1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

До возбуждения дела о несостоятельности по долгам банкрота могут рассчитаться третьи лица

Для предотвращения признания компании банкротом в связи с не погашенной перед бывшими сотрудниками задолженностью третье лицо может погасить ее за должника. Такие действия лишают сотрудников статуса заявителей по делу о банкротстве, поскольку при удовлетворении требований сотрудники теряют материально-правовой интерес, обязательный для кредиторов (Определение Верховного суда РФ от 25.01.2017 № 305‑ЭС16–15945 по делу № А41-108121/2015).

­Cуть ­дела

Вступившими в законную силу решениями суда общей юрисдикции с общества с ограниченной ответственностью (далее — общество, должник, ­ООО) в пользу трех его бывших сотрудников были взысканы суммы задолженности по выходному пособию и проценты на них. Общий размер выплат, присужденных истцам, составил 314 000 руб.

Поскольку решения суда исполнены не были, а сумма требований бывших работников к ООО превышала минимум, необходимоый для признания юридического лица банкротом (согласно п. 2 ст. 6 Федерального закона 26.10.2002 № 127‑ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) минимальный порог составляет 300 000 руб.), граждане обратились в арбит­раж­ный суд с совместным заявлением о признании общества несостоятельным в связи с наличием непогашенной задолженности перед ними.

­Cудебное ­разбирательство

Суд первой инстанции оставил заявление о признании ­ООО банкротом без рассмотрения, поскольку на дату проведения судебного заседания по рассмот­рению данного вопроса задолженность общества перед бывшими работниками была погашена в полном объеме третьим лицом — другим обществом с ограниченной ответственностью.

Суд указал, что гражданское законодательство возлагает на кредитора обязанность принять исполнение, предложенное третьим лицом, если исполнение обязательства возложено на данное лицо. Если же должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в случае, когда должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства (п. 1, подп. 1 п. 2 ст. 313 ГК РФ). Закон о банкротстве не содержит запрета на исполнение денежного обязательства должника перед кредитором третьим лицом на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом.

В ходе рассмотрения дела было установлено, что третье лицо направляло заявителям телеграммы с предложением погасить задолженность за должника и просьбой предоставить реквизиты для уплаты денежных средств. Поскольку кредиторы реквизиты не предоставили, третье лицо исполнило обязательство за должника путем внесения денежных средств в депозит нотариусов, что было подтверждено платежными поручениями, а также выданными нотариусами справками.

Апелляционная инстанция согласилась с выводами нижестоя­щего суда, оставив определение без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения. Суд не принял во внимание доводы заявителей о том, что трудовое законодательство не предусматривает такой способ погашения задолженности по выплате выходного пособия, как внесение третьим лицом за должника денежных средств в депозит нотариуса. ­Судьи разъяснили, что целью обращения бывших работников ­ООО с заявлением о признании пос­леднего банкротом является получение выходного пособия, а не признание общества несостоятельным. Процедура несостоятельности (банкротства) является исключительной мерой, применяемой к должнику в целях получения долга. Действия третьего лица были направлены на погашение задолженности ­ООО перед заявителями путем внесении денежных средств в депозит нотариуса, указанный способ удовлетворения требований лица, обратившегося в арбит­раж­ный суд с заявлением о признании должника банкротом, пре­ду­смот­рен законодательством. При этом объективные препятствия для получения долга кредиторами отсутствуют.

В кассационной жалобе заявители просили отменить вынесенные по делу судебные акты, поскольку внесение денежных средств на депозит нотариуса третьим лицом в счет погашения долга по выплате выходных пособий бывшим работникам должника, как долга, неразрывно связанного как с личностью должника, так и с личностью кредитора, не является надлежащим исполнением обязательства должника. Арбит­ражный суд округа определение и постановления отменил, а дело направил на новое рассмотрение, правда, не в связи с доводами жалобы.

Судьи пришли к выводу, что в действиях третьего лица прослеживаются явные признаки злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ), потому что, по сути, оно не преследовало цели погасить долги должника перед бывшими работниками. Напротив, его действия были направлены на лишение данных граждан статуса заявителей по делу о банкротстве общества, в том числе на лишение предоставляемых данным статусом полномочий по предложению кандидатуры временного управляющего. Таким образом, по мнению арбитражного суда, третье лицо использовало институт, закрепленный ст. 313 ГК РФ, не в соответствии с его назначением (исполнение обязательства третьим лицом). А значит, у судов отсутствовали основания для отказа во введении наблюдения в отношении должника и оставления заявления бывших работников без рассмотрения.

­Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по эко­но­ми­чес­ким спорам ВС РФ отменила постановление окружного суда и оставила в силе ранее вынесенные по делу акты.

По смыслу Закона о банкротстве, законный материальный интерес любого кредитора должника прежде всего состоит в наиболее полном итоговом погашении заявленных им требований. Все предоставленные кредиторам права, а также инструменты влияния на ход процедуры несостоятельности, направлены на способствование достижению названной цели. Одним из таких инструментов является полномочие первого заявителя по делу о банкротстве (чье требование признано обоснованным) на предложение кандидатуры арбит­раж­ного управляющего либо саморегулируемой организации, из которой подлежит назначению арбит­раж­ный управляющий, для проведения первой введенной судом про­цедуры. При этом интерес в осуществлении данного полномочия в любом случае должен быть обусловлен наличием конечного интереса в получении удовлетворения по включенному в реестр требованию.

Задолженность должника перед заявителями погашена третьим лицом в полном объеме, и пос­ле получения полного удовлетворения своих требований у заявителей отпал подлежащий защите правовой интерес как в предложении кандидатуры арбит­раж­ного управляющего, так и в самом участии в деле о банкротстве.

Судьи указали также, что факт погашения задолженности в полном объеме до введения первой процедуры несостоятельности не свидетельствует о злоупотреб­лении правом со стороны общества. Совершая действия по погашению долга перед работниками должника, третье лицо не скрывало, что поступает эко­но­ми­чес­ки для себя невыгодно в связи с опасением в недобросовестном подконт­рольном должнику банкротстве (что в итоге могло привести к еще большим имущественным потерям) и необходимостью проведения процедуры банкротства с арбит­раж­ным управляющим, личность которого не вызвала бы сомнений. Опасения были вызваны тем, что один из заявителей ранее являлся генеральным директором должника, все объекты недвижимого имущества в преддверии банкротства были проданы, а заявление о признании должника банкротом подано заявителями до вступ­ления в законную силу соответствующих решений судов общей юрисдикции о взыскании задолженности по выплате выходного пособия.

Таким образом, третье лицо приводило достаточно убедительные доводы в пользу того, что его поведение носит защитный характер и не направлено на причинение вреда вовлеченным в процесс о несостоятельности лицам, что в целом является ожидаемым от любого разумного участника гражданского оборота и соответствует стандарту добросовестности.

Бывшие же работники, напротив, утратили разумный мотив в обжаловании судебных актов по настоящему обособленному спору, главная цель их участия в про­цедуре банкротства должника достигнута — денежные средства получены.

Довод представителя должника о недопустимости применения положений ст. 313 ГК РФ к трудовым отношениям судьи отклонили. Требование по выплате выходного пособия, будучи заявленным в рамках дела о банкротстве, в силу специфики процедур несостоятельности приобретает частноправовой характер, а потому до введения первой процедуры может быть погашено третьим лицом. Кроме того, совершение третьим лицом подобного рода действий обеспечивает реализацию гарантий на выплату работникам выходного пособия, что в целом согласуется с целями и принципами трудового законодательства.