Раздвоение опционной сущности приведет к проблемам правоприменения

| статьи | печать

С 1 июня 2015 г. в ГК РФ появятся новые договорные конструкции — опционный, абонентский, рамочный договоры и опцион на заключение договора. В целом эксперты оценивают такие изменения как положительные, однако в отношении раздвоения опционов есть некоторые опасения. Возможно, возникший дуализм приведет к сложности применения норм на практике. Недостатком формулировок новой редакции ГК РФ считают и отсутствие регулирования вопроса уступки прав по опционам. Эти и иные выводы были озвучены в ходе семинара и конференции, посвященных изменениям в экономическую конституцию страны, которые посетила «ЭЖ».

Поправки, внесенные в ГК РФ Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ (далее — Закон № 42-ФЗ), преду­сматривают в том числе новые виды договоров (подробнее см. «ЭЖ», 2015, № 9, с. 07, № 10, с. 05). Обсуждение новелл прошло в апреле этого года в рамках организованного ­«АСЭР Групп» семинара, а затем — в рамках организованного юридическим институтом «М-Логос» научного круглого стола. Участники обоих мероприятий, практикующие юрис­ты и ученые, поделились мнениями о рисках, связанных с недостаточно четкими и полными формулировками закона в новой редакции. К изъянам, например, отнесли сложность разграничения опционов и предварительных, а также абонентских договоров.

Опцион и предварительный договор совсем не одно и то же

Поправки в ГК РФ в части опционных договорных конструкций предлагают две модели договора: опцион на заключение договора и опционный договор. Изначально в законопроект № 47538-6/9, который затем стал Законом № 42-ФЗ, была включена одна модель, в которой опцион являлся организационным договором о безотзывной оферте в обмен на оплату или даже без нее. Однако позже в законопроект по настоянию Банка России была добавлена и вторая модель оформления опциона. В ней он выступает полноценным договором с определением основных взаимных обязательств сторон до востребования. Обе договорные конструкции на данный момент распространены в Германии, Англии, США и Италии.

Фактически получилось два разных вида договора: в первом случае — «право на акцепт», во втором — «право до востребования». Артем Карапетов, д.ю.н., директор юридического института «М-Логос», отметил, что существенных различий в данных моделях он не видит, но, по его мнению, конструкция опциона на заключение договора предпочтительнее, нежели опционный договор, поскольку она детальнее урегулирована в новой редакции ГК РФ. А значит, должно возникать меньше вопросов при ее применении на практике.

Стоит отметить, что высокая схожесть названий двух моделей опциона, по мнению участников обсуждения, может создать трудности в коммуникации, а для судов — при выявлении природы договора.

Организационный до­говор о безотзывной оферте, коим является опцион в целом, очень похож на предварительный договор — и там, и там стороны приходят к договоренности в дальнейшем заключить договор (основной или предусмотренный опционом). Такое мнение высказывается и в судебной практике (постановления АС Московского округа от 12.03.2015 № Ф05-15488/2013 по делу № А41-6339/13, ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.04.2013 по делу № А19-22854/10, Мос­ковского округа от 17.11.2011 по делу № А40-143599/10-28-1196). Однако между ними много различий. В частности, опцион обычно является возмездным, в том время как предварительный договор — нет. Кроме того, при приобретении права на опцион больше не требуется направлять оферту управомоченной стороне, ей остается лишь выразить акцепт. Также в опцио­не, в отличие от предварительного договора, действия, которые должна будет совершить обязанная сторона, уже предусмотрены, в то время как предварительный договор содержит только намерение сторон заключить в будущем основной договор с указанием лишь его существенных условий.

Право на акцепт по усмотрению стороны, которая приобрела опцион на заключение договора, или право требовать совершения действий, преду­смотренных опционным до­говором, порой интерпретируется как способ установить срок исполнения опциона (опционного договора), однако такое толкование противоречит положениям ст. 190 ГК РФ. В данной норме установлено, что срок может определяться конкретной датой или же событием, которое должно неизбежно наступить. В то время как акцепт безотзывной оферты по опциону или право требовать совершения действий от обязанной стороны остается на усмотрение управомоченной стороны. Таким образом, требование исполнения в данном случае является скорее потестативным условием, то есть условием, наступление которого исключительно или преимущественно зависит от воли одной из сторон.

