1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1104

У экономик региона СНГ в наступившем году перспективы небогатые

Завершающий 2014 г. «Макромонитор СНГ» от Евразийского банка развития (ЕАБР), как и можно было ожидать, оптимизмом не дышит. По оценкам аналитиков банка, в 2015 г. у мировой экономики есть перспектива вернуться к равномерному и устойчивому росту, цены на нефть начнут постепенно восстанавливаться, но на росте экономик стран Содружества внешнеполитическая нестабильность и произошедшее падение нефтяных цен скажутся отрицательно.

Прогнозы аналитиков ­ЕАБР рос­та ВВП для государств СНГ на срок до двух лет исходят из сохранения режима санкций против России в течение как минимум значительной час­ти 2015 г. Исходя из этого сценария, они ожидают низких показателей роста ВВП в регионе по итогам следующего года и их повышения в 2016 г. Переход наиболее крупной экономики региона — российской — в основных чертах к режиму плавающего курса национальной валюты до падения цен на нефть осенью 2014 г., полагают авторы анализа, позволит избежать спада экономичес­кой активности в странах СНГ в масштабах, сопоставимых с наблюдавшимися в 2008—2009 гг. Между тем рост внешних дисбалансов внутри регио­на будет представлять собой источник рисков в 2015—2016 гг.

К сожалению, в макромониторе ­ЕАБР перспективы развития экономик некоторых членов СНГ четкого отражения не получили, поэтому ниже представлены не все участники Содружества.

Армения

Экономика Армении оказалась более чувствительной к замедлению экономики в России и к повышенной геополитичес­кой неопределенности через снижение инвестиционной активности, замедление роста денежных переводов и ослабевающий экспорт. Согласно консенсус-прогнозу прирост ВВП может составить 3,3% в 2014 г. (4% — ­ЕАБР). В 2015 г. ситуация будет складываться под воздействием двух противодействующих факторов. С одной стороны, возможное замедление экономики России будет оказывать негативное влияние. С другой — вступление в ­ЕАЭС должно благоприятствовать расширению объемов экспорта сельхозпродукции и продуктов агропереработки по направлению стран ­ЕЭАС, особенно в контексте сохранения санкций против России. Армения может рассчитывать на снижение цен на энергоносители (в том числе за счет их снижения на международных рынках), а также на потенциальное расширение иностранных инвестиций. В целом согласно консенсус-прогнозу прирост ВВП не будет сильно отличаться от 2013—2014 гг. и может составить 3,8% в 2015 г. (4,2% — ­ЕАБР).

Центральный банк Армении (ЦБА) в ноябре 2014 г. ослабил курс драма, который под воздействием спекулятивных и панических настроений стал быстро обесцениваться. Стабилизация драма остается зависимой как от международной конъюнктуры (в том числе стабилизации руб­ля), так и от решительности и жесткости денежно-кредитной политики ЦБА.

Ситуация с бюджетом остается под контролем, в том числе благодаря текущей программе МВФ. Согласованный с МВФ проект бюджета на 2015 г. выглядит консервативным и предполагает умеренное расширение дефицита госбюджета до 2,34% ВВП при крайне умеренном темпе роста как доходов, так и расходов.

Инфляция (2,6% в годовом выражении на конец ноября 2014 г.) остается вблизи нижнего порога целевого коридора. Несмотря на возможное ее ускорение в контексте текущей девальвации драма, она должна остаться умеренной в силу воздействия внешних факторов (снижение цен на энергоносители) и ужесточения денежно-кредитной политики. В 2015 г., с учетом эффекта девальвации и корректировки цен после вхождения в ­ЕАЭС, инфляция, прогнозируют аналитики ­ЕАБР, может выйти за рамки целевого показателя 4%.

Беларусь

Данные за вторую половину года указывают на то, что ситуа­ция в экономике Беларуси развивается в целом в соответствии с ожиданиями авторов макромонитора: на фоне умеренного снижения средней реальной заработной платы рост потребления домохозяйств начал замедляться до темпов, более совместимых с общей макроэкономической стабильностью, чем наблюдавшиеся в 2013 — первой половине 2014 гг.

Процесс консолидации частного потребления, полагают аналитики, займет значительную часть 2015 г. и продолжит оказывать сдерживающее влия­ние на рост ВВП страны в течение данного периода.

