Публичные и непубличные общества: как не ошибиться при определении правового статуса АО

| статьи | печать

Реформа корпоративного права изменила ставшую привычной за долгие годы классификацию хозяйственных обществ. Так, теперь нет закрытых и открытых акционерных обществ: им на смену пришли непубличные и пуб­личные АО. Причем эти категории неравнозначны: изменились не только сами понятия, но и сущность, признаки таких обществ. ЗАО не становится непубличным АО автоматически. Точно так же, как и не каждое ОАО может признаваться публичным. Формулировки новых норм ГК РФ, как оказалось, могут толковаться двояко. Разъяснений пока мало, судебной практики нет совсем. Неудивительно, что у компании могут возникнуть сложности с самоопределением. Некоторые рекомендации о том, что делать бизнесу в этих непростых условиях, — в этой статье.

Обновленный ГК РФ (в редакции Федерального закона от 05.05.2014 № ­99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (далее — Закон № 99-ФЗ) задал непростую задачу многим акционерным обществам. Правильное определение своего статуса для них в настоя­щее время имеет серьезную практическую значимость. Так, у непубличных и публичных АО значительно отличаются права и обязанности. Например, это касается раскрытия информации. Статья 92 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) требует от ОАО раскрывать информацию (в частности, годовой отчет, годовую бухгалтерскую отчетность, сообщение о проведении общего собрания акционеров и др.). Сейчас положения Закона об АО, касающиеся открытых обществ, применяются к публичным акционерным обществам в части, не противоречащей Гражданскому кодексу. Однако непонятно, как толковать эти положения в совокупности. Значит ли это, что все ОАО обязаны по-прежнему раскрывать информацию? Или обязанность сохраняется только для подпадающих под признаки публичных АО? Является ли пуб­личным АО, если публичное обращение акций было лишь единожды, много лет назад? Или значение имеет только факт публичного обращения его акций в момент вступления в силу изменений в ГК РФ? Не­удивительно, что многие руководители АО, в особенности тех, которые созданы в порядке приватизации, обращаются за консультацией с вопросом о том, раскрывать им информацию или нет. Чтобы дать ответы на эти вопросы, необходимо разобраться в первопричинах новой классификации, а также в мотивах законодателя и мегарегулятора, дающего пока довольно скудные и туманные разъяснения.

Предпосылки возникновения новой классификации хозяйственных обществ

В рамках реформы гражданского законодательства наряду с отношениями собственности (вещными отношениями) и обязательственными отношениями произошло вычленение самостоятельной сферы социальных отношений — корпоративных (ст. 2 ГК РФ), а также предложено новое деление юридических лиц на унитарные организации и корпоративные юридические лица. Корпорация закреплена в качестве основной формы организации бизнеса (ст. 65.1 ГК РФ).

Выделение корпоративных отношений в самостоятельный вид отношений, связанных с участием в особом типе юридических лиц, меняет многие привычные стереотипы понятий типа «собственники бизнеса», «собственники корпораций», «акционерная собственность». Это связано с тем, что отношения между корпорацией и ее участниками основаны не на отношениях собственнос­ти, а на особых корпоративных отношениях. Появляется необходимость актуализировать исследование такого явления, как корпорация и корпоративные отношения.

Норма права

Юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом участия (членства) в них и формируют их высший орган в соответствии с п. 1 ст. 65.3 настоящего Кодекса, являются корпоративными юридическими лицами (корпорациями) <…>
В связи с участием в корпоративной организации ее участники приобретают корпоративные (членские) права и обязанности в отношении созданного ими юридического лица, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом (ст. 65.1 ГК РФ).

При этом развернулась дискуссия о пределах императивного вмешательства законодательства во внутрикорпоративные отношения участников хозяйственных обществ. Основной вопрос связан с тем, в каком объеме необходимо императивно регулировать правила внутри­корпоративного поведения, а в каком целесообразно предоставить участникам корпорации возможность самим определять правила поведения и условия взаимодействия по свое­му усмот­рению (свободу внутрикорпоративной самоорганизации).

Сторонники максимальной свободы внутрикорпоративной самоорганизации подчеркивают, что хозяйственные общества — это добровольные объединения. Поэтому логично, что их участники самостоятельно определяют условия свое­го взаи­модействия, которые отвечают их интересам. Императивное вмешательство законодательства во внутрикорпоративные отношения следует ограничить только определенными, особо значимыми сферами. По их мнению, целесообразно следующее.

