Доказательства нарушения исключительного права, которые правообладатель получил до того, как приобрел это право, могут быть приняты судом, если нарушитель не доказал, что прекратил нарушение

| статьи | печать

Общество предъявило иск о нарушении исключительного права на сайт. Факт нарушения подтвержден протоколом осмотра сайта ответчика, который, правда, был составлен еще до приобретения истцом исключительного права на сайт. В Определении от 13.09.2016 по делу № 305-ЭС16-7224, А40-26249/2015 ВС РФ пришел к выводу, что дата, на которую зафиксировано нарушение, не имеет правового значения, поскольку нарушение носит длящийся характер и ответчик должен был доказать, что прекратил использовать сайт до перехода к истцу исключительного права. Поскольку ответчик этого не сделал, иск подлежит удовлетворению.

Суть дела

Общество «ДеФлок» (истец) — обладатель исключительных прав на товарный знак «ДеФлок», зарегистрированный в отношении товаров 03 и 05 классов МКТУ. Под данным брендом истец осуществляет производство и реализацию на территории РФ дезинфицирующих средств. Свою продукцию он предлагает к продаже, в том числе через интернет. Для указанных целей в январе 2015 г. по договору об отчуждении исключительных прав истец приобрел права на произведение «Контент интернет-сайта deflok.ru».

Ответчик — общество «Адекватные технологии» — является администратором доменного имени deflok.su. Сайт ответчика, размещенный на данном домене, представляет собой переработку произведения «Контент интернет-сайта deflok.ru». При сравнении сайтов истца и ответчика возникает стойкое впечатление об их сходстве. Ответчик скопировал внешнее оформление сайта истца, изменив лишь содержание размещенных на сайте текстов и исключив некоторые фотографии.

Общество «ДеФлок» предъявило иск о нарушении его исключительных прав на товарный знак и сайт — произведение «Контент интернет-сайта deflok.ru». В обоснование своих требований общество сослалось на протокол осмотра веб-сайта в интернете от 24.11.2014. Этот протокол подтверждал, что по адресу в интернете http://www.deflok.su размещен сайт, представляющей собой переработку сайта истца. При входе на указанный информационный ресурс на главной странице «Главная/ДеФлок дезинфицирующее средство» в верхнем левом углу расположена надпись «ДеФлок химическая компания».

Судебное разбирательство

Суды первой и апелляционной инстанции удовлетворили требования истца. С ответчика была взыскана компенсация в размере 500 000 руб. за нарушение права на товарный знак и аналогичная компенсация за незаконное использование сайта. В качестве доказательств указанных нарушений суды приняли протокол осмотра сайта ответчика и характеристики произведения «Контент сайта» истца (приложение к договору от 21.01.2015 об отчуждении исключительного права на произведение).

А вот Суд по интеллектуальным правам отменил акты нижестоящих судов в части взыскания с ответчика компенсации за нарушение исключительного права на сайт и отказал в удовлетворении этого требования. В обоснование своего решения СИП РФ привел следующие аргументы. На момент использования ответчиком спорного произведения, что подтверждает протокол осмотра сайта (от 24.11.2014), истец не являлся обладателем исключительного права на него. Такое право было приобретено им позднее (21 января 2015 г.). Истец не представил доказательств незаконного использования сайта после того, как он приобрел на него права. Отсутствие исключительного права на дату предполагаемого нарушения по смыслу положений п. 2 ст. 1250 и ст. 1301 ГК РФ является, по мнению СИП РФ, основанием для отказа в удовлетворении требований истца, направленных на защиту такого права.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отметил постановление Суда по интеллектуальным правам, оставив в силе акты первой и апелляционной инстанций. При этом Коллегия по экономическим спорам ВС РФ придерживалась следующей логики.

Незаконное использование произведения в интернете чаще всего является длящимся правонарушением.

Согласно п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2006 № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В ином случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В ходе рассмотрения дела в судах первой и апелляционной инстанций ответчик не заявлял о том, что на дату заключения договора об отчуждении исключительного права на произведение от 21.01.2015 и на момент предъявления иска он прекратил нарушение исключительного права истца на произведение. Не оспаривал ответчик и решения судов в части удовлетворения требований в отношении исключительного права на товарный знак «ДеФлок», основанных на приобщенном к материалам дела протоколе осмотра сайта.

Таким образом, ответчик не представил каких-либо доказательств, что на момент предъявления иска и в ходе рассмотрения дела нарушение исключительного права на произведение истца было им прекращено. Вслед за судами первой и апелляционной инстанций ВС РФ признал надлежащим доказательством нарушения исключительных прав протокол осмотра веб-сайта в интернете.

К сведению

В рамках данного определения Коллегия по экономическим спорам ВС РФ сформулировала важную правовую позицию: если нарушение исключительного права носит длящийся характер, на ответчике лежит бремя доказывания факта прекращения им противоправных действий. При непредставлении ответчиком соответствующих доказательств вне зависимости от момента фиксации нарушения его действия будут квалифицированы в качестве нарушения. В данном случае речь не идет о доказывании отрицательного факта — отсутствия нарушения. Доказать необходимо именно факт прекращения нарушения.

Данная правовая позиция облегчает процесс доказывания для правообладателей. На практике юристы, как правило, пытаются зафиксировать использование чужого объекта не только в момент обнаружения нарушения, но и непосредственно перед подачей заявления в суд.

Здесь, однако, важно обратить внимание на еще одно обстоятельство. В соответствии с п. 43.3 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 5/29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от 10 000 до 5 млн руб., суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При определении размера подлежащей взысканию компенсации суд учитывает характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения. Иными словами, для того чтобы установить справедливый размер компенсации, суд должен определить период незаконного использования исключительного права, степень вины нарушителя. Поэтому истцы заинтересованы в доказывании не только самого по себе факта незаконного использования, но и его длительности.

В рассматриваемом деле суды не имели четкого представления о продолжительности правонарушения. Между тем каким-то образом рассчитали сумму компенсации в 500 000 руб. При этом не было названо ни одного критерия, которым они в действительности руководствовались при определении данной суммы. Это подтверждает тезис о существовании в российском праве серьезной проблемы, связанной с расчетом компенсации. Суды зачастую определяют ее произвольно, не учитывая всех обстоятельств дела.

Необходимо также обратить внимание на то, что ВС РФ учел при вынесении решения пассивность ответчика. В определении отмечено, что общество «Адекватные технологии» не заявляло о прекращении нарушения исключительного права и не возражало против утверждения, что право истца им нарушалось, равно как не настаивало на недопустимости рассмотрения протокола осмотра как доказательства. В таком случае ВС РФ фактически применил правило «молчаливого признания», закрепленное в ч. 3.1. ст. 70 АПК РФ: обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований. Хотя прямо ВС РФ на данную норму не сослался.


День
Неделя
Месяц