Если банк предъявил к платежу вексель по залоговому индоссаменту, обязательство должника, обеспеченное таким залогом, не прекращается

| статьи | печать

Поскольку заемщик не вернул кредит, банк предъявил к платежу вексель по залоговому индоссаменту. Но векселедатель, а также заемщик были признаны банкротами. ВС РФ в Определении от 18.07.2016 № 305-ЭС16-1140 по делу № А40-32085/2014 решил, что в этом случае банк вправе включить свои требования в реестр требований кредиторов как заемщика, так и векселедателя.

Суть дела

ООО «ИнтерОптима» (далее — заемщик) получило в банке кредит на 350 млн руб. Кредитный договор был обеспечен векселем на 400 млн руб., выданным ООО «Форум-Трейд» (далее — векселедатель). Векселедержателем являлось ООО «Союз», которое заключило с банком договоры о залоге векселя и передало ему по залоговому индоссаменту в залог простой вексель на сумму 400 млн руб., выданный векселедателем. В договоре залога векселя было указано, что обращение взыскания на вексель производится во внесудебном порядке путем предъявления векселя к платежу на основании решения залогодержателя (то есть банка), о чем залогодатель (векселедержатель) извещается в письменном виде.

Заемщик кредит не вернул. Банк получил решение суда о взыскании с него задолженности, но впоследствии заемщик был признан банкротом. Банк предъявил вексель к платежу векселедателю. Но и векселедатель тоже был признан банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство.

В такой ситуации банк решил включиться в реестры требований кредиторов обоих банкротов. Ведь ему не удалось получить деньги ни с заемщика (по решению суда), ни с векселедателя (путем предъявления векселя к платежу). Банк подал заявление о включении в реестр требований кредиторов векселедателя на сумму 800 млн руб. (из них требования на 400 млн руб. были основаны на векселе заемщика, находящемся у банка в залоге). Конкуренцию банку решил составить векселедержатель: он заявил аналогичные требования и рассчитывал получить вексельный долг.

Суд первой инстанции включил банк в реестр требований кредиторов векселедателя, а в удовлетворении требования векселедержателя отказал. Он исходил из того, что, передав вексель по залоговому индоссаменту, векселедержатель исполнил перед банком обязательства заемщика и стал его кредитором (то есть по сути мог включиться в реестр требований кредиторов заемщика). При этом банк реализовал свое право залогодержателя векселя, предъявив требование о платеже по векселю к векселедателю. Таким образом, банк включился в реестр требований кредиторов банкрота-векселедателя.

А вот в деле о банкротстве заемщика для банка все оказалось не так просто. Он заявил о включении в реестр требований кредиторов суммы невозвращенного кредита и пени. Но и в этом деле векселедержатель заявил аналогичное требование. Он ссылался на исполнение обязательств заемщика перед банком передачей векселя, реализацию банком своего права по договорам о залоге векселя и предъявлении его к платежу векселедателю, а также на то, что банк уже включен в реестр требований кредиторов векселедателя по вексельному долгу.

В итоге требования банка и векселедержателя объединили в одно дело.

Судебное разбирательство

В рамках дела о банкротстве заемщика суд первой инстанции включил в реестр требований кредиторов векселедержателя с требованиями на 400 млн руб. Банк тоже включился в реестр, но на гораздо меньшую сумму: только в части требования вексельных процентов на 4 млн руб. Апелляция и кассация поддержали это решение. Суды исходили из того, что векселедержатель, передав банку вексель, исполнил обязательство заемщика по кредитному договору. А значит, к векселедержателю перешли права требования по кредитному договору. Предъявив вексельный долг к включению в реестр в рамках дела о банкротстве векселедателя, банк реализовал свое право, поэтому его требования не могут быть включены еще и в реестр требований кредиторов заемщика.

Банк не согласился с такой позицией судов и подал кассационную жалобу в ВС РФ. Он ссылался на то, что включение его требований в реестр требований кредиторов векселедателя не подтверждает получение денежного удовлетворения по этому требованию. Следовательно, это обстоятельство не исключает одновременное включение требований в реестр требований кредиторов банкрота-заемщика. Кроме того, по его мнению, суды неправильно сделали вывод об исполнении векселедержателем обязательств по кредитному договору и переходе в связи с этим к нему прав кредитора. Помимо передачи векселя в залог по договору на нем был совершен залоговый индоссамент в пользу банка. В связи с банкротством векселедателя банк обратил взыскание на вексель путем подачи требования о включении в реестр кредиторов векселедателя. Процедура обращения взыскания не привела к удовлетворению требований банка, поэтому, вопреки выводам судов, ее нельзя рассматривать как исполнение векселедержателем обязательств заемщика по кредитному договору.

Банк указал, что право требовать оплаты по векселю с залоговым индоссаментом — это упрощенный порядок обращения взыскания на залог, установленный вексельным законодательством. При этом вексель, предъявленный залогодержателем к оплате, не переходит в собственность залогодержателя в смысле общих норм ГК РФ, не рассматривается как отступное по кредитному договору и не погашает основное обязательство. Более того, даже если считать эти отношения отступным, банк не давал согласия на замену денежного долга. Сторонами договора залога было достигнуто соглашение о праве обращения взыскания на вексель во внесудебном порядке, что не равнозначно понятию урегулирования спора по кредитному договору без обращения в суд.

Вопреки выводам судов, внесудебный порядок обращения взыскания на вексель не всегда приводит к фактическому урегулированию спора, что и произошло в этом деле. Договор залога векселя следует рассматривать как один из способов обеспечения исполнения обязательств, однако залоговое обязательство векселедержателя не привело к погашению основного обязательства по возврату кредита.

Позиция ВС РФ

Доводы банка показались убедительными для ВС РФ, поэтому он отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что банк так и не получил свои деньги назад: заемщик кредит не вернул, а предъявление банком векселя к платежу также не привело к погашению кредита. Никаких других обстоятельств, подтверждающих прекращение обязательств заемщика перед банком, не было установлено. А значит, требования банка однозначно подлежат включению в реестр требований кредиторов заемщика. При этом факт включения банка в реестр требований кредиторов векселедателя никак не влияет на принятие этого решения.

Обстоятельства, установленные в судебных актах по результатам рассмотрения требований о включении в реестр кредиторов векселедателя, не являются преюдициальными. Суд вправе прийти к иным выводам, указав соответствующие мотивы.

При этом вторая кассация отметила, что передача векселя в залог не переносит право собственности на нового векселедержателя и сама по себе не может оцениваться как исполнение обязательства заемщика по возврату кредита, в том числе и с учетом факта обращения банком взыскания на заложенный вексель (п. 19 Положения о переводном и простом векселе, утвержденного постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.37 № 104/1341, п. 31 постановления Пленума ВС РФ № 33, Пленума ВАС РФ № 14 от 04.12.2000 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей»).

В итоге дело направлено на новое рассмотрение для установления размера требований банка, подлежащих включению в реестр требований кредиторов заемщика.
День
Неделя
Месяц