1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 616

Умолчание об аффилированности третейского суда может помешать принудительному исполнению его решения

Если сторона спора заявила об аффилированнос­ти третейского суда только при разрешении вопроса о выдаче исполнительного листа в суде государственном, то такое заявление может повлечь утрату стороной права ссылаться на аффилированность в обоснование своих притязаний (Определение ВС РФ от 19.03.2015 № 310-ЭС14-4786 по делу № А62-171/2014).

Суть дела

Общество с ограниченной ответственностью (далее — ООО, агентство, заявитель) заключило с закрытым акционерным обществом (далее — ЗАО, ответчик) до­говор оказания услуг, вознаграждение по которому составляло 1 млн руб. В договор стороны включили третейскую оговорку, согласовав передачу споров из заключенного договора на рассмотрение третейского суда при Торгово-промышленной палате субъекта РФ (далее — ТПП), членом которой являлось агентство. ЗАО не выплатило предусмотренное договором вознаграждение, в связи с чем ООО обратилось в третейский суд с требованием о его взыскании. Также агентство потребовало возместить ему расходы по оплате третейского сбора. Требования были удовлетворены в полном объеме, но ЗАО решение в добровольном порядке не исполнило. Агентство обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

­­Судебное ­­разбирательство

Суд первой инстанции не усмот­рел оснований для удовлетворения заявленных требований.

В выдаче исполнительного листа может быть отказано, если сторона третейского разбирательства, против которой принято решение, представит доказательства того, что: третейское соглашение недействительно по преду­смотренным законом основаниям; сторону не уведомили об избрании третейских судей или о самом третейском разбирательстве должным образом, в том числе о времени и месте заседания; решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному соответствующим соглашением или противоречит его условиям, либо решение содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения; состав третейского суда либо процедура проведения разбирательства не соответствовали соглашению сторон или закону; решение еще не стало обязательным для сторон, было отменено либо его исполнение приостановлено арбитражным или иным судом в РФ или другом государстве, на территории которого было принято решение или применяется закон (ч. 2 ст. 239 АПК РФ).

Суд сослался на постановление Президиума ВАС РФ от 16.07.2013 № 1567/13, в котором дана оценка законности рассмотрения третейским судом споров при несоблюдении гарантии объективной беспристрастности. Создание и финансирование третейского суда одним из контр­агентов по гражданско-правовому договору (или аффилированным с ним лицом) с одновременной возможностью рассмотрения споров, вытекающих из него, таким третейским судом свидетельствуют о нарушении гарантии объективной беспристрастности и, как следствие, справедливости рассмотрения спора. Аналогичная позиция по этому вопросу была сформулирована Президиу­мом ВАС РФ в постановлениях от 24.05.2011 № 17020/10 и от 22.05.2012 № 16541/11. Суд пришел к выводу, что такая гарантия третейским судом не соблюдалась, что является нарушением основополагающих принципов российского права (п. 2 ч. 3 ст. 239 АПК РФ).

Заявитель одновременно являлся и членом ТПП, в состав которой входил третейский суд, и и стороной договора, содержащего оговорку о рассмотрении споров в третейском суде. Соответственно, заявитель в разбирательстве имел собственный материально-правовой интерес, что свидетельствует о несоблюдении гарантии объективной беспристрастности.

Заявитель попытался обжаловать решение в кассационной инстанции, но та оставила судебный акт без изменения, а жалобу — без удовлетворения. Доводы подателя жалобы о том, что агентство не является учредителем третейского суда, не участвовало в изб­рании президента и органов управления ТПП, были отклонены судом, поскольку не опровергали выводов суда первой инстанции и не свидетельствовали о нарушении норм материального или процессуального права.

­­Позиция ­­Верховного ­­Суда

Верховный суд РФ отменил решение и постановление нижестоя­щих судов и принял новый акт о выдаче исполнительного листа.

Компетенция третейского суда, в отличие от государственного правосудия, основана на автономии воли сторон, что является основополагающим принципом третейского разбирательства. Соблюдение этого принципа при выборе компетентного третейского органа означает, что стороны свободно, сознательно и по собственной воле выразили согласие на отказ от государственного правосудия и сформулировали согласованную волю на выбор конкретного третейского суда.

