1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 217

Кто не рискует, тот не зарабатывает

Самый важный вопрос для любого кредитора или инвестора: отдадут или не отдадут? Борис Копейкин, старший аналитичес­кий директор Standard & Poor’s, предупреждает, что любой инвес­тиционный проект, даже с самым высоким рейтингом надежности, несет в себе риски.

Эксперты отмечают бум проектного финансирования во всем мире. Задействуются самые разнооб­разные схемы: концессии, проекты государственно-частного партнерства, проектное финансирование в самых различных отраслях. Обычно такие проекты связаны с созданием чего-то именно капиталоемкого и долгосрочного. «И мировой экономике это очень нужно, поскольку инфраструктура недоинвестирована, — считает Б. Копейкин. — Независимо от сектора и системы управления инвес­тиции необходимы. Если для Германии, например, по нашей оценке дополнительный триллион долларов в инфраструктуру увеличит размер экономики на полтора триллионов долларов, то для Китая — уже на два триллиона. Для России такие расчеты мы не делали, но Россия — не Германия, и инвестиции нам очень нужны».

Но зачастую, покупая обычные корпоративные, государственные или банковские обязательства, инвестор не может определить, риск чего, собственно, он на себя взял и когда этот риск может закончиться. Рейтинги проектов финансирования как раз отвечают на вопрос, с какой вероятностью с вами расплатятся полностью и в срок.

«За 15 лет нашей работы мы рейтинговали около 500 проектов финансирования и постоянно работаем над своей методологией рейтингования, — делится Б. Копейкин. — Мы умеем оценивать риски. Но видим, что определенный процент рисков существует всегда, даже при самом высоком рейтинге. Проекты бывают неудачными, случается, что деньги не отдают. По нашей статистике, из 500 случаев, по которым мы работали, в 36 случился дефолт. Причины везде разные».

Из-за чего происходят не­удачи?

Это важно для всех, кто хочет рискнуть своими деньгами и дать их надолго кому-то попользоваться. Неудачи возможны на самых разных этапах.

Неправильные расчеты

Часты ошибки на стадии проектного финансирования и строительства. Неправильные расчеты, случаи перерасхода на этапе строительства — очень частая причина неудач. Самый известный случай — строительство тоннеля под Ла-Маншем, когда финансовая модель оказалась неудачной.

Технические риски

Они огромны. Правительству Испании, например, пришлось заплатить несколько миллиардов евро компенсации из-за того, что не учли геологию при строительстве нефтехранилища: начали бурить скважину, но начались землетрясения, пришлось закрыть проект и компенсировать инвестору расходы.

Зависимость

Очень важно учитывать рис­ки зависимости от подрядчика, особенно если проект связан с высокими технологиями: велика вероятность, того что успех проекта будете зависеть от того, кто это умеет делать. Например, если «Росатом» захочет построить атомную станцию в рамках проектного финансирования, то риск проекта будет тесно связан с собственным рис­ком госкорпорации «Росатом», потому что только она владеет этой технологией. Если не сделают они, то никто уже не сможет за ними доделать, это невозможно ­технически.

Невыполненные обещания

Риски могут быть связаны с другими обещаниями третьих сторон. «Например, инвесторы часто жалуются на государственные органы власти, которые сначала обещают одну политику, потом проводят другую, — поясняет Копейкин, — что может сказаться на многих секторах экономики и на любом этапе реализации проекта. Например, нередки неудачи на самом начальном этапе: обещали выделить землю, потом не выделили, и т.п.»

Но это не специфический российский риск. Известны, например, проекты в Китае, в США, где муниципальные или региональные органы власти давали обещание, например, по тарифной политике, потом не выполняли их, в связи с чем проекты потерпели неудачу. Поэтому при оценке проекта зависимость от контрагентов учитывается обязательно.

Непредвиденные обстоятельства

Одно из ключевых идеологических отличий критериев для оценки проектного финансирования от обычного корпоративного анализа — то что, нужно понять, что может произойти за время всей жизни долговых обязательств. Поэтому очень важный аспект — последующая операционная деятельность. Ведь могут измениться входящие условия.

Известно, например, о провале энергетических проектов США в связи с тем, что изначально было неправильное предположение о цене на входящее сырье. Еще один наглядный пример — проблема с испанскими платными дорогами: в связи с экономичес­ким кризисом, который испанцы не предполагали в начале ­2000-х гг., существенно снизился трафик на платных дорогах, а вслед за ним и окупаемость проекта. Ситуация усугубилась еще и тем, что правительство другого уровня решило построить рядом бесплатную дорогу, не согласовав этот вопрос с организаторами строительства платных участков.

«Можно ли сделать проект абсолютно безопасным? Наверное, можно, но экономически это неэффективно, организаторы на этом не заработают денег, инвесторы получат очень низкую доходность. В случае если это какая-то общественная инфраструктура, то государству, наверное, дешевле ее построить за свои деньги. Поэтому на практике мы никогда не ставим максимальную надежность», — поясняет ­эксперт.