1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 505

Зигзаги местной власти запрограммированы в законодательстве

При оценке состояния местного самоуправления чуть ли не признаком хорошего тона у столичных и провинциальных госслужащих считается отметить низкую профессиональную подготовку муниципальных служащих и, вследствие этого, недостаточную проработанность муниципальных нормативно-правовых актов. И мало кто признается, что сам не поспевает уследить за валом федеральных законов, подзаконных актов, ведомственных приказов во исполнение этих законов и подзаконных актов.

Муниципальные служащие обязаны вникать в букву и дух федеральных документов, а также региональных законов, подзаконных актов, ведомственных актов. Тут не до анализа нестыковок правовых норм между собой — поспевай исполнять.

Бесхозяйная недвижимость — головная боль местной власти

На прошедшем в марте в Моск­ве XIII Всероссийском конгрессе «Управление государственной и муниципальной собственностью» было указано на множество коллизий, ставящих местную власть в замешательство.

Сжатие бюджетных расходов вызвало поиск дополнительных источников пополнения федерального, регионального и местных бюджетов. Федеральные чиновники вспомнили о существовании в Гражданском кодексе ст. 225 «Бесхозяйная вещь». Тут очень кстати 1 января 2015 г. вступил в силу приказ «Об установлении порядка принятия на учет бесхозяйных недвижимых вещей», подписанный министром экономического развития 22 нояб­­ря 2013 г. (№ 701). В местные администрации посыпались настоятельные советы заняться бесхозяйным имуществом, потому что по нормам Гражданского кодекса правом признать недвижимость бесхозяйной обладают органы местного самоуправления. Только их заявление служит основанием органу государственной власти, осуществляющему государственную регистрацию права на недвижимое имущество, поставить на учет бесхозяйную недвижимость. А внесение в соответствующий реестр влечет налоговую повинность.

На местах советы сверху являются предложениями, от которых нельзя отказываться. Несмотря на формальные нормы законов о местном самоуп­равлении (от 06.10.2003 № ­­131-ФЗ) и о перераспределении полномочий (от 27.05.2014 № 136-ФЗ). В вопросах местного значения, решаемых муниципальной властью, в экономичес­ких основах местного самоуправления, в других функциях местной власти нет обязанности выявлять бесхозяйные вещи. Есть только статья в Гражданском кодексе. Раз нет функции, нет и финансирования ни у одного уровня бюджетной системы.

Совет свыше увещевает, что спустя год после записи в ЕГРП (Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним) ничейная недвижимость может перейти в муниципальную собственность, которую можно реа­лизовать посредством местного конкурса, тендера, аукциона. Советчикам невдомек, что покупателей может не оказаться.

Муниципальные чиновники начинают изучать министерский приказ № 701 и обнаруживают в формах утвержденных бланков заявлений в регистрирующий орган пункт об указании кадастрового (условного) номера объекта. А в сельском поселении нет ни кадастрового плана, ни кадастровой оценки, ни кадастрового номера, ни денег на кадастровые действия. А неизвестный собственник или арендатор бесхозяйной вещи не тратится на такие непрофильные расходы. Но даже если удастся решить все формальности, надо год ждать пос­ле внесения записи в ЕГРП, чтобы подать заявление в суд о признании права муниципальной собственности, дождаться судебного заседания, на котором надо доказать бесхозность недвижимости, и уже потом объявлять торги с неизвестным итогом.

Зачем, думает муниципальный чиновник, такая морока? Пусть уже остается все как есть, а то, не ровен час, суд не признает бесхозяйную недвижимую вещь муниципальной собственностью или объявится беспутный хозяин, который согласно ст. 225 ГК РФ может вновь вступить во владение, пользование и распоряжение оставленной недвижимостью.

Но и это не все. Орган местного самоуправления может подать заявление о признании вещи бесхозяйной и подать заявление о постановке ее на учет, а на обратное действие у него права нет. Нет ни одного закона, позволяющего снять с учета бесхозяйное имущество.

Уж лучше ничего не делать, чем такая головная боль.

Загогулина с присвоением и аннулированием адресов

Еще одна кривая законотворчества и правоприменения связана с присвоением адресов. По действующему законодательству исключительным правом присваивать и аннулировать адреса, размещать информацию об этом в государственном адресном реестре обладают органы местного самоуправления по собственной инициативе.

