1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 21088

Сотрудник подписывает документ за руководителя: когда нужна доверенность?

Право генерального директора как единоличного исполнительного органа организации действовать без доверенности от имени юридического лица предусмотрено действующим законодательством и говорит само за себя. Может ли генеральный директор делегировать свое право по подписанию документов другому сотруднику? Ответ на данный вопрос очевиден: «Да, может». Однако важно иметь в виду отдельные нюансы, связанные с делегированием права подписания другим сотрудникам в зависимости от категории документов, которые будут подписываться: будут ли это гражданско-правовые договоры, трудовые договоры, исковые заявления или, к примеру, постановления об административных правонарушениях?

При передаче полномочий на подписание соответствующих документов есть свои подводные камни, о которых необходимо знать заранее. Рассмотрим некоторые из них.

По общему правилу обновленные правила о представительстве определены в ст. 182—189 ГК РФ. Основным инструментом делегирования полномочий является доверенность.

Доверенностью признается уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами (п. 1 ст. 185 ГК РФ). Составляется она в письменной форме, однако в случаях, указанных в законе, доверенности должна быть придана нотариальная форма (ст. 185.1 ГК РФ), например, для сделок по приобретению или отчуждению недвижимости, регистрации или прекращении деятельности в качестве индивидуального предпринимателя. Для действительности доверенности определяющую роль играет дата ее выдачи (п. 1 ст. 186 ГК РФ), если даты нет, доверенность считается ничтожной.

Сотрудник на основании надлежащим образом оформленной доверенности имеет полномочия на заключение определенной сделки или совершение конкретного действия, которое поименовано в тексте доверенности. Если доверенность содержит право по передоверию, уполномоченное лицо может передать свои полномочия третьему лицу в рамках того объема, который указан в первоначальной доверенности.

Спорные вопросы передачи полномочий

Необходимо обратить внимание, что в судебной практике (см. постановление АС Западно-Сибирского округа от 05.11.2015 № Ф04-24878/2015 по делу № А46-8444/2014) выработана правовая позиция, согласно которой действия генерального директора общества по выдаче доверенности иному лицу с объемом полномочий, равным его собственным (на совершение любых сделок от имени общества), не обусловленные характером и масштабом хозяйственной деятельности общества, в отсутствие какого-либо обоснования не могут быть признаны разумными, то есть соответствующими обычной деловой практике. Это означает, что при отсутствии объективных обстоятельств, свидетельствующих о разумной необходимости делегировать полномочия генерального директора другому лицу, директор должен доказать, что его действия по передаче своих полномочий были добросовестными и разумными, а не ограничиваться формальной ссылкой на наличие у него безусловного права передавать свои полномочия любому лицу.

Законом формально очерчены также случаи, когда определенную документацию может подписать только генеральный директор. В частности, из п. 8 ст. 13 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» следует, что у генерального директора отсутствует возможность передавать свои полномочия на подписание бухгалтерской отчетности компании иному лицу. Тем не менее, по мнению ФНС России, руководитель вправе передать на основе доверенности свои полномочия на подписание бухгалтерской отчетности (если иное не предусмотрено уставом организации) без сообщения об этом органам управления организации (письмо ФНС России от 26.06.2013 № ЕД-4-3/11569 «О передаче полномочий руководителя экономического субъекта по подписанию бухгалтерской (финансовой) отчетности иному лицу на основании доверенности»). Поэтому с практической точки зрения право подписания данных документов можно передать иному лицу, хотя из толкования закона это напрямую не следует.

В числе первых изменений, внесенных в ГК РФ в ходе реформы, было указание на то, что лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ). Представляется, что в соответствии с формулировкой данной нормы достаточно поименовать такое уполномоченное лицо в уставе и выдавать доверенность на осуществление сделок вроде бы необязательно — ведь ссылка на полномочие (или отсутствие необходимости его дополнительной фиксации посредством доверенности) уже содержится в учредительном документе. Например, подобная формулировка может выглядеть так: «Начальник правового отдела в пределах своей компетенции без доверенности действует от имени общества». Тем не менее такое положение устава может привести к трудностям и неопределенности в отношении представления интересов организации перед третьими лицами.