Этот эффект может быть в той или иной степени компенсирован восстановлением ин­вестиционной активности, испытавшей в 2014 г. значительный спад. В то же время позитивный вклад чистого экспорта в рост ВВП может уменьшиться в связи с исчерпанием разового положительного эффекта, связанного с началом деятельности в 2014 г. совместного белорусско-российского предприятия по добыче нефти (со стороны производства этот эффект выразился в бурном рос­те в добывающей промышленности). Суммарный эффект описанных выше факторов, произведенный на экономику, считают эксперты ­ЕАБР, обеспечит по итогам 2015 г. прирост ВВП в пределах 0—1,5%. Дополнительные существенные риски для роста ВВП связаны с влиянием на экспорт и финансовую стабильность реального укрепления национальной валюты в условиях действующего режима ее скользящей привязки к доллару США и девальвации в России.

Исходя из месячных темпов роста потребительских цен, наблюдаемых с начала осени 2014 г., а также динамики денежной массы, по их мнению, можно ожидать снижения годового роста ИПЦ до 18—19% на конец 2014 г. и постепенного восстановления этого показателя до уровней 20—25% позже в течение 2015 г.

В случае отсутствия в 2015 г. преждевременных шагов, направленных на стимулирование роста ВВП или отдельных его компонентов, таких как инвестиции или потребление домохозяйств, наблюдаемый авторами исследования позитивный сдвиг в состоянии СТО может стать устойчивым и способствовать общему улучшению внешней устойчивости экономики Беларуси.

Казахстан

Объявление новой экономичес­кой политики «Нурлы Жол», предполагающей дополнительный фискальный стимул и активное участие квази­государственного сектора, международных финансовых организаций и частного сектора в стимулировании экономической деятельнос­ти, должно поддержать позитивное настрое­ние у экономических агентов и, считают аналитики ­ЕАБР, окажет благоприятное воздействие на экономику до конца 2014 г. и в течение всего 2015 г. Согласно консенсус-прогнозу рост ВВП составит 4,3% в 2014 г. (4,2% — ­ЕАБР). В результате реализации структурных мер новой экономической политики, запуска второй программы индустриально-инновационного развития, приватизации крупных предприятий, улучшения инвестиционного климата, возможного улучшения состояния банковского сектора, а также перехода в новый режим интег­рации в формате ­ЕАЭС прирост ВВП может ускориться до 4,7% в 2015 г. (4,6% — ­ЕАБР), несмот­ря на невозможность наращивания добычи нефти. Среди основных рисков авторы макромонитора отмечают неоднозначность динамики цен на нефть, кризис на Украине, степень замедления в России и Китае.

В контексте критичного ухудшения международной конъюнктуры (снижение цен на нефть, девальвация руб­ля и т.д.), потери ценовой конкурентоспособности, сокращения производства основных экспортируемых продуктов, высокого объема краткосрочных внешних обязательств тенге остается под давлением. Сложность ситуации компенсируется за счет сокращения импорта и наращивания внешних заимствований (эмиссия 3,5 млрд долл. евробондов в октябре — ноябре 2014 г.).

В контексте невозможнос­ти роста добычи нефти состоя­ние платежного баланса в 2015 г. может ухудшиться в силу возможного продолжительного снижения цен на нефть и ограниченного внешнего спроса. Его сбалансированность будет находиться в зависимос­ти (в дополнение к многочисленным внешним факторам) от степени расширения экспортного несырьевого потенциала (в новых рамках ­ЕАЭС), интенсивности использования накоп­ленных средств НФ РК, привлечения внешних займов, жесткости денежно-кредитной политики, а также степени готовности Национального банка к переходу к таргетированию инфляции.

Высокий уровень резервов НФ РК, сохраняющийся профицит консолидированного баланса (2% ВВП по итогам девяти месяцев 2014 г.) и относительно умеренная фискальная политика, считают эксперты ­ЕАБР, выступают гарантами фискальной устойчивости в контексте возможного ухудшения госфинансов и расширения фискальных стимулов в 2015 г. Тем не менее, полагают они, следует все же ожидать ужесточения фискальной дисциплины и расширения налогооблагаемой базы.

