1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 288

Поручение главы государства — не благое пожелание. Его надо исполнять

Установленный Владимиром Путиным срок принятия региональных законов об оптимальных моделях местного самоуправления на территориях истек 27 ноября 2014 г., но в большей части субъектов Федерации органы государственной власти продолжают работать над исполнением президентского поручения. Такое сообщение сделал в Комитете гражданских инициатив и Европейском клубе экспертов местного самоуправления председатель Экспертного совета Союза российских городов, кандидат юридических наук Андрей Максимов в конце декабря.

Напомним, В. Путин дал полугодовой срок губернаторам для принятия региональных нормативно-правовых актов по модернизации местного самоуправления в регио­нах 26 мая 2014 г. в Иванове, на заседании Совета при Президенте РФ по развитию местного самоуправления, на котором обсуждались вопросы реализации новых норм законодательства о муниципальном управлении.

Вариативность как путь от унификации

Шестимесячный срок с учетом отпускного летнего периода оказался очень сжатым. Не всем регионам удалось уложиться к 27 ноября. По базе данных «Консультант+» и сайтам региональных парламентов, только в 38 субъектах РФ приняты новые законы или обновлены действующие. Это меньше половины российских регионов, даже если исключить из общего числа города федерального значения с собственной моделью местного самоуправления — Москву, Санкт-Петербург и ­Севастополь.

Предварительный анализ принятых регионами нормативно-правовых до­кумен­тов по оптимизации моделей местного само­управления позволяет сделать сводную информацию о наметившихся тенденциях в осуществлении муниципальной реформы за восемь месяцев, прошедших после совещания в Иванове.

Об одном таком тренде можно судить по представленной здесь таблице. Практически в половине обновленных региональных законов зафиксирован возврат полномочий органам местного самоуправления сельских поселений.

Также напомним, что федеральный закон о внесении изменений в законы о местном самоуправлении и о законодательных и исполнительных органах государственной власти в субъектах РФ (от 27.05.2014 № 136-ФЗ) сократил сферу компетенций сельских поселений до 13 вопросов местного значения. Тем не менее в 18 регионах сельским администрациям вернули обязанность организации ритуальных услуг и содержания мест захоронения. Это оправданно, поскольку кладбища локализованы в конкретных населенных пунк­тах. Соответственно, ареал действия муниципальных унитарных предприятий или частных фирм, занимающихся оказанием населению услуг, ограничен пределами поселения, в редких случаях — двух-трех малонаселенных пунк­тов.

Во многих регионах посчитали целесообразным вернуть сельским администрациям решение вопросов по содержанию дорог в населенных пунк­тах и организации в них транспортного обслуживания населения.

В символический топ-3 возврата полномочий вошли в той или иной части вопросы элект­ро-, газо-, тепло- и водоснабжения, что тоже оправданно. Сложно обеспечивать нормальное коммунальное обслуживание в городах и селах, находясь в районном центре. Особенно на просторах за Уралом.

Аналитики обращают внимание на то, что районные влас­ти отказываются в пользу сельских муниципий от такой функции, как обеспечение жильем и служебным помещением участковых инспекторов полиции. Эксперты полагают, что этот тренд говорит в пользу продвигаемой Комитетом гражданских инициатив идеи о создании на местах муниципальной полиции.

Вторая тенденция в перераспределении полномочий тоже представлена в таблице. Это — отъем из муниципального ведения на уровень региональной государственной власти вопросов местного значения городских округов, городских и сельских поселений, касающихся:

  • планирования застройки;
  • территориального зонирования земель;
  • установления правил землепользования и застройки территорий;
  • изъятия земельных участков для муниципальных нужд, в том числе выкупа;
  • осуществления земельного контроля;
  • ведения кадастра земле­устроительной и градостроительной до­кумен­тации.

Важно подчеркнуть, что не все, что принято, бесспорно. Как всегда, практика покажет, что приемлемо, а от чего стоит отказаться.

Положительный момент складывающейся вариативнос­ти видится в том, что начинает реально учитываться местная специфика. В результате мы отходим от той из­быточной унификации, которая присутствовала в нашем законодательстве о местном самоуправлении.

Модель с сити-менеджером становится предпочтительнее

Перераспределение полномочий не сопровождалось корректировкой финансовых потоков, поскольку все проходило при уже сформированных или при еще формируемых бюджетах. Поэтому в июне было принято дополнение в закон № 136-ФЗ, по которому органам местного самоуправления дали возможность до 1 января 2015 г. решать вопросы местного значения в редакции закона о местном самоуправлении (от 06.10.2003 № 131-ФЗ) до 27 мая 2014 г. А потом стало не до «ремонта» межбюджетных отношений из-за изменившихся не в лучшую сторону экономических и финансовых условий.

Мы продолжим мониторинг изменений муниципального законодательства на уровне регио­нов. В том числе с учетом экономических изменений.

А пока мы не видим жесткой закономерности в выборе модели управления. Когда, скажем, экономически успешный субъект выбирает одну модель, отсталый — другую. Или регион с низкой плотностью населения придерживается своего варианта, а с высокой плотностью — другого. Также не заметно географических привязок. Например, только в Благовещенске отказались от модели управления с сити-менеджером и вернулись к прямым выборам мэра.

В подавляющем большинстве 38 субъектов Федерации, обновивших свое законодательство в сфере местного самоуправления, переходят к модели нанимаемых сити-менеджеров, то есть отказываются от прямых выборов градоначальников. Причем в 14 регионах норма о назначаемых главах местных администраций закреплена для всех муниципальных образований, а не только для городских округов и городских поселений. В девяти регионах поступили вариативно. То есть модель сити-менеджера установили для одних муниципальных образований, а другим оставили выборность глав муниципалитетов. В Московской и Свердловской областях для каждого муниципального образования установили индивидуальную модель управления. В Курганской об­ласти подобный эксклюзив предусмотрен только для городов Кургана и Шадринска, а в Калининградской области — только для областного центра.

В Республике Бурятия, Воронежской области и Ханты-Мансийском автономном округе пошли иным путем. Там право установления модели управления делегировали самим муниципалитетам. В этих субъектах Федерации нет специальных норм и требований регионального уровня к модели муниципального управления.

Таким образом, модель сити-менеджера становится преобладающей. Если раньше она была в явном меньшинстве в российских муниципалитетах, то с принятием новых региональных законов по оптимизации местного самоуправления, скорее всего, она станет наиболее распространенной.