Третьи лица при заключении сделок с юридическим лицом могут добросовестно полагаться на тот факт, что лицо уполномочено представлять интересы юридического лица надлежащим образом, только если оно имеет доверенность или указано в ЕГРЮЛ. Случаи, когда оно только поименовано в уставе, не имеет доверенности и не внесено в ЕГРЮЛ, вызовет вопросы относительно действительности его полномочий и может в целом негативно сказаться на последствиях сделки.

Налоговые органы ранее однозначно выдавали отказы в государственной регистрации общества, если в листе Е заявления «Сведения о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица» было указано несколько физических лиц. Суды признавали такие отказы правомерными (см., например, постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.07.2013 по делу № А33-9913/2012, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2012 № 07АП-1212/12 по делу № А45-16892/2011). Общее понимание было таким, что действовать от имени хозяйственного общества без доверенности может только единоличный исполнительный орган (п. 2 ст. 69 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», п. 3 ст. 40 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»), который назначается общим собранием участников (акционеров) или советом директоров (наблюдательным советом). Устав же предусматривает лишь должности лиц, которые наделяются полномочиями единоличного исполнительного органа в отсутствие последнего или в иных случаях. Конкретных лиц на эти должности назначает сам генеральный директор, остальное противоречит закону.

Исходя из текущей редакции п. 2.13 приказа ФНС России от 25.01.2012 № ММВ-7-6/25@, ситуация меняется. Лист Е заявления «Сведения о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица», по последним разъяснениям ФНС России, в случае если право действовать без доверенности от имени юридического лица имеют несколько физических лиц, заполняется уже в отношении каждого такого физического лица. Следовательно, можно заключить, что ФНС России допускает регистрацию юридического лица с двумя лицами, имеющими право действовать от его имени без доверенности. В данном случае, скорее, имеется в виду назначение двух генеральных директоров. Однако корпоративное законодательство содержит формулировку «единоличный исполнительный орган» в единственном числе. Исходя из этого, можно сделать и иной вывод: имеется в виду любое иное лицо, помимо генерального директора.

Тем не менее для устранения возможных противоречий целесообразно обозначить правовой статус лица, действующего без доверенности от имени организации на основании устава, как «иного представителя в силу закона без доверенности», при этом не отождествляя его с единоличным исполнительным органом.

К сведению

Возникновение прав и обязанностей единоличного исполнительного органа обусловлено принятием уполномоченным органом управления общества решения о его избрании (назначении) и не поставлено в зависимость от факта внесения таких сведений в ЕГРЮЛ (постановление АС Западно-Сибирского округа от 04.07.2016 № Ф04-2983/2016 по делу № А70-10426/2015). Однако при смене лица, имеющего право действовать от имени компании без доверенности, компания должна сообщить об этом в регистрирующий орган по месту своего нахождения в течение трех дней. Если это сделано не будет, третьи лица будут полагать, что лицо, внесенное в ЕГРЮЛ, является надлежащим образом уполномоченным. Сделка, заключенная лицом, которое ранее осуществляло функции единоличного исполнительного органа, не признается недействительной, если на момент ее совершения сведения об указанном лице содержались в ЕГРЮЛ и контрагент не знал и не должен был знать об обстоятельствах, свидетельствующих о заключении сделки неуполномоченным лицом (см., например, постановление АС Московского округа от 01.04.2015 № Ф05-18077/2013 по делу № А40-30072/13-157-293).

Доверенность в трудовых отношениях

На практике часто встречаются ситуации, когда генеральный директор делегирует иным лицам свои полномочия в сфере труда, например, по подписанию трудовых договоров.