Федеральный закон от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон о третейских судах) допускает создание постоянно действую­щих третейских судов как объединениями предпринимателей, так и иными юридическими лицами. Постоянно действующие третейские суды образуются торговыми палатами, организаторами торговли, осуществляющими свою деятельность в соответствии с Федеральным законом от 21.11.2011 № 325-ФЗ «Об организованных торгах», общественными объ­единениями предпринимателей и потребителей, а также иными организациями, созданными в соответствии с законодательством РФ (п. 2 ст. 3 Закона о третейских судах).

Однако связь третейского суда и объединения, при котором он создан, не исключает возможности обращения в него стороны, не являющейся участником объединения, при условии соблюдения стандартных гарантий справедливого разбирательства: свободы воли при выборе третейского суда и государственного судебного контроля за его беспристрастностью. Закон о третейских судах также не содержит положений, предусматривающих возможность разрешения третейским судом споров исключительно членов объединения, при котором он создан, или лиц, аффилированных юридическому лицу, создавшему третейский суд. Задача государственного суда состоит в том, чтобы проконтролировать, насколько свободным был выбор такого аффилированного третейского органа участниками спора, в особенности нейтральной стороной, и не привела ли аффилированность к небеспристрастности конкретных арбитров, а следовательно, к вынесению несправедливого третейского решения.

Стороны могли заявить о нарушении свободы воли при выборе третейского органа, оспорив в государственном суде третейское соглашение до либо в начале процедуры разбирательства. Но стороны таких заявлений не сделали. Более того, при заключении третейского соглашения, а также при рассмотрении спора в третейском и государственном судах ответчик не заявлял о том, что факт аффилированности не был известен сторонам.

Суд пришел к выводу, что ответчик, несмотря на аффилированность контрагента и третейского суда, признавал последний компетентным органом для разрешения спора. А так как об аффилированности третейского суда с заявителем сторонам стало известно уже на этапе третейского разбирательства, заявление об этом обстоятельстве должно повлечь потерю права на возражение (эстоппель). Умолчание о факте аффилированности и заявление об этом только в государственном суде может расцениваться как недобросовестное процессуальное поведение, а воля обеих сторон на выбор третейского суда — как свободная и не сформулированная в условиях заблуждения.

К сведению

В практике ВАС РФ до его упразднения вопрос о законности рассмотрения спора третейским судом, аффилированным со стороной по делу, разрешался иным образом. Судьи не раз разъясняли, что один только факт аффилированности является достаточным основанием для отказа в удов­летворении требования о выдаче исполнительного листа на исполнение решения третейского суда. Эта позиция была выражена в постановлениях Президиу­ма от 24.05.2011 № 17020/10 и от 22.05.2012 № 16541/11, на которые ссылался суд округа в рассмотренном деле, а также в постановлении Президиума ВАС РФ от 29.10.2013 № 8445/13.

Занять позицию, аналогичную выработанной ВАС РФ, намерен был и объединенный Верховный суд РФ — в прошлом году судья ВС РФ вынесла отказное определение по делу о выдаче исполнительного листа на исполнение решения третейского суда, поддержав мнение нижестоящих инстанций об отсутствии оснований для удовлетворения таких требований (Определение ВС РФ от 14.08.2014 № 304-ЭС14-495 по делу № А67-1578/2014). Однако впоследствии Определение было обжаловано и отменено, дело передано на рассмотрение Судебной коллегии по экономичес­ким спорам ВС РФ. В итоговом Определении от 24.02.2015 по тому же делу судьи посчитали необходимым удовлетворить требования заявителя о выдаче исполнительного листа, несмот­ря на аффилированность третейского суда, а в комментируемом Определении от 19.03.2015 еще раз поддержали эту позицию. В связи с этим стороне, которая намерена за­явить об аффилированности своего процессуального противника с третейским судом, стоит теперь запастисть еще и доказательствами необъективности и пристрастности арбитров, рассмотревших спор.