1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 6585

Когда кредитор и должник совпадают в одном лице: аренда, лизинг и другие обязательства

Особое место среди оснований прекращения обязательств занимает совпадение должника и кредитора в одном лице. Возникновение такой ситуации в принципе исключает возможность исполнения обязательства, в котором больше независимых субъектов с самостоятельными интересами. Рассмотрим, как данное основание прекращения обязательств участниками гражданского оборота используется на практике.

Какое совпадение!

В силу ст. 413 Гражданского кодекса РФ обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства.

Примерами такой ситуации может быть ДТП с участием двух транспортных средств, принадлежащих одному и тому же владельцу, где виновником и потерпевшим стали его сотрудники. Поскольку в данном случае деликтное обязательство не возникает, отсутствует и объект страхования, как по ОСАГО, так и по каско (решение Арбитражного суда г. Москвы от 29.07.2015 по делу № А40-77719/15-16-500), что не лишает владельца пострадавших транспортных средств права взыскать ущерб с причинителя вреда (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24.09.2012 по делу № А28-8940/2011).

Один государственный орган не сможет взыскать денежные средства с другого в ситуации, когда третьему лицу одним госорганом были безосновательно выплачена сумма на основании данных, представленных другим госорганом (например, выплата ПФР пенсии гражданину на основании неправомерно выданного МВД России удостоверения ветерана боевых действий), поскольку нарушенные имущественные права казны не восстанавливаются перераспределением денег. В этом случае пострадавший госорган не лишен права защитить свои интересы в самостоятельном порядке против неосновательно обогатившегося гражданина (постановление ФАС Московского округа от 26.11.2012 по делу № А40-21132/12-2097).

Обязательства арендатора по договору аренды прекращаются в случае выкупа арендованного имущества, поскольку в таком случае меняется основание владения, и бывший арендатор становится собственником. В этом случае арендодатель-собственник и арендатор совпадают в одном лице, обязанность по внесению арендных платежей прекращается (решение Арбитражного суда Красноярского края от 23.12.2014 по делу № А33-19994/2014) с момента регистрации в ЕГРП перехода права собственности на имущество, если иной момент не оговорили сами стороны (ст. 421 ГК РФ).

С момента выкупа предмета лизинга обязательства лизингополучателя по договору лизинга по внесению лизинговых платежей прекращаются в той части, которая составляет выкупную цену (постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.04.2015 № Ф05-2394/2015). У наймодателя, который произвел отчуждение квартиры или иного жилого помещения в собственность нанимателя, прекращается право на сбор платы за его наем, поскольку собственник и наниматель имущества совпадают, бывший наниматель получает владение имуществом на праве собственности, что влечет прекращение обязательства по внесению указанной платы (решение Ишимского городского суда Тюменской области от 22.07.2015 по делу № 2-617/2015).

Аналогичным образом прекращение арендного обязательства по ст. 413 ГК РФ происходит в случае, когда право аренды в отношении земельного участка, переданного для целей строительства многоквартирного дома, заменяется правом общей долевой собственности собственников квартир в таком доме.

С момента регистрации права собственности первого лица на любое из помещений в многоквартирном доме соответствующий земельный участок поступает в долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме, а договор аренды этого участка прекращается на основании ст. 413 ГК РФ независимо от того, в частной или в публичной собственности находился переданный в аренду земельный участок (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды»).

О долговых обязательствах

Долговое обязательство прекращается по рассматриваемому основанию в случае реорганизации кредитора и должника в форме слияния или присоединения. Однако в этом случае их правопреемник обязан при исчислении налога на прибыль отразить в составе внереализационных доходов погашенную задолженность (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 01.07.2015 по делу № А28-10358/2014). В связи с этим участникам гражданского оборота погашение долгов и отражение соответствующей операции в налоговом учете следует проводить до начала процесса реорганизации, чтобы исключить указанный налоговый риск.

Обязательство эмитента облигаций прекращается в случае их выкупа им, поскольку в этом случае происходит совпадение кредитора и должника в одном лице: являясь лицом, обязанным по облигациям, эмитент в результате их выкупа прекращает свое заемное обязательство.

