1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2522

Об ограничениях прав заемщиков в кредитных договорах

В целях минимизирования рисков неплатежей банки при заключении кредитных договоров часто включают в них условия, которые дают им определенные гарантии возвратности кредитных средств, помогают в допустимых пределах осуществлять конт­роль за деятельностью заемщика, с тем чтобы в нужный момент принять оперативные меры. Что это за меры, в каких случаях они не противоречат законодательству, а в каких противоречат, расскажем в статье.

В своей кредитной политике банки стараются минимизировать возможные риски неплатежей со стороны клиентов. Перед выдачей кредита заемщику они проводят его тщательную проверку и анализируют платежеспособность, оценивают перспективность бизнеса, способность генерировать достаточный денежный поток. Для того чтобы обеспечить возвратность предос­тавляемых кредитных средств, банки догова­риваются с заемщиками об использовании различных инструментов (залог, поручительство, страхование имущества заемщика).

Но в первую очередь банки используют сам кредитный до­говор, заложив в него те условия, которые дадут им определенные гарантии возвратности кредитных средств, помогут в допус­тимых пределах осуществлять контроль за деятельностью заемщика, с тем чтобы в нужный момент принять оперативные меры. Для этого в кредитных договорах банки предусматривают различные условия, позволяющие им контролировать платежеспособность своих заемщиков и их финансовую устойчивость. Заемщики должны внимательно изучать такие условия, поскольку впоследствии им будет нелегко доказывать ущемление своих прав, учитывая, что они добровольно пошли на те или иные условия.

Согласованные ограничения следует рассматривать как обязательства заемщика

Банки вправе в кредитных договорах с заемщиками преду­сматривать различные условия, которые в определенной степени будут ограничивать их правоспособность (например, запрет принимать на себя поручительство или давать деньги взаймы без согласия банка). Такие условия должны быть максимально конкретизированы и ясны, ограничены временными рамками — периодом действия кредитного договора. Их включение в кредитный договор направлено на снижение риска невозврата предоставленных кредитов и не препятствует заемщику в осуществлении его предпринимательской деятельности (п. 9 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса РФ о кредитном договоре, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 (далее — информационное письмо № 147)).

Действующее законодательство не исключает возможнос­ти временного ограничения правоспособности участников оборота с целью защиты имущественных интересов их кредиторов, при том что за это они получают положительный экономический эффект в виде выданного кредита.

Поэтому недопустимо делать вывод о нарушении банком требований законодательства РФ о свободе предпринимательской деятельности, основанный на том лишь обстоятельстве, что заемщик как субъект имущественного оборота обладает общей правоспособностью, в содержание которой входят правомочия осуществлять те или иные действия и сделки.

В кредитном договоре банки могут вменить заемщику в обязанность не брать и не давать без его согласия займы и кредиты, не давать поручительств и имущества в залог, не распределять дивиденды, сообщать банку обо всех значимых фактах своей хозяйственной дея­тельности (о бизнес-планах, о развитии и расширении бизнеса, о закрытии тех или иных направлений деятельности) и др. Заключив с банком кредитный договор с данными условиями добровольно, заемщик тем самым соглашается с необходимостью их исполнять надлежащим образом (п. 2 ст. 1, ст. 309, 310 ГК РФ).

Обязанности заемщика соблюдать согласованные ограничения корреспондирует право банка требовать ее надлежащего исполнения, поэтому такие условия следует рассматривать как обязательства (ст. 307 ГК РФ), при том не предусмот­ренные законом, но и не противоречащие ему (п. 2 ст. 421 ГК РФ). Такие обязательства выходят за рамки предмета кредитного договора, поэтому осложняют его и делают смешанным (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

Оба элемента — кредитный договор и не поименованные в законе обязательства — интегрированы в один смешанный договор, объединены одной целью, для которой он заключается, при том что все условия такого смешанного договора в равной степени относятся к каждому из его элементов. Однако они не взаимообусловлены и не образуют единую совокупность обязательств, поскольку дополнительные обязательства заемщика не зависят от основного кредитного договора и могут быть отделены от него.

