1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1329

Уловки следствия. Типичные способы маскировки незаконности заключения под стражу

Зачастую органы предварительного расследования располагают доказательствами, делающими возможным не только подозревать лицо в совершении преступления небольшой (средней) тяжести, но и, безусловно, в течение 10 суток собрать доказательства, которые позволят на законных основаниях предъявить лицу обвинение в совершении такого преступления. И такое обвинение предъявляется. Лицо становится обвиняемым. Однако этого им мало. Обвинения лица в совершении впервые преступления небольшой (средней) тяжести обычно недостаточно для убеждения суда в необходимости избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу. Гораздо легче это сделать в отношении задержанного, который якобы совершил несколько преступлений или не только преступление небольшой (средней) тяжести, но и особо тяжкое преступление.

Кто задержан?

С одной стороны, задержание в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ обвиняемого законом не предусмотрено так же, как и задержание свидетеля (потерпевшего и др.). В статьях 91 и 92 УПК РФ речь идет о задержании лишь подозреваемого. С другой стороны, ст. 100 УПК РФ требует немедленно отменить меру пресечения, если в течение 10 (45) дней после задержания в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ лицу не предъявлено обвинение в совершении того преступления, в связи с подозрением в котором он был задержан.

Что же делают наши доблестные стражи порядка? Они инициируют возбуждение уголовного дела о другом преступлении (других преступлениях) либо используют уже возбужденное уголовное дело о нераскрытом преступлении. Лицо (обвиняемого по другому делу) задерживают по подозрению в совершении «нового» (нередко которое якобы было совершено несколько лет назад) преступления.

Дело на этом основании соединяют с делом, по которому он уже наделен статусом обвиняемого. И орган предварительного расследования возбуждает перед судом ходатайство об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу, умалчивая о требовании ст. 100 УПК РФ, наличии у лица статуса подозреваемого, невозможности задержания обвиняемого и об отсутствии доказательств, позволяющих предъявить ему обвинение в совершении преступлений, к которым он будто бы причастен. Таким путем правоохранительные органы создают видимость законности при незаконном содержании лица под стражей.

Способы вуалирования

В своем постановлении о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу следователь, а затем в постановлении об избрании названной меры пресечения суд обосновывают наличие фактических оснований заключения лица под стражу и, главное, невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения подозрением лица в совершении ряда преступлений (тяжкого или особо тяжкого преступления), но избирают меру пресечения в виде заключения под стражу обвиняемому, а не лицу, наделенному двумя статусами: обвиняемого по одному эпизоду и подозреваемого по другим (другому). Требование ст. 100 УПК РФ, обязывающее предъявить заключенному под стражу подозреваемому не позднее 10 (45) суток с момента его задержания обвинение в совершении преступления, в причастности к которому он подозревался, игнорируется. «Забывают» органы предварительного расследования и о требовании ст. 100 УПК РФ, согласно которому если в вышеуказанный срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется.

Это один способ. Другой способ состоит также из двух этапов. Сначала лицо задерживается, и ему избирается мера пресечения в виде заключения под стражу в связи с подозрением в особо тяжком преступлении. Затем возбуждается уголовное дело о преступлении небольшой (средней) тяжести. Дела соединяются и в 10-дневный срок с момента задержания лицу предъявляется обвинение в совершении преступления небольшой (средней) тяжести. Обвинение же в совершении особо тяжкого преступления уже никогда не предъявляется.

Лицо продолжает находиться под стражей (несколько месяцев) до момента возбуждения ходатайства о продлении срока содержания под стражей. И только если суд, рассматривающий вопрос о продлении срока содержания под стражей, обратит внимание на незаконность избрания искомой меры пресечения, требование ст. 100 УПК РФ (несвоевременно, с явным и прямым нарушением правила о немедленности) выполняется – мера пресечения отменяется.

Пример

Так, Московским городским судом 2 июля 2015 года по делу № 10-9264 было вынесено Апелляционное постановление, которым обвиняемая В. освобождена из-под стражи, а постановление нижестоящего суда о продлении срока содержания ее под стражей отменено. Апелляционная инстанция следующим образом обосновала собственное решение.

«14 апреля 2015 года Пресненским МРСО СУ по ЦАО ГСУ СК РФ по Москве возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных лиц по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В. 17 апреля 2015 года была задержана по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

18 апреля 2015 года на основании постановления Пресненского районного суда г. Москвы В., подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

При этом в постановлении о рассмотрении ходатайства в порядке статьи 108 УПК РФ суд дал оценку обоснованности подозрения В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, а также наличию оснований и соблюдению порядка задержания подозреваемой (статьи 91 и 92 УПК РФ); наличию предусмотренных статьей 100 УПК РФ оснований для избрания меры пресечения до предъявления обвинения.