Иногда на практике можно встретить приобретение должником у кредитора права требования к себе вместо погашения долга, что влечет тот же самый правовой эффект — прекращение долгового обязательства, только не надлежащим исполнением (ст. 408 ГК РФ), а в связи с совпадением должника и кредитора в одном лице. Такой способ выгоден должнику в случае, когда срок оплаты выкупаемого им права требования к себе наступает после получения самого права, которое происходит по общему правилу в дату заключения договора цессии. Должник будет должен заплатить кредитору ту же сумму, что он был ему должен по первоначальному долговому обязательству, однако с выкупом права требования он получает отсрочку платежа, притом что с прекращением первоначального долгового обязательства утрачивается основание для начисления неустоек или штрафных процентов, что также создает определенную выгоду должнику.

Однако такой способ едва ли можно назвать удачным, учитывая, что договор уступки права можно при наличии к тому оснований расторгнуть, признать незаключенным или недействительным, поскольку такой договор является сделкой, которую допускается оспаривать. Действия же должника по исполнению лежащего на нем денежного обязательства, которые сделкой не являются, оспорить нельзя, даже в случае банкротства кредитора, поскольку должник просто исполняет свою обязанность, за счет чего пополняется конкурсная масса. Между тем к договору цессии, по которому должник выкупает у кредитора право требования к самому себе, могут возникнуть вопросы.

Если должник располагает имуществом или определенными материальными ресурсами, которые позволяют ему исполнить не первоначальное долговое обязательство, а новировать его в другое или прекратить отступным (ст. 409 ГК РФ) по согласованию с кредитором, указанные способы являются наиболее предпочтительными для него, поскольку новация и отступное прекращают иные связанные с долгом требования, включая неустойку, штрафные проценты, требование о возмещении убытков (п. 3 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса РФ, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 102, п. 4 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса РФ, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 103).

Таким образом, если кредитор при согласовании условий соглашений о новации или об отступном не обратит внимание на необходимость решения вопроса относительно своих дополнительных требований, они автоматически погашаются без особой оговорки об этом в тексте соглашений. При выкупе должником у кредитора права требования к себе предметом цессии будут являться только те права требования, которые прямо названы в договоре между ними. Аналогичным образом и при обычном погашении долга все дополнительные требования кредитора к должнику нее погашаются.

Если совпадения не случилось

Рассматриваемое основание прекращения обязательств следует отличать от другого основания — зачета встречных однородных требований, которым можно прекратить обязательства с наступившим сроком исполнения или срок исполнения которых определен моментом востребования (ст. 410 ГК РФ). Отличие заключается в том, что при зачете прекращаются различные обязательства сторон, в каждом из которых соответствующая сторона является кредитором. Между тем совпадение должника и кредитора в одном лице по смыслу ст. 413 ГК РФ возможно только в рамках одного и того же обязательства.

Сказанное касается также случая, когда речь идет об исполнении публично-правовым образованием выданной им государственной или муниципальной гарантии в связи с невыполнением подотчетным ему предприятием своих обязательств перед банком или иным кредитором по долговому обязательству. В такой ситуации гарант, исполнивший кредитору обязательство должника, не приобретает к последнему регрессного требования, если невыполнение долгового обязательства было вызвано отсутствием бюджетного финансирования со стороны гаранта, притом что все имущество должника, закрепленное за ним на ограниченном вещном праве, находится в собственности гаранта, являющегося владельцем организации-должника.

Оплата расходов должника производится с учетом закладываемых в бюджет публично-правового образования затрат в виде субсидий или иной материальной помощи. При этом в расходной части его бюджета учитывается предоставление гарантии за должника на финансирование его обязательств с внесением сведений о выданной гарантии в долговую книгу публично-правового образования.

Если ни в условиях договора о предоставлении государственной гарантии, ни в договоре должника с кредитором, ни в нормативных правовых актах публично-правового образования не указан источник финансирования обязательств должника, считается, что изначально финансирование предполагается за счет самого гаранта, который и производит его за счет средств своего бюджета, которые для этого и были в нем предусмотрены.

