«В критерии нужно видеть его идеологию»: специалисты отвечают на вопросы о банкротстве граждан

| статьи | печать

Ложкой к обеду оказались ответы на вопросы участников мероприятия «Все о банкротстве» в правовом лекториуме lextorium.ru в первый день действия закона о несостоятельности граждан. Хотя лекторам — Андрею Егорову, к.ю.н., первому заместителю председателя совета ­Исследовательского центра частного права при Президенте РФ, действительному государственному советнику юстиции РФ 2 класса, и Олегу Зайцеву, к.ю.н., м.ч.п., доценту Российской школы частного права, советнику руководителя юридической дирекции Агентства по страхованию вкладов, — иногда приходилось не столько отвечать, сколько рассуждать вслух. Пока многие вопросы сможет решить только практика.

Гражданин является поручителем по обязательствам, срок исполнения по которым не наступил в течение периода банкротства гражданина. Требования кредитора о включении в реестр не заявлялись. Прекратится ли поручительство после завершения банкротства гражданина?

Андрей Егоров: В данной связи могу переадресовать к постановлению Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством». Рассмотрим такой пример. Есть должник и поручитель. Срок платежа — 2018 г. Поручитель входит в процедуру банкротства. Как в этой ситуации защититься кредитору? По общему правилу, пройдя через процедуру банкротства, поручитель освободится от долгов. Допустим, он ведет себя добросовестно и отдает все имущество кредиторам. Следует учесть, что требование кредитора в этом случае условное: оно не может быть заявлено, если нет нарушения со стороны должника. Что делать в такой ситуации? Выход только один — ссылаться то, что факт возбуждения дела о банкротстве поручителя является признаком ухудшения условия обес­печения (п. 46 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42. — Прим. ред.). А это дает право на досрочное истребование долга у основного должника. Заемщик в свою очередь может попытаться доказать, что это не является признаком, свидетельствующим об ухудшении положения, если у него есть еще другие поручители. Кроме того, должник может предложить в качестве поручителя другое лицо. Если кредитор отказывается и продолжает требовать досрочного погашения долга, то это может быть расценено судом как недобросовестность. Но если кредитор пропустит этот момент, то поручитель через процедуру банкротства действительно освободится от долгов, в том числе от этого поручительства.

Что будет происходить с обеспечительным платежом, внесенным должником-банкротом в обеспечение исполнения своих обязательств? Ведь эта сумма будет направлена в конкурсную массу. В таком случае будут ли какие-либо преимущества у лица, в пользу которого был внесен этот платеж?

А. Е.: Вопрос очень хороший и применим ко всем категориям банкротства. Опять рассмотрим пример. Есть кредитор и должник, который внес обеспечительный платеж на всякий случай. Речь может идти как о банкротстве должника, так и кредитора. Если банкротится кредитор, то те деньги, которые он получил в качестве обеспечения, — это обязательства, он должен их вернуть должнику. Это обязательственное требование, здесь невозможно установить никакое вещное право. Следовательно, должник пытается забрать эти деньги, а получает только права требования в реестре кредиторов. Обеспечительный платеж по факту обеспечивает интерес кредитора к должнику, но слабо обеспечивает самого должника.

Второй вариант: если банкротится должник. При условии, что не наступили основания, для того чтобы кредитор удержал этот обеспечительный платеж, в конкурсную массу должника входит право требования о возврате обеспечительного платежа, и кредитор себе его забирает. 

Но на самом деле обеспечительный платеж, в отличие от залога, где устанавливается особое вещное право на конкретную вещь, дающее преимущественное удовлетворение, создает предпосылки для зачета в будущем. Что такое обеспечительный платеж? Теоретически у меня может появиться долг перед вами на миллион рублей. Например, по оплате арендованной у вас квартиры. И я вам сегодня уже внес платеж, который вы можете зачесть как обеспечение выплаты мной этих денег. Проблема в том, что с зачетом у нас в стране все плохо. Считается, что это типичное пре­имущественное удовлетворение одного из кредиторов — когда должен и банкрот, и банкроту. Выходит, что когда я банкрочусь, вы свой долг передо мной должны заплатить, а вот ваше требование ко мне ставится в реестр. Были попытки раскачать как-то, изменить эту ситуацию, но пока ничего не получилось. Поэтому изначально предпосылки для развития обеспечительного платежа не очень благоприятные. Намного лучше в этом плане дела обстоят с залогом.