С одной стороны, трудовое законодательство прямо предусматривает право органа юридического лица наделить правами и обязанностями работодателя другое лицо (ч. 6 ст. 20 ТК РФ). Поэтому полномочия заключать, расторгать и изменять трудовые договоры с работниками, издавать приказы о переводе на другую должность, поощрении или наложении дисциплинарных взысканий и т.д. можно возложить на основании приказа директора на какого-либо штатного сотрудника компании. Также это право может быть изначально предусмотрено в должностных обязанностях конкретного сотрудника. В соответствии с письмом Роструда от 08.04.2011 № 941-6-1 полномочия на подписание тех или иных документов от имени работодателя могут быть предусмотрены также, например, принимаемыми им локальными нормативными актами, в том числе положениями, приказами о распределении обязанностей (если в них указано на соответствующее полномочие конкретного работника). В качестве упомянутого локального акта можно рассмотреть разработку отдельной политики о делегировании полномочий, где и будет указано подобное распределение обязанностей.

На трудовые правоотношения, как известно, нормы ГК РФ не распространяются (Определение Верховного суда РФ от 14.12.2012 № 5-КГ12-61), так как это две самостоятельные отрасли права. Однако существует судебная практика, которая исходит из того, что единоличный исполнительный орган хозяйственного общества не имеет права наделять другое лицо своими полномочиями не на основании доверенности (постановление ФАС Московского округа от 03.12.2009 № КГ-А40/12768-09 по делу № А40-56791/08-2-4).

В данной связи не лучшим выходом будет назначение сотрудника приказом действующего директора в качестве уполномоченного лица на подписание трудовых договоров без выдачи такому сотруднику доверенности. Наиболее оптимальное решение — передать полномочия на основании доверенности и одновременно подписать приказ о назначении — для подстраховки, хотя трудовым законодательством доверенность в качестве обязательного документа не предусмотрена.

С другой стороны, приказ (где может быть указана заработная плата и иные надбавки), должностная инструкция (которая обычно является приложением к трудовому договору) или политика о делегировании (как локальный акт) являются внутренними документами общества и в силу конфиденциальности не могут быть представлены неограниченному количеству третьих лиц. Поэтому дополнительным аргументом в пользу доверенности в трудовых правоотношениях является тот факт, что доверенность не носит конфиденциальный характер и, наоборот, публично подтверждает соответствующие полномочия указанного в ней лица.

Доверенность и представительство в суде

Доверенность на представительство в судебных инстанциях оформляется в соответствии со специальными требованиями процессуальных кодексов.

В целом представитель вправе по доверенности совершать от имени представляемого все процессуальные действия с одной оговоркой: если в процессуальной доверенности не обозначены полномочия, перечисленные в соответствующих кодексах, то подразумевается, что такие полномочия не предоставлены представителю и осуществлять он их не сможет.

В ГПК РФ (ст. 54) право представителя на подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом.

В арбитражном процессе (п. 2 ст. 62 АПК РФ) в доверенности необходимо специально оговаривать право представителя на подписание искового заявления и отзыва на исковое заявление, заявления об обеспечении иска, на передачу дела в третейский суд, полный или частичный отказ от исковых требований и признание иска, изменение основания или предмета иска, заключение мирового соглашения и соглашения по фактическим обстоятельствам, передачу своих полномочий представителя другому лицу (передоверие), а также право на подписание заявления о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, обжалование судебного акта арбитражного суда, получение присужденных денежных средств или иного имущества.

С учетом положений Федерального закона от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», если стороны предполагают осуществить процедуру медиации, то это требует специальной оговорки в доверенности.

В КАС РФ, который регламентирует правила административного производства и систематизирует разрешение споров между гражданами и государством, действует правило, что представителями в суде по административным делам могут быть адвокаты и иные лица, обладающие полной дееспособностью, не состоящие под опекой или попечительством и имеющие высшее юридическое образование (ст. 55). Правила КАС РФ не распространяются на дела, рассматриваемые арбитражными судами, поэтому в отношении содержания доверенности, представляемой по КАС РФ, имеются свои собственные специальные требования, например необходимость указания на право подписания административного искового заявления и возражений на административное исковое заявление, подачу их в суд, на заявление о применении мер предварительной защиты по административному иску, на предъявление исполнительного документа к взысканию и др. (п. 2 ст. 56 КАС РФ). И, как отмечено выше, представителю понадобится предъявить документ об образовании или его нотариально заверенную копию.