Правовое регулирование такого смешанного договора в час­ти кредитного договора осуществляется на основании норм § 2 главы 42 ГК РФ, а в час­ти непоименованного обязательства — общие положения об обязательствах с учетом его существа (подраздел I раздела III ГК РФ). О том, как существо данного обязательства определяет набор правил, подлежащих применению к нему, мы расскажем ниже.

Финансовый ковенант

Одним из основных требований, предъявляемых банками к своим клиентам-заемщикам при предоставлении кредита, является соблюдение условия о кредитовых оборотах. Оно заключается в обязаннос­ти заемщика на своем счете или счетах, открытых в банке, у которого он взял кредит, поддерживать на определенную кредитным договором дату установленный размер денежного остатка. Включение данного условия в кредитный договор является повсеместной практикой, широко используемой банками для контроля за своими заемщиками (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 26.03.2012 по делу № А53-17236/2011).

Условие кредитного договора, обязывающее заемщика поддерживать определенный суммарный кредитовый оборот по счетам заемщика, представляет собой финансовый ковенант (обязательство должника совершить какое-либо юридичес­ки значимое действие или воздержаться от его совершения, имеющее положительный эффект для кредитора), дающий банку дополнительную уверенность в возврате выданных кредитов. Основное значение этого финансового инструмента состоит в том, что он позволяет значительно снизить стоимость кредита, в том числе за счет предоставления банку дополнительных гарантий и возможности немедленного возврата предоставленных средств в случае невыполнения обязательств. Ковенант используется заемщиком для того, чтобы уверить кредитора в стабильности своего положения.

Никаких прав у банка в отношении сумм, составляющих кредитовый оборот, не возникает, они находятся в распоряжении заемщика. Банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению (п. 3 ст. 845 ГК РФ). Однако наличие у банка права безакцептного списания денег с любых открытых заемщику счетов, устанавливаемого в договоре банковского счета с заемщиком, дает ему дополнительную возможность при нарушении последним сроков погашения кредита удержать требуемые суммы из кредитового оборота.

Оценка выполнения заемщиком данного условия позволяет банку вынести профессиональное суждение о достаточности капитала заемщика и его способности аккумулировать необходимые финансовые ресурсы на своих счетах. А выполнение этого условия дает банку дополнительные гарантии возвратности выданного кредита.

Как только банк видит, что заемщик не соблюдает условие кредитного договора о поддержании на своем счете кредитового оборота в согласованном размере, он с учетом анализа и оценки иных факторов (бухгалтерской отчетности заемщика, общего оборота по счету и др.) может прийти к выводу об ухудшении его финансового состояния и оперативно принять меры (например, расторгнуть кредитный договор в одностороннем порядке и потребовать досрочного возврата кредита).

Указанное условие закрепляется в кредитном договоре в качестве обязанности заемщика с корреспондирующим ему правом банка требовать исполнения данной обязанности с применением в противном случае штрафных мер, а также с правом досрочно истребовать кредит с начисленными процентами, не выдавать новые транши (постановления ФАС Московского округа от 12.04.2010 по делу № КГ-А40/3068-10, Северо-Западного округа от 27.01.2014 по делу № А66-4571/2013), увеличить процентную ставку по кредиту (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 26.03.2012 по делу № А53-17236/2011) и пр. При наличии ипотечного обеспечения преду­сматривается также право банка обратить взыскание на заложенное имущество.

Предоставление кредитов является рисковой операцией, что создает для банка необходимость надлежащим образом обеспечить исполнение заемщиком обязанности по возврату кредита. Включение в кредитный договор условия о кредитовых оборотах не предусмотрено законом, само по себе не нарушает основные начала гражданского законодательства, не является зло­употреблением правом со стороны банка и не направлено на ограничение правоспособности и дееспособности ответчика, поскольку участники гражданских правоотношений свободны в заключении договоров и определении любых, не противоречащих закону условий (ст. 421 ГК РФ).

