ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип

Отсутствие актов выполненных работ не помешало подрядчику взыскать с заказчика убытки

| статьи | печать | 247

Подрядчик не смог доказать стоимость строительных работ по возведению многоэтажного дома. На этом основании суды трех инстанций отказались взыскивать убытки с его контрагента. Однако суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков только в связи с недоказанностью размера подлежащих взысканию убытков. К такому выводу ВС РФ пришел в Определении от 03.03.2016 № 309-ЭС15-13936 по делу № А71-10520/2014.

Суть дела

Строительная организация (далее — подрядчик) и общество с ограниченной ответственностью (далее — общество, компания) заключили договор о взаимном сотрудничестве, предметом которого выступало строительство многоквартирного дома. По условиям соглашения компания предоставляла для строительства право аренды земельного участка, обязалась проложить коммуникации и получить всю необходимую для строительства документацию, а подрядчик должен был за свой счет осуществить строительные работы. В результате общество должно было получить 1845,43 кв. м площади помещений в доме (общая проектная площадь помещений — 18477,14 кв. м), а подрядчик — стать владельцем всех остальных площадей. Однако впоследствии оба партнера были признаны банкротами, а дом остался недостроенным. Каждая сторона заявила о включении объекта незавершенного строительства в конкурсную массу, однако вышло это только у компании. Подрядчик не смог включить объект в конкурсную массу, поскольку не имел прав на земельный участок, на котором находился дом. Общество же заключило со своими кредиторами мировое соглашение, передав права на дом в счет погашения долгов. Подрядчик обратился в суд с требованием взыскать с компании причиненные убытки.

Судебное разбирательство

Суды всех трех инстанций отказали в удовлетворении иска.

Спорный договор о взаимном сотрудничестве был признан смешанным и содержащим в себе элементы как договора простого товарищества с привлечением инвестиций, так и строительного подряда. Следовательно, стороны при его заключении должны были согласовать ряд существенных условий, без которых договор считается незаключенным. Так, существенным условием договора строительного подряда является условие о начальном и конечном сроках выполнения работ (п. 1 ст. 708 ГК РФ). В свою очередь, существенным условием для договора простого товарищества является соглашение о размерах и порядке внесения вкладов в совместную деятельность, о совместных действиях товарищей и об общей цели. Однако положения спорного договора не позволили определить ни размер вклада каждого участника договора, ни сроки выполнения работ. Сторонами не было конкретизировано имущество, подлежащее распределению, не произвели стороны и денежную оценку вклада каждого участника. Кроме того, из содержания спорного договора невозможно идентифицировать имущество, внесенное истцом и ответчиком в качестве вклада по спорному договору. Установив, что стороны не согласовали существенные условия спорного договора, суд первой инстанции признал его незаключенным.

В подтверждение размера фактически понесенных расходов на строительство дома подрядчик (далее — истец) представил экспертное заключение. Убытки истца, согласно указанному документу, составили 297 601 000 руб. Суд посчитал экспертное заключение ненадлежащим доказательством в связи с тем, что в распоряжение эксперта не передавалось ни одного акта выполненных работ (формы № КС‑2) и ни одной справки о стоимости выполненных работ и понесенных затрат (формы № КС‑3). Подрядчик объяснил отсутствие указанных актов тем, что истец и общество (далее — ответчик) не предполагали вести расчеты, а планировали просто распределить между собой помещения.

В результате подрядчику не удалось доказать стоимость выполненных работ. Тем не менее суд не ставил под сомнение, что недостроенный объект существует, а значит, работы по его возведению производились.

В апелляции судьи опровергли вывод первой инстанции о том, что спорный договор является незаключенным. Они отметили, что при наличии сомнений в заключенности договора необходимо оценивать обстоятельства и доказательства в совокупности и принимать решение в пользу сохранения установленных обязательств. Кроме того, суд должен исходить из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений. Оценив действия сторон (выполнение обществом обязанностей, связанных с получением прав на земельный участок и оформлением разрешения на строительство), апелляционный суд пришел к выводу, что между сторонами сложились договорные отношения по строительству жилого дома. При этом между ними не возникло вопросов, свидетельствующих о неопределенности предмета строительства или сроков выполнения работ. Отчуждение объекта незавершенного строительства на основании мирового соглашения дает право истцу требовать возмещения причиненных ему убытков. Суд кассационной инстанции согласился с указанным выводом. Однако, признавая право истца взыскать убытки, суды посчитали их размер недоказанным.

Позиция Верховного Суда

ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отказ судов взыскать убытки был связан с тем, что истцу не удалось достоверно установить их размер. Наличие оснований для взыскания причиненных убытков судами не отрицалось. Вместе с тем в п. 11 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» было разъяснено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Согласно п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению. Объект незавершенного строительства был фактически частично возведен, право собственности на него в установленном законом порядке по обращению ответчика было зарегистрировано в ЕГРП. Согласно выписке из ЕГРП при государственной регистрации права собственности его степень готовности составляла 51%. Недостроенный жилой дом, представляя определенную имущественную ценность, был объектом сделки по его отчуждению ответчиком (по мировому соглашению) третьим лицам. Обращаясь в суд, истец представил доказательства размера понесенных им затрат, в том числе экспертное заключение.

Суды нижестоящих инстанций не признали данное заключение надлежащим доказательством из-за отсутствия в нем указания на акты выполненных работ по форме № КС‑2 и на справки о стоимости выполненных работ по форме № КС‑3. Однако истец по условиям договора возводил спорный объект своими силами и за свой счет, а договор о взаимном сотрудничестве, имеющий смешанную природу, не содержал такой обязанности.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ посчитала, что акты нижестоящих инстанций противоречат п. 5 ст. 393 ГК РФ, согласно которому суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков только в связи с недоказанностью размера подлежащих взысканию убытков.

При новом рассмотрении спора ВС РФ рекомендовал судам определить размер убытков с разумной степенью достоверности. В данном случае необходимо руководствоваться положениями ч. 2 ст. 393 ГК РФ о том, что возмещение убытков в полном размере достигается, если кредитор будет поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом. Поскольку интерес истца в реализации договора о сотрудничестве заключался в получении в собственность части площадей в построенном им жилом доме, но в результате неправомерных действий общества не может быть достигнут (по причине отчуждения дома третьим лицам), размер причиненных истцу убытков необходимо определить, основываясь на стоимости подлежащих передаче истцу площадей.

День
Неделя
Месяц