Во-первых, увеличить договор­ные начала в регулировании внутрикорпоративных отношений. Это означает сокращение законодательного регулирования этих отношений и расширение сфер, которые регулируются исключительно по усмотрению участников корпорации.

Во-вторых, в тех сферах, которые регулируются законодательно, снизить долю императивных норм, предписывающих однозначные правила поведения, и увеличить долю диспозитивных норм, позволяющих устанавливать правила взаимодействия по усмотрению участников корпорации.

Им возражают представители традиционного подхода к регулированию корпоративных отношений. По их мнению, императивные правила призваны минимизировать негативные последствия неравенства участников хозяйственного оборота, защищая экономически слабых от произвола более сильных.

Корпоративные отношения обладают спецификой по сравнению с классическими гражданскими правоотношениями. В них вступают лишь формально равноправные участники, так как объединение неравных капиталов дает фактически неравный объем корпоративных прав. Интересы доминирую­щих участников корпорации преобладают над интересами остальных участников (эффект корпоративного контроля). Доминирующее участие в уставном капитале позволяет им формировать волю юридического лица, которая становится обязательной для всех его участников.

Однако чрезмерная свобода внутрикорпоративной самоорганизации может привести к тому, что экономически сильные участники навяжут экономичес­ки более слабым участникам такие правила взаимодействия, которые приведут к несоблюдению интересов последних. Задача законодателя — обеспечить баланс интересов всех участников корпоративных отношений, в том числе и посредством установления обязательных правил их поведения.

Данная дискуссия разрешилась посредством деления хозяйственных обществ на пуб­личные и непубличные. Цель такой классификации — установление дифференцированных режимов регулирования внутри­корпоративных отношений для обществ, различающихся количеством участников и характером оборота прав учас­тия в них (акций в АО и долей в уставном капитале ООО).

Суть и признаки публичных и непубличных обществ

Для того чтобы понять, как определить статус того или иного общества, необходимо про­анализировать нормы, в которых дано определение этих категорий.

Норма права

Публичное общество — акционерное общество, акции которого и ценные бумаги, конверти­руемые в его акции:

  • публично размещаются (­путем открытой подписки);
  • и/или публично обращаются на условиях, установленных законами о ценных бумагах.

Правила о публичных обществах применяются также к акционерным обществам, устав и фирменное наименование которых содержат указание на то, что общество является пуб­личным (п. 1 ст. 66.3 ГК РФ).

Публичное общество — хозяйственное общество, основанное на акциях (ценных бумагах), которые размещаются и обращаются среди неопределенного круга лиц. Это общество с неог­раниченным и динамично ме­няющимся составом участников. Публичность означает, что корпорация ориентируется на неограниченный круг участников (акции предлагаются для продажи широкому кругу лиц).

Для публичных обществ характерно большое количество разноплановых акционеров. В целях обеспечения баланса интересов последних деятельность таких АО преимущественно регулируется императивными нормами, которые предписывают однозначные, стандартные правила поведения участников корпорации. Использование стандартов, которые не могут быть изменены по усмотрению преобладающих участников общества, гарантирует привлечение инвесторов.

Публичные общества производят заимствования на рынке ценных бумаг среди неог­раниченного круга лиц, они охватывают больший массив разноплановых инвесторов: институциональных (государство, банки и инвестиционные компании), коллективных (фонды коллективного инвестирования, пенсионные фонды), мелких индивидуальных инвесторов. Дея­тельность публичных обществ в большей мере регулируется императивными нормами, призванными обеспечить баланс интересов неоднородной и динамично меняющейся массы инвесторов. Потому у этого типа хозяйственного общества, в отличие от непубличного, невелика свобода внутрикорпоративной самоорганизации.

Норма права

Непубличное общество — хозяйственное общество, которое не отвечает признакам, установленным законодательством для публичных обществ. Это общество с ограниченной ответственностью и акцио­нерное общество, которое не отвечает признакам, указанным в п. 1 ст. 66.3 ГК РФ (п. 2 ст. 66.3 ГК РФ).

