условием обращения взыскания на долю в уставном капитале ООО является отсутствие у должника иного имущества, за счет которого возможно удовлетворение требований взыскателя, то суд при решении вопроса об изменении способа исполнения судебного акта обязан исследовать доказательства, подтверждающие данный факт.

Такое разъяснение содержится и в п. 64 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства». Судьи указали, что взыскатель и судебный пристав — исполнитель вправе обратиться в суд с заявлением об изменении способа исполнения судебного акта путем обращения взыскания на долю должника в уставном капитале ООО, долю должника в складочном капитале полного товарищества, коммандитного товарищества, пай должника в производственном кооперативе. Но при рассмотрении данного заявления суду необходимо оценить представленные заявителем (взыскателем) доказательства об отсутствии у должника иного имущества для исполнения требований исполнительного документа. Таким доказательством, например, может быть акт, составленный судебным приставом — исполнителем. При подтверждении такого факта суд вправе вынести определение об изменении способа исполнения решения суда и об обращении взыскания на соответствующую долю (пай) должника.

В судебной практике в качестве доказательств отсутствия у должника иного имущества, кроме доли в уставном капитале ООО, могут выступать не только конкретные документы. Так, например, в постановлении АС Дальневосточного округа от 13.10.2016 № Ф03-4657/2016 по делу № А59-1152/2015 основанием для изменения способа исполнения судебного акта стали данные о заработной плате гражданина — бывшего руководителя компании, с которого общество взыскало причиненные убытки. Общая сумма взыскиваемой задолженности составила 43 млн руб., при этом совокупный доход должника в месяц был немногим более 100 000 руб., плюс к этому на его иждивении находились двое несовершеннолетних детей. В связи с этим сумма ежемесячного удержания из заработной платы должника не могла бы превышать 50% от ее размера.

Данных средств было явно недостаточно для своевременного исполнения судебного решения. При этом суд отметил, что наличие у должника постоянного источника дохода само по себе не препятствует обращению взыскания на его имущество в порядке изменения способа исполнения судебного акта. Тем более что при таком уровне дохода на погашение задолженности перед истцом у должника ушло бы около 82 лет.

В ходе совершения исполнительных действий судебным приставом — исполнителем установлено, что за должником отсутствует зарегистрированное на праве собственности движимое и недвижимое имущество; денежных средств, находящихся на счетах открытых на имя должника, недостаточно для погашения задолженности.

В итоге заявление об изменении способа исполнения судебного акта было удовлетворено, даже несмотря на ссылку должника на наличие судебного спора по иску его супруги о выделении ей 50-процентной доли должника в ООО как имущества, совместно нажитого в законном браке с должником. Поскольку, по данным ЕГРЮЛ, владельцем доли выступал сам должник, суд пришел к выводу, что обращение взыскания на такую долю правомерно.

Встречаются на практике и случаи доказывания «от противного», когда должник, желая воспрепятствовать обращению взыскания на принадлежащую ему долю, заявляет о наличии у него иного имущества. Подобная ситуация упоминается в постановлении АС Московского округа от 15.10.2014 № Ф05-11791/13 по делу № А40-109658/12.

В данном деле к выводу об отсутствии у должника иного, кроме доли в уставном капитале ООО, имущества суд пришел с учетом неполучения должником корреспонденции по месту своей регистрации и отсутствии доказательств наличия у должника иных активов.

После возбуждения исполнительного производства должник лишь частично погасил взыскиваемую задолженность. Судебный пристав — исполнитель не обнаружил иных активов, помимо арестованной в рамках этого же исполнительного производства доли в уставном капитале ООО, для погашения оставшихся обязательств. При этом должник уже после обращения взыскателя с заявлением в суд об изменении порядка и способа исполнения решения представил перечень якобы своего имущества стоимостью 50 000 000 руб., наличие и принадлежность которого должнику документальными доказательствами не были подтверждены.

Судьи пришли к выводу, что действия должника, с учетом длительности неисполнения решения суда (около одного года), свидетельствовали о фактическом уклонении должника от исполнения решения суда и направленности действий исключительно на дальнейшее воспрепятствование исполнению обязательств и нарушение прав взыскателя.

Доля в уставном капитале принадлежит тому супругу, чьи данные содержатся в ЕГРЮЛ

При решении вопроса об обращении взыскания на долю в уставном капитале ООО, которая принадлежит физическому лицу, неизбежно возникают вопросы о соотношении прав кредитора и супруга такого участника. В силу положений ст. 34 СК РФ доля (часть доли) может входить в совместное имущество супругов, и в этом случае есть риск обращения взыскания и на ту его часть, которая непосредственно должнику не принадлежит (см. подробнее «ЭЖ», 2016, № 49, с. 14 «Семейные узы в корпоративном праве: как свадьбы и разводы влияют на жизнь ООО»). В то время как по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания (п. 1 ст. 45 СК РФ).

Справеливости ради необходимо отметить, что режим совместного имущества порой становится не способом защиты прав супругов — неучастников общества, а «щитом», которым участники-должники прикрываются от попыток кредитора обратить взыскание на доли в уставном капитале. В таких ситуациях суды обычно ориентируются на данные, содержащиеся в ЕГРЮЛ. Так, например, подобная позиция отражена в постановлении АС Волго-Вятского округа от 09.06.2016 № Ф01-1993/2016, Ф01-1990/2016 по делу № А43-6382/2015.

ООО обратилось в суд с иском к гражданину о взыскании убытков и выиграло дело. Однако после вступления судебного акта в законную силу стало известно, что, кроме долей в уставных капиталах нескольких ООО, у ответчика нет имущества, на которое можно было бы обратить взыскание. В связи с этим на основании заявления истца суд вынес определение об изменении способа исполнения решения суда первой инстанции посредством обращения взыскания на принадлежащие должнику доли в уставных капиталах четырех организаций. Супруга ответчика и он сам обратились с жалобой в суд округа, ссылаясь на невозможность обратить взыскание на спорные доли, ведь они являются совместным имуществом супругов. Обращение взыскания на них затрагивает права и законные интересы не только должника, но и его супруги.

Однако аргументы супругов суд не убедили. Материалами дела было подтверждено, что у должника иного имущества для исполнения требований исполнительного документа не имелось. Суд округа также принял во внимание разъяснения Пленума ВАС РФ, касающиеся порядка рассмотрения дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей (постановление от 30.06.2011 № 51): «Если движимые вещи находятся во владении должника, либо он значится единственным правообладателем имущественного права (права требования, исключительного права, доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, бездокументарных ценных бумаг и проч.), либо в ЕГРП отражено, что зарегистрированное на имя должника недвижимое имущество находится в его собственности, конкурсный управляющий вправе исходить из того, что имущество принадлежит должнику и включить его в конкурсную массу. В этом случае другой супруг, не согласный с действиями конкурсного управляющего, вправе в общем порядке обратиться в суд с иском о разделе общего имущества супругов и выделе имущества, причитающегося на долю данного супруга, либо потребовать признания права общей собственности на указанное имущество» (абз. 5 п. 18).

Таким образом, если должник значится единственным правообладателем доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, то суд вправе исходить из того, что имущество принадлежит должнику, и обратить взыскание на указанную долю в уставном капитале.