Работа по доверенности: риски для компании и сотрудника

Заключение той или иной сделки по доверенности всегда связано с рисками и ответственностью для выдавшего ее лица. Заключение сделки без доверенности с лицом, уполномоченным в силу закона, также представляет риск.

Какими конкретно рисками для организации и ее сотрудника может обернуться работа с доверенностью?

В сфере гражданских правоотношений при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку (п. 1 ст. 183 ГК РФ). Таким образом, сотрудник сам окажется стороной в сделке с третьим лицом со всеми вытекающими отсюда последствиями. Он будет нести перед контрагентом все обязанности по данной сделке и отвечать за ее неисполнение, если только не будет получено дальнейшее одобрение по сделке представляемого. Одобрение может выражаться в любой форме. Последующее одобрение сделки представляемым в целом создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения (п. 2 ст. 183 ГК РФ). Если представляемый отказался одобрить сделку или ответ на предложение представляемому ее одобрить не поступил в разумный срок, другая сторона вправе потребовать от неуполномоченного лица, совершившего сделку, исполнения сделки либо вправе отказаться от нее в одностороннем порядке и потребовать от этого лица возмещения убытков. Убытки не подлежат возмещению, если при совершении сделки другая сторона знала или должна была знать об отсутствии полномочий либо об их превышении (п. 3 ст. 183 ГК РФ).

Для самого генерального директора, который делегирует свои полномочия, тоже существуют определенные риски. В соответствии с ГК РФ организация может направить вдогонку письмо другой стороне о том, что она одобряет сделку, совершенную неуполномоченным лицом, с тем, чтобы исключить негативные последствия. А генеральный директор несет персональную ответственность за сделку даже при выдаче доверенности другому сотруднику и заключении таким сотрудником сделки.

При этом необходимо иметь в виду, что согласно сложившемуся в судебной практике подходу в случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников юридического лица, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

Обязанность по возмещению убытков от сделки в случае нарушения критериев добросовестности и разумности при ее заключении ляжет на плечи генерального директора. Генерального директора могут привлечь к ответственности в том числе за действия работников организации, поэтому делегирование на основании тех или иных документов может облегчить ему жизнь с точки зрения администрирования документов и их подписания, но не будет означать автоматическое «делегирование ответственности».

Безусловно, для выдачи доверенности необходимо волеизъявление только одной стороны — представляемого (доверителя), то есть согласие лица, которому выдана доверенность, не требуется. Но не каждый знает, что в данной ситуации уполномоченное лицо тоже может отказаться от доверенности в силу закона (подп. 3 п. 1 ст. 188 ГК РФ), и в таком случае доверенность прекратится.

К сведению

За рубежом

В Германии предусмотрен в чем-то похожий на доверенность механизм «прокуры», позволяющий эффективно решать вопросы представительства юридических лиц. Прокура — это аналог доверенности, объем которой определяется законом и которая регистрируется в Торговом реестре (так называется реестр юридических лиц в Германии). Объем полномочий связан зачастую с правовыми действиями в сфере предпринимательской деятельности. Прокурист при этом не является единоличным исполнительным органом. Предусмотрена возможность выдачи совместной прокуры во избежание злоупотреблений: сделка в таком случае признается действительной, только если ее заключили одновременно два лица, которые обладают прокурой. Прокура действительна с моменты ее выдачи и прекращается с ее отзывом, однако третьи лица полагаются на достоверность записи в Торговом реестре. Если прокура не исключена из Торгового реестра, то добросовестный контрагент может положиться на запись в Торговом реестре Германии в подтверждение признания его сделки действительной.

В России для иного лица, помимо генерального директора как единоличного исполнительного органа, такого инструмента нет, поэтому любое представительство должно быть основано на доверенности как основном правовом инструменте делегирования того или иного полномочия. В зависимости от сферы правоотношений могут быть установлены специальные требования к доверенности или необходимость подготовки дополнительных документов к ней.