Непубличные общества — это, во-первых, хозяйственные общества, акции которых размещаются среди заранее определенного круга лиц и не выходят на публичное обращение. Во-вторых, к этой категории относятся общества, основанные на малооборотном активе — доле в уставном капитале ООО. Такие компании ориентированы на ограниченный, небольшой, заранее определенный состав участников. Они могут применять специальные механизмы контроля персонального состава своих участников и у них значительно больше свободы внутрикорпоративной самоорганизации.

Деятельность непубличных обществ преимущественно регулируется диспозитивными нормами законодательства, допускающими установление индивидуальных правил поведения (взаимодействия) участников корпорации по их усмотрению. Непубличные общества не производят заимствований с открытого рынка. Им адресовано больше диспозитивных норм, у них потенциально большая свобода внутрикорпоративной самоорганизации — то есть возможность устанавливать правила взаимодействия по своему усмотрению.

В настоящее время водораздел между сильным императивным регулированием внутрикорпоративных отношений и значительными диспозитивными началами проходит между двумя видами хозяйственных обществ — акционерным и обществам с ограниченной ответственностью. Реформа ГК РФ сдвинула его по линии публичных и непубличных обществ.

Высказывается критика по поводу объединения в общий тип хозяйственного общества (непуб­личного) различных видов хозяйственных обществ: акцио­нерных обществ, основанных на акциях и обществ с ограниченной ответственностью, основанных на долях в уставном капитале. По мнению некоторых специалистов, это ведет к смешению этих различных по своей сути хозяйственных обществ (см. «ЭЖ», 2014, № 20, с. 07).

На наш взгляд, в ГК РФ такого смешения нет. Не ставится под сомнение основополагающее различие этих двух типов хозяйственных обществ — особеннос­ти оборота прав участия в них (акций и долей в уставном капитале). Никакой унификации правил оборота этих двух различных объектов гражданских прав не происходит.

Новизна подхода сводится исключительно к попытке создать общий режим диспозитивного регулирования некоторых аспектов деятельнос­ти части акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. При этом расширение режима диспозитивного регулирования не распространяется на особеннос­ти оборота акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируе­мых в акции.

Определение статуса некоторых АО пока вызывает затруднения

Отличить публичное общество от непубличного можно при помощи признаков, которые связаны с особенностями размещения и оборота ценных бумаг акционерного общества.

Как уже было сказано выше, публичное общество — акционерное общество, акции которого и ценные бумаги, конвертируемые в его акции, публично размещаются (путем открытой подписки) и/или публично обращаются на условиях, установленных законами о ценных бумагах.

Публичное размещение ценных бумаг — размещение (то есть отчуждение) ценных бумаг путем открытой подписки. При этом под открытой подпис­кой понимается способ увеличения уставного капитала общества, возмездное размещение дополнительных акций в процессе эмиссии неограниченному кругу лиц.

Способ размещения ценных бумаг фиксируется в решении о выпуске ценных бумаг. Этот до­кумен­т утверждается советом директоров общества и регистрируется у госрегулятора рынка ценных бумаг (ранее — ­ФКЦБ РФ, ­ФСФР РФ, в настоящее время — ЦБ РФ), после чего эмитент обязан хранить его. Текст решения позволяет установить, проводило общество открытую подписку дополнительных акций или нет.

Обращение ценных бумаг — заключение гражданско-правовых сделок, влекущих переход прав собственности на ценные бумаги вне процедуры эмиссии (то есть после их первого отчуждения после выпуска эмитентом). Признак пуб­личных АО — публичное обращение. Под этим термином подразу­мевается обращение ценных бумаг на организованных торгах или обращение ценных бумаг путем предложения их неограниченному кругу лиц, в том числе с использованием рекламы (ст. 2 Федерального закона от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг», далее — Закон о рынке ценных бумаг).

Публичное обращение ценных бумаг может быть как разовым мероприятием, ограниченным по времени (продажа ценных бумаг неограниченному кругу лиц на аукционе, торгах), так и процессом, не ограниченным по продолжительности (обращение ценных бумаг на бирже).

На практике при квалификации АО в качестве публичного или непубличного обозначился ряд проблем, связанных с применением критериев этого деления. В частности, возникает вопрос: как правильно определять наличие признака публичного обращения и/или публичного размещения? Какой критерий применять — исторический или актуальный?