Абонентская плата не является платой за секундарное право

По абонентскому договору одна сторона вправе требовать от другой стороны исполнения в тот момент, в который это будет нужно первой, и в том объеме, который ей будет нужен в течение срока действия договора. Востребование исполнения может осуществ­ляться в виде предварительного заказа, который другая сторона обязана немедленно исполнить, или же в виде не требующего предварительного востребования использования. Абонентский до­говор удобен для абонентов тем, что экономит не только деньги (обычно стоимость товара, работы, услуги по абонентскому договору ниже), но и время абонента, не требуя каждый раз при необходимости искать подходящего продавца, исполнителя или подрядчика. Однако не стоит забывать и о риске потерять деньги, если не воспользоваться правом в установленные сроки. Ведь отличительной чертой абонентских договоров является фиксация оплаты независимо от конкретного объема полученных плательщиком материальных благ.

Виктор Пашин, магистр частного права, выступил с критикой формулировки определения абонентского договора, закрепленной в ст. 429.4 ГК РФ в ред. от 01.06.2015. Она недостаточно четкая, и исходя из буквального толкования данной нормы можно прийти к выводу, что под определение абонентского договора подходят и другие договоры, такие как опционы.

Использованная в Кодексе формулировка «оплата за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме», по мнению В. Пашина, некорректна. Ведь каждый договор, предполагающий платежи, подразумевает и то, что каждая сторона имеет право требовать исполнения условий договора. Если оплата производится за такое право, а не за товар или услугу, то получается, что по абонентскому до­говору абонент получает право требовать не точно определенное количество или объем товаров и услуг, а лишь «затребованное» при заключении договора. Андрей Ширвиндт, к.ю.н., ассистент кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, окончательно озвучил мнение, с которым согласились и остальные участники круглого стола. По его мнению, при заключении абонентского договора оплата производится за мощность, которую обязуется сохранять исполнитель в качестве своего обслуживания, то есть за гарантию получения услуг в максимальном объеме в любой момент времени.

За асимметрию прав предусматривается фиксированная комиссия

Понятие рамочного договора появилось в ГК РФ, чтобы упростить оборотоспособность договорных конструкций. Подобные догово­ры, как и абонентские и опционные, получили на практике широкое распространение еще задолго до их включения в текст ГК РФ.

Рамочные соглашения, например, популярны в сфере поставки товаров и оказания услуг. Они представляют собой договоры, в которых содержатся общие юридические условия с последующим согласованием существенных условий в дополнительных соглашениях. Грубо говоря, рамочный договор представляет собой «черновик», на основании которого стороны формулируют условия конкретных поставок, оказания услуг в определенный период времени и т.д. В статье 429.1 ГК РФ сказано, что конкретные условия рамочного договора можно согласовать не только в форме соглашения сторон, но и посредством направления односторонних ­заявок.

Если сравнить рамочный договор с абонентским договором, можно заметить сходство в асимметрии прав. Это проявляется в том, что одна из сторон вправе потребовать исполнения в необходимом объеме, а другая сторона не всегда может предвидеть такие запросы или принуждать контрагента, который не желает запрашивать или пользоваться услугами или товарами, делать запрос. Различие между этими двумя договорами в том, что в рамочном договоре оплата производится только за фактически затребованное и полученное благо. Для таких случаев предусматривается специальная фиксированная комиссия за асимметрию прав.

По окончании обсуждения А. Карапетов резюмировал: «Новые поправки в ГК РФ принесут только пользу. Новые договорные конструкции уменьшат риски падения бизнеса и помогут развитию стартапов благодаря своим свободным и гибким моделям».

День
Неделя
Месяц