Впоследствии 23 апреля 2015 года в отношении В. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в этот же день данное уголовное дело соединено в одно производство с уголовным делом, возбужденным 14 апреля 2015 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

24 апреля 2015 года В. предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Однако обвинение В. по ч. 1 ст. 105 УК РФ, по подозрению в совершении которого она была задержана, а впоследствии заключена под стражу, в установленный ч. 1 ст. 100 УПК РФ срок так и не было предъявлено.

Предъявление В. обвинения по ч. 4 ст. 159 УК РФ не может являться основанием для содержания ее под стражей и дальнейшего продления срока содержания под стражей, поскольку основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. 97, 99 УПК РФ, учитывались судом исходя из подозрения В. в совершении конкретного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, при изложенных в постановлении обстоятельствах.

Вышеизложенное не было учтено судом первой инстанции при рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей В.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что постановление суда подлежит отмене, поскольку принято с нарушением норм уголовно-процессуального закона».

Обоснование незаконности заключения под стражу

Это пример «счастливого» разрешения вопроса об освобождении незаконно содержащейся под стражей обвиняемой, после реализации правоохранительными органами в отношении нее второго способа, замаскированного под законное безусловно незаконного содержания лица под стражей. Между тем большинство вышеуказанных доводов апелляционной инстанции могут быть использованы и при обосновании незаконности содержания обвиняемого под стражей в ходе применения первого способа.

Ведь и в случае, когда «обвиняемому» (а в действительности лицу с двойственным статусом: обвиняемого и подозреваемого) избирается мера пресечения в виде заключения под стражу, «в постановлении о рассмотрении ходатайства в порядке статьи 108 УПК РФ суд» дает «оценку обоснованности подозрения» этого лица «в совершении преступления», обвинение по которому ему своевременно не предъявляется, «а также наличию оснований и соблюдению порядка задержания подозреваемой (статьи 91 и 92 УПК РФ)». «Основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. 97, 99 УПК РФ, учитывались судом исходя из подозрения» лица «в совершении конкретного преступления… при изложенных в постановлении обстоятельствах».

Причем в рассматриваемой ситуации обычно суд умалчивает о двойственном статусе (обвиняемого и подозреваемого) лица, в отношении которого избирается мера пресечения, и поэтому не дает никакого анализа «предусмотренных статьей 100 УПК РФ оснований для избрания меры пресечения до предъявления обвинения». Что является еще одним свидетельством существенного нарушения требований уголовно-процессуального закона при избрании судом меры пресечения в виде заключения под стражу.

«При таких обстоятельствах», действительно, «постановление суда» об избрании искомой меры пресечения «подлежит отмене, поскольку принято с нарушением норм уголовно-процессуального закона».

Отменяйте постановление раньше

Решения об освобождении обвиняемого из-под стражи можно ждать от суда, который будет рассматривать вопрос о продлении срока содержания лица под стражей. Но оправданно ли столь долгое ожидание? Несомненно нет. Указанные обстоятельства следует доложить апелляционной инстанции, которой будут проверяться законность и обоснованность постановления суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Они свидетельствуют о незаконности избрания судом меры пресечения в виде заключения под стражу, тем более когда избранная ранее обвиняемому мера пресечения (до его задержания) ни разу не была нарушена.

Если к моменту судебного заседания в апелляционной инстанции установленный ст. 100 УПК РФ срок истек, а органы предварительного расследования не представили в суд документы, свидетельствующие о выполнении требований ст. 100 УПК РФ (о предъявлении обвинения), избранная мера пресечения должна быть отменена уже в связи с одним лишь требованием ч. 1 или ч. 2 ст. 100 УПК РФ. То обстоятельство, что законодатель призывает к немедленной отмене меры пресечения при непредъявлении в указанный в ст. 100 УПК РФ срок обвинения, не позволяет суду апелляционной инстанции «переложить рассмотрение» этого вопроса на суд, избравший меру пресечения.

Суд апелляционной инстанции в искомой ситуации при наличии к тому оснований вправе избрать меру пресечения, но уже не в отношении лица, наделенного двойным статусом (обвиняемого и подозреваемого), а лишь в отношении обвиняемого. При вынесении этого решения, с одной стороны, не должно учитываться подозрение лица в совершении иных преступлений. С другой стороны, исследованию подлежит также вопрос поведения обвиняемого в ходе применения к нему ранее меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

Притом, несомненно, если (а такое случается) избранная ранее в отношении подозреваемого мера пресечения, к примеру подписка о невыезде, не была отменена специальным постановлением следователя (дознавателя и др.), в резолютивной части постановления суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу отсутствует упоминание о ранее избранной в отношении обвиняемого подписке о невыезде, последняя продолжает свое действие (после отмены решения о заключении его под стражу).