Исторический критерий фиксирует что в истории корпорации имело место событие, которое определило ее последующий правовой статус. Если признавать, что при классификации применяется этот критерий, то если событие хотя бы когда-то в прошлом имело место, корпорация навсегда признается пуб­личной.

Актуальный критерий фиксирует, что в текущей деятельности корпорации имеет место корпоративная процедура, которая влияет на ее правовой статус. В случае применения этого критерия, пока процедура реализуется, общество признается публичным. Но если она прекращается, то общество вправе изменить свой правовой статус и стать непубличным.

Согласно одной точке зрения публичное размещение и пуб­личное обращение по-разному влияют на правовой статус общества.

Публичное размещение ценных бумаг — исторический критерий, на основании которого определяется правовой статус общества. Это событие, реализуемое в ограниченный период времени, но его завершение определяет последующий правовой статус общества. Если корпорация публично размещала ценные бумаги (было заимствование инвестиций среди неог­раниченного круга лиц), то это влияет на его дальнейший правовой статус, оно признается пуб­личным.

Публичное обращение ценных бумаг — актуальный критерий, на основании которого определяется правовой статус общества. Пока ценные бумаги находятся в процессе публичного обращения, общество признается публичным. Если публичное обращение ценных бумаг прекратилось, то общество имеет право изменить свой правовой статус на непубличный.

Теперь, после введения поправок в ГК РФ, чтобы осуществить даже разовое мероприятие по публичному обращению ценных бумаг, общество должно сначала принять статус пуб­личного (исключение составляют сделки по продаже акций, принадлежащих государству, в соответствии с законодательством о приватизации). Но если по завершении публичных торгов (аукциона) ценные бумаги не попадают в процесс дальнейшего публичного обращения, общество имеет возможность изменить свой правовой статус.

Прекращение публичного обращения ценных бумаг является основанием для изменения правового статуса общества. Действующее законодательство предусматривает процеду­ру прекращения публичного обращения акций и ценных бумаг, конвертируемых в акции, — делистинг (п. 1 ст. 75 Закона об АО). В случае делистинга ценных бумаг общество имеет право изменить свой правовой статус с публичного на непуб­личное.

Такой подход предусмотрен и в законопроекте «О внесении изменений в Федеральный закон „Об акционерных обществах“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в час­ти приведения в соответствие с новой редакцией главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации)», который предусматривает возможность going public для непуб­личных компаний и обратного движения going private для публичных компаний.

В нем сказано, что статус пуб­личного акционерного общества, акции которого не обращаются публично на условиях, установленных законодательством о рынке ценных бумаг, может быть прекращен по решению акционеров путем исключения из устава и фирменного наименования указания на публичный статус общества (текст законопроекта размещен на сайте Мин­экономразвития России).

Однако существует иная позиция, согласно которой пуб­личное обращение ценных бумаг — это не актуальный, а исторический критерий определения правового статуса общества. Если корпорация хотя бы раз провела публичное обращение ценных бумаг (однократные торги или аукцион), это оставляет несмываемое «родимое пятно» на всей ее дальнейшей жизни. Она навсегда признается публичной, несмотря на то что публичного обращения ее ценных бумаг фактичес­ки нет. Эта позиция изложена в письме ЦБ РФ от 18.08.2014 № 06-52/6680 «О некоторых вопросах, связанных с применением отдельных положений Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ „О внесении изменений в главу 4 час­ти первой Гражданского Кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации“». В нем сказано, что признаками пуб­личного акционерного общества, предусмот­ренными п. 1 с. 66.3 ГК РФ (в редакции Закона № 99-ФЗ), являются публичное (путем открытой подписки) размещение или публичное обращение акций и (или) ценных бумаг, конвертируемых в акции, такого акцио­нерного общества, независимо от того, что указанные признаки представляют собой события, срок течения которых либо ограничен (публичное размещение) либо может прекратиться по различным причинам (публичное обращение).

В этом же письме отмечается, что акционерные общества, созданные до дня вступления в силу Закона № 99-ФЗ и отвечающие указанным выше признакам, признаются публичными акционерными обществами вне зависимости от указания в их фирменном наименовании на то, что общество является публичным (п. 11 ст. 3 Закона № 99-ФЗ). Напомним, что данное письмо не является нормативным актом, а только выражает мнение чиновников по спорному вопросу.