В 2015 г. НБ РК планирует снизить инфляцию до 5—7%, но определенные риски связаны с возможным повышением цен на электроэнергию, повышенной неопределенностью динамики курса тенге и рисками возможного роста цен на импортную продукцию.

Кыргызстан

Сохранение высокой зависимости от внешней помощи при неустойчивых поступлениях в госбюджет на фоне конъюнк­турных колебаний в реальном секторе экономики и предстоящих «выпадений» важных статей доходов создает сложнос­ти для сохранения стабильной макроэкономической политики. Дополнительным фактором риска является фискальная устойчивость с учетом текущего замедления в экономике, а также скорости и условий вхождения Кыргызстана в Таможенный союз. На фоне слабой эффективности налогового и таможенного администрирования и конъюнктурных колебаний в реальном секторе экономики предстоящие «выпадения» важных статей доходов государственного бюджета могут еще больше усугубить зависимость от внешней помощи и создать сложности для сохранения стабильной фискальной политики.

Потенциальные проблемы по внешним обязательствам постепенно смещаются в сторону частного сектора, размер внешних заимствований которого достиг 40% ВВП. Несмот­ря на то что основную часть этого долга составляют долгосрочная задолженность корпоративного небанковского сектора, а также межфирменные обязательства дочерних предприятий перед материнскими компания­ми, в более длительной перспективе проблемы с его обслуживанием могут возникнуть в перио­ды конъюнк­турных колебаний ВВП или экспорта, с учетом наличия небольшого запаса прочности в виде золотовалютных резервов. При этом краткосрочный частный внешний долг составляет около 5% общей внешней задолженности, что несколько снижает уровень проблем, обнадеживают аналитики ­ЕАБР.

Россия

Показатели роста российской экономики по итогам 2014-го и в 2015 г. будут, говорится в мак­ромониторе, определяться разнонаправленными влия­ниями. С одной стороны, тот факт, что во II квартале доля инвестиций в основной капитал в ВВП достигла минимального уровня за семь лет, указывает, что в 2015 г. могло бы начаться их восстановление, поддержку которому должна оказать реализация крупных проектов в облас­ти добычи и транспортировки газа, а также в области дорожного строительства.

Одновременно чистый экспорт продолжит вносить положительный вклад в общий рост под влиянием эффектов девальвации руб­ля, которые останутся сильными в течение как минимум всего 2015 г. В то же время, отмечают аналитики, падение цен на нефть, чрезвычайный размах колебаний курса руб­ля осенью и в начале зимы, значительное ужесточение политики Центрального банка, предпринятое на их фоне в декаб­ре, окажут негативное влияние на инвестиции и потребление домохозяйств. Рост последнего может переместиться на отрицательные уровни на фоне снижения реальных доходов населения в условиях возросшей инфляции и относительно низких размеров индексации зарплат госслужащих, намеченных в бюджете на следующий год, а также замедления роста кредитования физических лиц. Исходя из динамики российской экономики в течение последних месяцев текущего года, баланс влияния указанных экспертами ­ЕАБР процессов на экономику страны может быть таков, что прирост ее ВВП по итогам 2014 г. составит 0,5—0,8%, а в 2015 г. будет находиться в интервале –1—0,2%, в зависимости от эволюции режима санкций и поведения цен на нефть. Тем не менее вероятность падения ВВП в масштабах, сопоставимых с наблюдавшимися в 2008—2009 гг., считают они, остается невысокой ввиду относительной консолидированности инвестиционной активности, а также благодаря режиму гибкого курса руб­ля, обеспечивающему быструю адаптацию экономики к внешним шокам.

После стабилизации цен на энергоносители и, как следствие, завершения процесса девальвации руб­ля в следующем году вероятно снижение инфляции с текущих высоких уровней на фоне умеренного роста денежных агрегатов. Программный до­кумен­т ЦБ РФ на 2015—2017 гг. предусматривает снижение годового роста ИПЦ до 4% (плюс-минус 1,5%) в 2017 г. В отличие от аналогичного до­кумен­та, принимавшегося годом ранее, новая программа ЦБ РФ, отмечают авторы исследования, не преду­сматривает целей для инфляции в 2015 и 2016 гг. Таким образом, делают вывод эксперты, ЦБ РФ сохраняет значительную свободу маневра в условиях текущей неоп­ределенности.