Как при оспаривании подозрительной сделки физлица будет применяться критерий о 20-процентной балансовой стоимости активов должника? Где будем считать балансы физлиц?

Олег Зайцев: Скорее всего, в этом критерии нужно видеть его идеологию. Если основные или ключевые активы переданы незадолго до возбуждения дела о банкротстве, то это объективно подозрительно и должно приниматься во внимание при решении вопроса о том, действовали ли стороны добросовестно. Если применять его буквально, то понятно, что рассчитывать рыночную стоимость активов граждан неэффективно из-за неэффективнос­ти методологии российского бухучета. Скорее эта норма помогает нам убедить суд в том, что если физлицо передало ключевые активы, то, вероятно, оно это сделало со злым умыслом. К самой цифре, думаю, не нужно цепляться.

Должник принял решение о ликвидации и планирует начать упрощенную процедуру банкротства. У кредитора есть денежные требования, срок исполнения которых наступил, но они не просужены. Кредитор сам хотел бы выступить заявителем, но не успеет получить судебное решение, вступившее в законную силу. Есть ли возможность у кредитора заявить о банкротстве должника без получения судебного решения?

А. Е.: Только если он банк. Законодатель пошел по пути устранения формальных препятствий (наличия просуженной задолженности), но пока только для отдельных субъектов.

О. З.: Мне кажется, что в особо вопиющих случаях, когда долг очевиден, рано или поздно судам придется признать, что не только банк может заявить о банкротстве. Должен сложиться очевидный казус: когда должник явно выводит активы, у кредитора есть серьезные доказательства, и нельзя тянуть, а нужно сразу вводить конкурс, потому что нет никаких шансов на реабилитационную процедуру. Более того, мы видим, что сначала закон № 476-ФЗ, а затем и закон № 154-ФЗ расширяют перечень случаев, когда можно возбудить дело, не просудив требования. То есть вероятность такого казуса повышается. И вообще, чем больше будет таких дел, тем быстрее правопорядок продвинется к тому, чтобы вообще отказаться от решения суда. Все зависит от того, будут ли суды способны обсуждать несостоятельность в ситуации, когда вообще не будет судебных решений (подтверждающих требования к должнику. — Прим. ред.).

С банковского счета должника неправомерно были списаны денежные средства на счета физлиц в этом же банке. Конкурсный управляющий видит основания для оспаривания и обращается с запросом в банк с просьбой сообщить адреса физлиц, на счета которых зачислены деньги, чтобы указать ответчиков в иске. Банк отказывает со ссылкой на банковскую тайну. Конкурсный управляющий обращается с ходатайством об истребовании доказательств у банка и получает отказ. Как подавать иск без адресов ответчиков? Определение не обжалуется в данном случае. Но при этом известно, что Арбитражный суд МО систематически удовлетворяет подобные ходатайства управляющих. Прав ли суд с вашей точки зрения?

О. З.: Тут нужно судить абстрактно. Хочу обратить внимание, что закон № 482-ФЗ расширил полномочия арбитражного управляющего по испрашиванию информации, и в п. 1 ст. 20.3 [Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». — Прим. ред.] написано, что управляющий может запрашивать сведения не только о должнике, но и о его контрагентах, включая сведения, составляющие банковскую тайну. Эта новелла была создана специально для решения этих проблем. В то же время это не значит, что всегда вам предоставят любую информацию и в любом объеме.

Поэтому при наличии конфликта между управляющим и банком этот вопрос должен решать суд, рассматривающий дело о банкротстве. Если управляющий видит, что отказ не обоснован, можно так и написать в исковом заявлении, указав, что банк данные не дает. Есть более сложный путь: подать иск об убытках к банку, если он участвовал в совершении операции очевидно подозрительной, и это можно доказать. Есть и третий вариант: иск об убытках к банку, связанных с тем, что он не предоставляет управляющему необходимую информацию. И в КоАП РФ, и в УК РФ у нас (зависимости от суммы, на которую банк не давал информацию) предусмотрены статьи (ч. 7 ст. 14.13 КоАП РФ и ч. 3 ст. 195 УК РФ. — Прим. ред.) за неправомерный отказ от предоставления информации управляющему и публично-правовая ответственность. Тут нужно писать заявление о возбуждении дела.

День
Неделя
Месяц