1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 45

Неоднозначные новеллы

Новая редакция статьи 46 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» содержит множество оценочных и размытых понятий. Проанализируем, как толковать новеллы института оспаривания крупных сделок и какие вопросы возникают на практике при применении новой нормы.

Новая крупная сделка

Первое и главное изменение – новое понятие крупной сделки. Приведем сначала ранее закрепленное в статье определение крупной сделки: «Сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет двадцать пять и более процентов стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки. Крупными сделками не признаются сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, а также сделки, совершение которых обязательно для общества в соответствии с федеральными законами и (или) иными правовыми актами Российской Федерации и расчеты по которым производятся по ценам, определенным в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, или по ценам и тарифам, установленным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти».

Новая дефиниция несколько объемнее: «Крупной сделкой считается сделка (несколько взаимосвязанных сделок), выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности и при этом: связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества (в том числе заем, кредит, залог, поручительство, приобретение такого количества акций (иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции) публичного общества, в результате которых у общества возникает обязанность направить обязательное предложение в соответствии с главой XI.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»), цена или балансовая стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату; предусматривающая обязанность общества передать имущество во временное владение и (или) пользование либо предоставить третьему лицу право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на условиях лицензии, если их балансовая стоимость составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату».

Если посмотреть внимательно на новое определение, то увидим, что смысл статьи на 80% остался прежним, была изменена лишь ее конструкция – порядок и критерии отнесения сделки к категории крупных.

Так, на первом плане – выход «за пределы обычной хозяйственной деятельности». Категория обычной хозяйственной деятельности не является новой – в старой редакции Закона № 14-ФЗ она также входила в ст. 46, прямо указывая на то, что некоторые сделки не могут быть отнесены к крупным. Определение обычной хозяйственной деятельности, а также порядок определения сделок, относящихся к таковой, был определен еще в действующем в настоящее время Постановлении Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28.

Высший Арбитражный Суд разъяснял, что под обычной хозяйственной деятельностью следует понимать «любые операции, которые приняты в текущей деятельности соответствующего общества либо иных хозяйствующих субъектов, занимающихся аналогичным видом деятельности, сходных по размеру активов и объему оборота, независимо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее» (п. 6 Постановления № 28). Среди сделок, относящимся к категории совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности, были упомянуты, в частности, «сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи)».

Также Пленум ВАС РФ особо акцентировал внимание на том, что факт совершения сделки в рамках вида деятельности, упомянутого в ЕГРЮЛ или уставе общества как основного для данной компании, либо наличие у общества лицензии на право осуществления такого вида деятельности не говорят о том, что такая сделка должна квалифицироваться как совершенная в процессе обычной хозяйственной деятельности. В новой же редакции Закона № 14-ФЗ в ст. 46 также введена ч. 8, закрепляющая определение подобных сделок в нормативном правовом акте, а не акте толкования высших судов. Определение из части восьмой почти дословно повторяет указанную выше дефиницию из Постановления Пленума ВАС РФ, однако содержит два существенных отличия от него: в нем нет указания на сходность хозяйствующих субъектов по размеру активов и объему оборотов, а также добавлены слова о том, что такие сделки не должны приводить к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов.

Последняя часть этой конструкции тоже представляется довольно странной. Возникает вполне разумный вопрос: как при соблюдении прочих условий (указанных ранее) сделка может привести к прекращению деятельности общества либо существенному изменению ее масштабов? Можно заключить, что указание на сравнимость размера активов и объема оборотов было сознательно изъято из ч. 8 ст. 46 Закона № 14-ФЗ, для того чтобы встроить в нее указанную конструкцию.

Неопределенность терминов

Бросается в глаза и известная неопределенность терминов. В то время как прекращение деятельности общества – в целом вполне понятная категория, «существенное изменение масштабов деятельности общества» – абсолютно непрофессиональный с точки зрения юридической техники конструкт. Под прекращением деятельности можно понимать ликвидацию общества с ограниченной ответственностью, банкротство после заключения столь крупной сделки. Однако вопросы все же остаются. В частности, можно ли считать прекращением деятельности другие формы реорганизации ООО – например, реорганизацию в форме присоединения?

На первый взгляд, вопрос выглядит неуместно и нелогично, но, если разобраться в конструкции ч. 8 ст. 46 подробнее, то увидим, что на усмотрение судов отдан и вопрос установления причинно-следственной связи между заключением сделки и прекращением деятельности общества либо существенным изменением ее масштабов.