Федеральный закон о федеральной информационной адресной системе (от 28.12.2013 № 443-ФЗ) дополнительно подтвердил «полномочия органов государственной власти и органов местного самоуправления в области отношений, возникающих в связи с ведением государственного адресного реестра, эксплуатацией федеральной информационной адресной системы, использованием содержащихся в государственном адресном реестре сведений об адресах» и внес изменения в ст. 14, 15, 16 закона о местном самоуправлении, определяющие вопросы местного значения поселений, муниципальных районов и городских округов. По уточненной формулировке городские и сельские поселения имеют право:

  • присваивать адреса объектам адресации;
  • изменять и аннулировать адреса;
  • присваивать наименования элементам улично-дорожной сети за исключением автомобильных дорог федерального значения, автомобильных дорог регионального или межмуниципального значения, местного значения муниципального района;
  • присваивать наименования элементам планировочной структуры в границах поселения;
  • изменять, аннулировать такие наименования;
  • размещать информации в государственном адресном реестре.

Аналогичные формулировки внесены в полномочия муниципальных районов (в части межселенных территорий) и городских округов.

Закон вступил в силу 1 ­­июля 2014 г. Много позже, в конце февраля 2015 г., началось действие подзаконного акта — правительственного постановления «Об утверждении Правил присвоения, изменения и аннулирования адресов» (от 19.11.2014 № 1221). По заключению многих экспертов, оно лишило органы местного самоуп­равления права аннулировать адреса. Такое решение они могут оформить только на основании информации кадастровой палаты в порядке межведомственного взаимодействия о снятии объекта с кадастрового учета или об отказе постановки на кадастровый учет. То есть местная власть по собственной инициативе может присвоить адрес, а аннулировать не может. Получилось, что подзаконный акт имеет большую силу, нежели сам закон.

Есть в этих утвержденных правительством правилах еще одна правовая коллизия. Земельный кодекс допускает описание нового адреса, а Правила требуют точного указания кадастрового номера, адреса и сведения об объектах недвижимости, из которых образуется объект адресации (п. 22 Правил). Спрашивается, как присвоить кадастровый номер, если еще адреса?

Директор Центра инноваций муниципальных образований Елена Кодина призвала участников Всероссийского конгресса из разных муниципальных образований чаще и активнее обращаться за разъяснениями в федеральные органы государственной власти. Не за тем, чтобы побудить федеральных депутатов и государственных служащих признать промах, а устранить случившийся правовой казус, дабы не лишать нищие местные бюджеты собственных доходов.

Речь даже не о защите чести и достоинства

Муниципальные служащие равнодушны к рассуждениям о своей некомпетентности. У них и в мыслях нет защищать собственную деловую репутацию. Не заикаются они и о повышении своей профессиональной квалификации.

Между тем, по исследованию профессора Уральского филиала РАНХиГС Бориса Берзина, ежегодно дополнительное профессиональное образование получают около 40 000 муниципальных служащих из почти 23 000 муниципальных образований. В среднем менее двух человек из одного муниципального образования.

По исследованию ученого, почти 38 000 региональных госслужащих ежегодно повышают квалификацию, проходят стажировку и профессиональную переподготовку. Получается почти 460 человек из каждого региона. Конечно, пока без учета Крыма и Севастополя.

Дополнительное профессиональное образование получают каждый год почти 138 000 федеральных государственных служащих. 97,7% из них повышают квалификацию и 1,5% проходят переподготовку. Среди муниципальных служащих соотношение это 92,4 и 7,3%. Остальная доля приходится на стажировку и на обучение за рубежом.

Вывод ученого: чем ниже уровень власти, тем меньше внимания уделяется вопросам дополнительного профессио­нального образования. Немалую роль в этом, по его заключению, играет объем финансирования, предусматривае­мый на эти цели. По данным Минфина России, почти 80% местных бюджетов —дотационные. Между тем законы о муниципальной службе (от 02.03.2007 № 25-ФЗ) и о государственной гражданской службе (от 27.07.2004 № 79-ФЗ) устанавливают единство требований к профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации муниципальных и гражданских служащих.

К сведению

В год Всероссийской переписи населения 2010 г. статус государственного гражданского служащего имели 820 800 человек, или 70,9% от общей численности работников органов государственной власти. Статусом муниципального служащего обладали 339 600 человек, или 67,1% от общего числа работников органов местного самоуправления. 71,2% муниципальных служащих имели высшее образование, 24,8% — среднее специальное, 3,7% — общее среднее образование.

Мини-перепись населения состоится в 2015 г.

ИСТОЧНИК: Росстат