Заемщик, добровольно и без возражений подписавший кредитный договор с условием о поддержании кредитового оборота, впоследствии также лишен права ссылаться на установление высокого размера такого кредитового оборота. Данное условие является обычным в банковской практике способом уменьшения рисков и соответствует принципу свободы договора. Также не имеет никакого значения для банка и тот факт, что заемщик заключил кредитные договоры с другими банками с подобным условием и вынужден также им показывать свой кредитовый оборот, поскольку заемщик, заключая кредитный договор, согласился с тем, что это условие является его элементом и должно выполняться надлежащим образом (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 03.12.2012 по делу № А32-48746/2011).

Таким образом, если заемщик попытается оспорить условие кредитного договора о своей обязанности поддерживать на счетах суммарный кредитовый оборот в течение определенного периода, то банк будет ссылаться на вышеприведенные правовые позиции, которые допускают для него использование данного финансового инструмента. В пользу банка также будут аргументы о том, что заемщик без возражений добровольно подписал кредитный договор со всеми его условиями.

Обязанность заемщика не совершать те или иные сделки не противоречит закону

Необходимость контроля за заемщиками вынуждает банки настаивать и на других ограничениях их прав, действующих на период срока кредитного договора. В частности, банки включают в него условие о запрете заемщику получать кредиты в других банках, давать поручительство по обязательствам как своим, так и в пользу третьих лиц без ведома банка, передавать свое имущество в залог или обязывают заемщика поддерживать определенные финансовые результаты своей деятельности, сообщать о предъявленных исках и др., а за невыполнение этих условий устанавливают штрафы.

Ранее суды, занимавшие консервативный подход в вопросах ограничения правоспособнос­ти, признавали такие условия недействительными со ссылкой на то, что они необоснованно ограничивают права заемщиков, что недопустимо в силу требований ст. 1, 9, 819 ГК РФ (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.10.2010 по делу № А46-1254/2010).

Однако в настоящее время эта позиция в судебной практике не поддерживается в связи с принятием информационного письма № 147, в п. 9 которого прямо указано, что условия кредитного договора, устанавливающие обязанность заемщика воздерживаться от совершения определенных действий, в том числе от совершения некоторых видов сделок, сами по себе не противоречат закону и не ограничивают его правоспособность, если действия, которые он обязался не совершать, в достаточной степени конкретизированы, а обязанность не совершать их ограничена временными рамками.

Дополнительным аргумен­том для банка в пользу правомер­нос­ти такого ограничения будет также выдача кредита без обеспечения (без залога, страхования и поручительства), учитывая, что доступ к кредитным ресурсам в этой ситуации для заемщика упрощается.

Принятие заемщиком на себя такого рода обязанностей связано с получением им имущественного блага — кредита. Эффективный контроль кредитора за соблюдением заемщиком принятых на себя обязанностей, равно как и оспаривание сделок, совершенных в нарушение данного условия договора, невозможны, так как закон не предусматривает возможности признания договора недействительным на том основании, что он не соответствует другому договору.

Поэтому надлежащим способом защиты интересов кредитора является предъявление им требования о досрочном возврате кредита, а также о выплате штрафа за его нарушение, если подобные последствия прямо предусмот­рены кредитным договором. В этом проявляется существо такого непоименованного обязательства заемщика, которое влияет на выбор правил, подлежащих применению к нему.

В кредитном договоре следует указывать запрет заемщикам не только привлекать кредиты в других банках, но также и любые займы в кредитных, микрофинансовых и в любых иных организациях, в том числе в кредитных кооперативах, у любых других предпринимателей и физических лиц.

Банк также вправе устанавливать в кредитном догово­ре формы контроля за хозяйственной деятельностью заемщика (представление бизнес-планов, инвестиционных проектов, отчетности и т.д.), чтобы реально оценивать его финансовую устойчивость и наличие стабильного бизнеса, обеспечивающего входящий денежный поток (постановление ФАС Мос­ковского округа от 10.10.2013 по делу № А40-155837/12-31-300).

При принятии банком от заемщика имущества в залог (ипотеку) в договоре об ипотеке допустимо будет указать на обязанность заемщика согласовывать с банком условия передачи имущества в аренду и суб­аренду, такое обязательство можно предусмотреть для заемщика и при отсутствии обес­печения кредита.