Таким образом, если отсутствуют доказательства перечисления публично-правовым образованием в пользу должника денежных средств в качестве финансирования им его обязательств и при исполнении им как гарантом своих обязательств перед кредитором, оно не приобретает регрессное требование к должнику. В данном случае обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, поскольку, публично-правовое образование, выполняя свое обязательство гаранта, иным образом исполняет свою обязанность оказать должнику целевую финансовую помощь. Кроме того, нормативные правовые акты публично-правового образования о своем бюджете не предусматривают обязанности должника вернуть гаранту выплаченные тем в пользу кредитора денежные средства (постановление Президиума ВАС РФ от 22.04.2014 № 796/14).

Как видно из приведенного примера, обязательство должника перед кредитором по уплате определенной денежной суммы возникло из кредитного договора. У публично-правового образования не было обязательственных связей с должником, а его отношения с ним были урегулированы нормативными правовыми актами публично-правового образования о его бюджете. Самостоятельного обязательства между ними не было, регрессного требования к должнику гарант не приобрел, поскольку сам являлся должником по отношению к нему, что исключает право на предъявление регрессного требования.

В приведенном примере, на наш взгляд, не совсем корректным является вывод суда о прекращении обязательства по основанию, предусмотренному ст. 413 ГК РФ. Поскольку между публично-правовым образованием и должником самостоятельного обязательства не возникло, ввиду того, что к гаранту в регрессном порядке не перешло право требования к должнику, не произошло и совпадение должника и кредитора в одном лице. Однако в любом случае ссылка суда на указанную норму права не привела к принятию неправильного решения, поскольку гарант не получил удовлетворение своего безосновательно заявленного требования.

Одного совпадения недостаточно

Как прямо следует из ст. 413 ГК РФ, обязательство совпадением должника и кредитора в одном лице может и не прекратиться, если иное установлено законом или вытекает из существа обязательства.

В подобной ситуации могут оказаться, например, профессиональные участники рынка ценных бумаг, которые действуют в интересах различных клиентов на основании заключенных с ними посреднических договоров. В таком случае прекращение обязательств совпадением кредитора и должника в одном лице нарушило бы права их клиентов.

В пункте 9 ст. 18 Федерального закона от 21.11.2011 № 325-ФЗ «Об организованных торгах» на этот счет предусмотрено следующее. Обязательства, возникшие из договора, сторонами которого является один и тот же участник торгов или один и тот же клиринговый брокер, не прекращаются совпадением должника и кредитора в одном лице, если эти обязательства исполняются за счет разных клиентов участника торгов или за счет разных участников торгов.

Аналогичные правила предусмотрены в п. 2.2 ст. 3 Федерального закона от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»: обязательства, возникшие из договора, заключенного не на организованных торгах, каждой из сторон которого является брокер, не прекращаются совпадением должника и кредитора в одном лице, если обязательства сторон исполняются за счет разных клиентов или третьими лицами в интересах разных клиентов.

Можно привести и другие примеры случаев, когда не происходит совпадения должника и кредитора в одном лице, поскольку это не соответствует существу обязательства. Переход прав на ценные бумаги к одному из обязанных по ним лиц не прекращает долговое обязательство, вытекающее из таких ценных бумаг.

Так, права по векселю могут быть переданы самому векселедателю или иному вексельному должнику в соответствии со ст. 11 Положения о переводном и простом векселе, утв. ЦИК СССР и СНК СССР 07.08.37 № 104/1341, что не прекращает вексельное обязательство, кроме случая, когда векселедатель, получив назад свой вексель, больше не запускает его в оборот (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.10.2010 по делу № А38-758/2009).

Поручитель, приобретший облигации, исполнение обязательств по которым было обеспечено его поручительством, и впоследствии передавший их третьим лицам, продолжает отвечать перед держателями облигаций за исполнение эмитентом обязательств по ним в соответствии с условиями поручительства. Положения ст. 413 ГК РФ в данном случае применению не подлежат (п. 45 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»).