Ослабление руб­ля на фоне снижения цен на товары российского экспорта во второй половине 2014 г., а также всплеск инфляции воспрепятствовали значительному ухудшению баланса государственных финансов. В 2015 г. этот показатель, считают они, может находиться на ограниченных положительных или отрицательных уровнях. Влияние падения цен на нефть на платежный баланс будет более значительным, хотя сальдо СТО, вероятно, останется положительным в условиях режима гибкого курса национальной валюты.

Таджикистан

По итогам 2014 г. рост ВВП, согласно медианному консенсус-прогнозу международных организаций, замедлится до 6,2% (7,5% — ожидания правительства). В 2015 г. темпы роста сохранятся на уровне 2014 г., но динамика экономической активности будет определяться масштабами сокращения денежных переводов из России, а также способностью государственного и корпоративного сектора компенсировать это сокращение за счет альтернативных источников стимулирования экономической активности, говорится в макромониторе.

В долгосрочной перспективе высокий уровень бедности и безработицы, неразвитый финансовый сектор, ограниченный производственный и экспортный потенциал (в том числе в силу дефицита элект­роэнергии и внешней энергозависимости, транспортной изоляции), множество институциональных проблем продолжают сдерживать экономическое развитие страны. Динамика экономики будет зависеть от эффективности проводимых структурных реформ, а также от возможного присоединения к ­ЕАЭС.

В 2014 г. инфляция должна остаться в запланированных пределах 7,5%. В 2015 г. в условиях структурных ограничений, таких как высокая зависимость от импорта, транспортная изоляция и недостаточная конкурентная среда, динамика цен будет продолжать определяться немонетарными факторами.

Украина

Принимая во внимание высокую базу сравнения в IV квартале 2013 г., эксперты ­ЕАБР ожидают, что по итогам 2014 г. падение ВВП по сравнению с 2013 г. составит 6—8%. В течение 2015 г. масштаб падения ВВП может существенно уменьшиться на фоне стабилизации на низких уровнях активности в промышленности и строительстве.

Продолжающееся на фоне консолидации госбюджета и, возможно, дополнительного ослабления национальной валюты падение потребления домохозяйств не даст ВВП вернуться к позитивным показателям роста в течение, по крайней мере, большой части 2015 г. По его итогам авторы исследования ожидают умеренного снижения ВВП в пределах 0,5—2%.

Политика НБУ, несмотря на продекларированное намерение перейти к режиму плавающего курса, пока выглядит как серия попыток зафиксировать курс гривны к доллару. Управление обменным курсом на фоне сохраняющегося внешнего дисбаланса ведет к падению международных резервов до опасно низких уровней (чуть ниже 10 млрд долл. на конец ноября), а также, начиная с сентября, к сжатию денежной массы. Последнее должно способствовать замедлению, скорее всего, в начале 2015 г., инфляции, набравшей темпы под влиянием денежной экспансии в I—III кварталах. В то же время развитие этого процесса может препятствовать возвращению экономики к росту.

Состояние платежного баланса пока остается неустойчивым: улучшение показателей СТО по итогам I—III кварталов частично объясняется откладыванием крупных расходов, связанных с импортом энергоносителей (с ­июня 2014 г. страна практически не импортировала природный газ). Сальдо финансового счета колеблется под воздействием поступлений средств в рамках международных программ поддержки и крупных выплат по долгам. Эти колебания представляют значительный риск на фоне небольшого объема международных резервов, оставшегося в распоряжении Нацбанка. В рамках программы сотрудничества с МВФ власти планируют существенное снижение дефицита государственной компании «Нафтогаз» и умеренное (в пределах 0,5% от ВВП) снижение дефицита консолидированного бюджета в 2015 г. В случае успешной реализации этих планов они окажут положительное влияние на платежный баланс в 2015 г. Менее напряженная ситуация в области внешней устойчивости значительно облегчила бы проведение политики Национальному банку, в настоящий момент стоящему перед слишком крайними противоречиями в решении задач поддержки финансовой стабильности, борьбы с инфляцией и поддержки экономического роста, резюмируют аналитики ­ЕАБР.