1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 85

Из Вознесенских. Александр

Выдающийся ученый-экономист, педагог от Бога, неуемный просветитель, врожденный организатор, один из тех, кто творил эпоху и стал ее символом. Таков герой новой книги издательства «РМП» «Александр Алексеевич Вознесенский. Ученый. Педагог. Просветитель».

Революции жалости не знают: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…» Затем, казалось бы, после прощальных гудков «философских пароходов», разборок с «белогвардейской профессурой» в интеллектуальном, образовательном фундаменте России первой трети XX века должна была образоваться невосполнимая брешь. Но щедра Россия на таланты. Один из них, уроженец села Малиново в Тульской губернии, родители которого не окончили даже начальной школы (по тем временам — четырехлетка), летом 1917 г. прибыл в бурлящий после- и предреволюционный Петроград — Александр Вознесенский. В кармане у него был документ о блестящем окончании четырех классов духовной семинарии, а в душе — неодолимое желание учиться дальше. Поступив в историко-филологический институт, через три года он перевелся в Петроградский (вскоре — Ленинградский) государственный университет.

Студент, выпускник с высшей оценкой по всем предметам, сразу ассистент кафедры, затем доцент, профессор, декан, ректор, министр просвещения РСФСР (а по сути — всего Союза).

Сухие вехи трудовой биографии Александра Алексеевича Вознесенского. А за ними — глубокие познания политической экономии, жаркие баталии против механистических и идеалистических искажений марксизма, научные труды, заложившие новый, социалистический этап познания политэкономии. Потрясающий педагог, лектор, трибун. О лекциях Вознесенского сообщали ленинградские газеты, радио, афиши. Об экономической науке он рассказывал так увлеченно и интересно, что студенты с других отделений университета уходили «в экономику».

Свой общественный авторитет он использовал на продвижение обожаемой им науки — в 1939 г. в составе исторического факультета ЛГУ возникло первое в СССР специальное отделение политической экономии. Для этого требовалось решение правительства…

Он привлек сюда лучших ученых-экономистов, а в июне 1940 г. стал деканом нового политико-экономического факультета ЛГУ.

Ректором Ленинградского университета Александр Алексеевич назначен в судьбоносном для страны июле 1941 г. Война, блокада Ленинграда, бомбежки, невыносимые голод и холод — но ЛГУ жив. Эвакуация выживших преподавателей и студентов в Саратов, организация процесса обучения там, совмещение руководства двумя университетами — Ленинградским и Саратовским, возвращение в 1944-м в Ленинград, восстановление порушенного хозяйства ЛГУ, организация учебного процесса, мощное наращивание послевоенного научного потенциала университета. Это все благодаря недюжинным организаторским, управленческим талантам Александра Алексеевича Вознесенского, вдохновляющей его стойкости, доброты и неукоснительной требовательности, принципиальности, порядочности и отдачи его души.

К сожалению, о нем и его работе современному читателю почти ничего неизвестно — в отличие от его младшего брата, видного государственного деятеля Николая Алексеевича Вознесенского. Потому так ценны воссоздающие облик Александра Вознесенского собранные в книге документы, газетные публикации, исторические и семейные фотографии, воспоминания коллег, учеников, родственников.

У старшего Вознесенского также была открытая дверь в большую политику, в частности через международный Славянский комитет, на участие в котором этого авторитетного ученого руководство страны сделало свою ставку. Но разрыв отношений с Югославией закрыл эту возможность. Тем не менее с 1948 г. Александр Алексеевич — министр просвещения РСФСР и депутат Верховных Советов СССР и РСФСР.

Брат Николай, председатель Госплана и заместитель председателя Правительства СССР, был против назначения Александра министром. Возможно, он понимал, что выдающемуся ученому-экономисту опасно приближаться в годы большого террора к «отцу всех народов» и «великому учителю» И. Сталину. Опасения были не напрасны.

В «Списке арестованных МГБ СССР изменников родины, шпионов, подрывников и террористов» по скроенному в 1949 г. «Ленинградскому делу» Николай Алексеевич стоит под № 1, а Александр Алексеевич — под № 8. Их родная сестра Мария Алексеевна — № 14. Высшая мера. Расстреляли, сожгли, прах «не востребован».

По этому делу, о якобы политическом заговоре против партии и лично Сталина, оклеветаны, истерзаны, расстреляны, сосланы в ссылку тысячи и тысячи ни в чем не повинных людей. Арестам и репрессиям подверглись семьи, родственники Вознесенских. Одним из них был сын Александра Алексеевича — Лев Александрович Вознесенский, особую благодарность которому издательство «РМП» выражает за участие в подготовке книги.

Александр Алексеевич и Мария Алексеевна Вознесенские вместе с другими расстрелянными в Москве покоятся на территории Донского монастыря в «Могиле № 3 для невостребованных прахов». На плитах воздвигнутого на ней в 1996 г. мемориале надпись: «Ленинградцы… Честь, Долг и Отчизна были для вас превыше всего. Время сохранит ваши имена…»

А село Малиново, рассказывает интернет, административно теперь не в Тульской губернии, а в Орловской.

Щедра Россия на таланты…

К сведению

Единственное богатство — книги

«После ареста отца во время обыска в квартире находился мой младший брат, у которого проводившие эту «операцию» выясняли интересующие их вопросы:

— Где ваши золото и драгоценности?

— У нас их никогда не было.

— А деньги?

— Вот — остаток от последней заработной платы отца. Это все что есть.

— Ну а машина где стоит?

— Машины у нас нет.

— Так что же у вас тогда есть?

— Как — что? Книги…

— И это — министр?! Вот мы арестовывали министра лесной промышленности, так у него!..

И дальше взахлеб пошел рассказ о том, что, по мнению обыскивавших, должно быть у «настоящего» министра».

Воспоминание Л.А. Вознесенского из книги о его отце — А.А. Вознесенском