В части же, которая касается существенности изменения масштабов общества, все очевидно – подобные формулировки встречаются также в других нормах нашего современного законодательства. К примеру, ст. 43 того же Закона № 14-ФЗ содержит понятие «существенное нарушение при принятии решения общего собрания». Так как содержание данного понятия нигде не раскрывается, это приходится делать судам в каждом конкретном споре. И это тоже вызывает значительные противоречия и провоцирует возникновение судебных коллизий и неопределенности при применении данных норм.

Так, суды чаще признают существенным нарушением необоснованный отказ участнику общества (или его представителю) в допуске на общее собрание (Постановление ФАС ПО от 23.04.2013 по делу № А65-17701/2012), однако если количество голосов, принадлежащих участнику ООО, не могло повлиять на результат голосования, а принятые на собрании решения не повлекли причинения участнику убытков, то неправомерный отказ в допуске представителя этого участника на общее собрание не является существенным нарушением (Постановление Арбитражного суда ДО от 28.03.2016 № Ф03-980/2016 по делу № А59-2366/2015).

И это лишь один из спорных вопросов применения указанной нормы закона – подобным образом существует и более значимое противоречие, касающееся избрания председательствующим общего собрания участников ООО лица, которое не является участником данного общества. Одни суды говорят, что это однозначно существенное нарушение (Постановление Арбитражного суда МО от 30.11.2015 № Ф05-16388/2015 по делу № А40-304/15), а другие – что подобное нарушение требований закона несущественно и не может повлиять на результаты голосования (Постановление Арбитражного суда ЦО от 19.03.2015 № Ф10-584/2015 по делу № А36-2369/2014).

Пространство для маневра

Стоит также отметить, что при написании новой редакции ст. 46, очевидно, не учитывался иной опыт, выработанный российской судебной практикой, в частности Президиумом ВАС РФ. Так, к важным признакам сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности, Президиум ВАС РФ относил также обусловленность сделки разумными экономическими причинами, а также отсутствие у нее существенных отличий «по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени, и необходимые для осуществления его хозяйственной деятельности» (Постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 № 722/11 по делу № А40-58697/09-95-227).

В другом Постановлении (от 15.01.2013 № 9597/12 по делу № А75-1997/2011) Президиум ВАС РФ также называет указанную выше обусловленность «необходимостью для осуществления хозяйственной деятельности». Таким образом, мы можем заключить, что новое определение крупных сделок, раскрываемое в ст. 46 Закона № 14-ФЗ, содержит больше оценочных понятий и дает меньше ориентиров для определения сделок, относящихся к заключаемым в процессе обычной хозяйственной деятельностью. Вполне возможно, что в 2017 году российским судам придется вырабатывать новую позицию по данному вопросу и искать новые пути решения в условиях изменения определения крупной сделки общества с ограниченной ответственностью.

Само по себе определение крупной сделки является важным, однако далеко не единственным изменением. Так, у участников ООО появилось значительное пространство для маневра в вопросе содержания решения о согласии на совершение или о последующем одобрении сделки (ч. 3 ст. 46 Закона № 14-ФЗ), а список сделок и ситуаций, при которых правила об одобрении крупных сделок не применяются, расширился (ч. 7 ст. 46 Закона № 14-ФЗ).

Таким образом, изменения в российском корпоративном законодательстве, в части вопроса определения крупных сделок, совершаемых обществами с ограниченной ответственностью, носят неоднозначный характер. Обилие новых дефиниций, содержащих оценочные категории, заставляет всерьез волноваться о будущих судебных спорах, об увеличении нагрузки на суды и ждать длительного формулирования новых правил применения данных положений.

Стремление законодателя сделать законодательство об ООО более современным, последовательным, к сожалению, не увенчалось успехом – хозяйственная деятельность ООО в свете рассматриваемых изменений может лишь усложниться. Использование толкований Высшего Арбитражного Суда, безусловно, похвально. Действительно, в постановлениях Пленума ВАС РФ можно найти передовые идеи толкования и разъяснения по детальному правоприменению тех или иных норм российского законодательства, однако в ст. 46 Закона № 14-ФЗ выводы Пленума ВАС РФ существенно изменены, а позиции, высказанные Президиумом того же суда, которые дополняли позиции Пленума, не учтены вовсе.