Допустимо также получить обязательство, акцептованное банком, от мажоритарных акцио­неров/участников заемщика о том, что они обязуются не принимать в течение всего срока действия кредитного договора решений о выплате дивидендов, о выдаче займов и совершении сделок, направленных на распоряжение имуществом определенной стоимости (например, при цене более 10% от суммарной стоимости активов).

Такие обязательства дают банку дополнительные гарантии защиты своих прав и не могут рассматриваться как ущемление интересов заемщика, поскольку своей целью они имеют соблюдение баланса интересов сторон. Кроме того, отказ банка от согласования тех или иных сделок заемщика не может быть произвольным, заемщик всегда при необходимос­ти вправе оспорить его в суде.

Однако банк не вправе в качестве обеспечения возврата выданного кредита потребителю использовать такой инструмент, как залог прав по договору банковского вклада, поскольку вкладчик в такой ситуации платит проценты по кредиту и не получает никакого экономического эффекта от размещенных во вкладе денежных средств, которые служат цели защиты прав банка, а сам вкладчик лишен возможности ими воспользоваться (Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 10.09.2014 № 33-8760/2014).

Получение кредита с одновременным внесением его час­ти во вклад под низкую процентную ставку по вкладу до востребования для потребителя экономически невыгодно и нецелесообразно, ущемляет его права, поэтому такой смешанный договор о предоставлении кредита с внесением части средств во вклад в части последнего обязательства является недействительным.

Условие о переходе на расчетно-кассовое обслуживание противоречит закону

Выдавая кредит заемщику или договариваясь с ним об открытии кредитной линии, банк хочет полностью принять его на обслуживание, предложив и иные свои продукты, в частнос­ти расчетно-кассовое обслуживание. Это способствует увеличению его прибыли за счет комиссий, получаемых от оказываемых услуг и совершения различных банковских операций, и позволяет контролировать своего заемщика и достаточность его капитала.

Условие кредитного договора, предусматривающее переход заемщика на расчетно-кассовое обслуживание в банк, выдавший кредит, представляет из себя соглашение сторон, по которому клиент все свои основные счета переводит в банк, выдавший кредит, для целей проведения оборотов по счетам в условиях, обеспечивающих открытость данному банку информации о финансовом состоянии заемщика. Указанные условия представляют собой дополнительную гарантию по обеспечению возврата суммы займа и устанавливаются в целях обеспечения эффективного контроля кредитора за соблюдением заемщиком принятых на себя обязательств.

Поэтому нередко на практике банки пытаются обязать своих заемщиков обслуживаться только у них, иногда даже запрещают переходить в другой банк под угрозой штрафа или досрочного истребования кредита. Такие условия являются неприемлемыми, они противоречат закону, так как банк не вправе навязывать свои услуги.

На основании п. 8—10 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» при рассмотрении кредитных споров стороны договора вправе ссылаться на навязывание несправедливых договорных условий при заключении кредитного соглашения либо на злоупотреб­ление контрагентом своим правом, вытекающим из соответствующего условия кредитного договора. В этих случаях суд разрешает спор, исходя из доводов и возражений сторон, и дает соответствующую оценку условиям договора.

Если заемщик добровольно не переходит в банк на расчетно-кассовое обслуживание, то лучше на этом не настаивать, чтобы заемщик впоследствии не стал оспаривать навязанный ему договор банковского счета.

Однако вполне допустимо включение в кредитный до­говор условия о том, что заемщик вправе перейти на расчетно-кассовое обслуживание в другие кредитные организации с тем только, чтобы банк был поставлен об этом в известность и при этом заемщик представил ему дополнительное соглашение к договору банковского счета с такой кредитной организацией или иной документ, из которого следовало бы право банка списывать деньги с такого счета заемщика в безакцептном порядке (постановление ФАС Уральского округа от 07.03.2014 № Ф09-14300/13 по делу № А07-7565/2013).

Такое соглашение должно быть либо трехсторонним с участием банка, либо содержать четкое указание на право банка списывать деньги с конкретного счета заемщика в любых суммах без его согласия, и банк должен получить распис­ку с кредитной организации и заемщика о принятии такого условия, чтобы между всеми названными участниками возникла обязательственная связь в порядке ст. 430 ГК РФ.