Различное толкование природы такого критерия определения правового статуса акционерного общества, как пуб­личное обращение, актуально прежде всего для акционерных обществ, созданных в процессе приватизации.

При приватизации АО не может быть публичного размещения акций

В соответствии с законодательством о приватизации учредителем открытого акционерного общества, создаваемого на основе государственного или муниципального предприятия, признавалось Госкомимущество России, его территориальное агентство или комитет по управлению имуществом национально-государственного, национально- или админи­стра­тивно-террито­риального образования.

В случае приватизации применялся специальный способ размещения акций акционерного общества, создаваемого в результате реорганизации унитарного предприятия — приобретение всех акций единственным акционером общества. Все акции акционерного общества, созданного путем приватизации, размещаются единственному акционеру — государству или муниципальному образованию в лице их уполномоченных органов.

После регистрации акционерного общества (акции считаются размещенными в момент регистрации) комитет по управлению имуществом передавал пакет акций в соответствующий фонд имущества, который начинал их обращение — реализовывал акции, принадлежащие государству или муниципальному образованию.

Часть акций продавалась членам трудового коллектива приватизируемого предприятия на льготных условиях. Другая часть акций вносилась в фонд акционирования работников предприятия и/или обменивалась на акции инвестиционных фондов. Данные сделки не попадают под признаки публичного обращения, поскольку акции реа­лизовывались заранее определенному кругу лиц.

Не реализованные указанными способами акции оставались в распоряжении Российского фонда федерального имущества или фондов имущества национально-государственных, национально- и административно-территориальных образований. Дальнейшая реализация этих акций могла произойти следующими способами:

  • продажа по номинальной стои­мости должностным лицам администрации приватизированного предприятия;
  • продажа по «закрытой подписке» работникам общества;
  • продажа работникам общества из фонда акционирования работников предприятия;
  • продажа группе работников;
  • продажа на чековых аукцио­нах (были аукционы с ограниченным количеством участников и аукционы без ограниченного числа участников);
  • продажа на инвестиционных торгах;
  • продажа по коммерческому конкурсу (ст. 22 Закона РФ от 03.07.91 № 1531-1 «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ» в ред. 05.06.92).

Признаки публичного обращения возникают при следующих способах продажи акций при приватизации:

  • продажа на чековых аукцио­нах без ограниченного числа участников;
  • продажа на инвестиционных торгах без ограниченного числа участников;
  • продажа по коммерческому конкурсу без ограниченного числа участников.

В случаях приватизации государственных или муниципальных предприятий имело место обращение ценных бумаг путем их предложения неограниченному кругу лиц. Оценивая эти сделки по обращению ценных бумаг, следует иметь в виду следующие обстоятельства.

Во-первых, это были разовые мероприятия, по завершении которых прекратилось публичное обращение акций общества.

Во-вторых, эти сделки осуществлялись в соответствии с нормами специального законодательства о приватизации, а не законами о ценных бумагах. Указанное публичное обращение ценных бумаг не сопровождалось регистрацией проспектов ценных бумаг или проспектов эмиссии, что было обязательно для публичного обращения в соответствии с Законом о рынке ценных бумаг. Госрегулятор в официальных разъяснениях пояснял, что эти сделки совершаются в соответствии не с общегражданскими нормами, а со специальным законодательством о приватизации, которое преду­сматривало иной порядок проведения сделок по публичному обращению акций, принадлежащих государству, в рамках приватизации.

Должны ли эти специфические сделки учитываться при определении правового статуса акционерного общества на основе современного гражданского законодательства? По нашему мнению, нет. Они не влияют на правовой статус акционерного общества, определяемого в соответствии с действующими нормами гражданского законодательства.

Аргументы в защиту позиции

Приведем несколько доводов в обоснование высказанной выше точки зрения.

Первый довод. Новая редакция ГК РФ направлена на регулирование не тех отношений, которые имели место до ее принятия, а тех, которые существуют на момент ее принятия и возникнут впоследствии. Это прямо зафиксировано в переходных статьях Закона № 99-ФЗ.

Норма права

Положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу настоящего Федерального закона. По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления в силу настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено настоящей статьей (п. 3 ст. 3 Закона № 99-ФЗ).

Исходя из этого можно сделать вывод: если на момент вступления в силу новой редакции главы 4 ГК РФ (1 сентября 2014 г.) или после этой даты акции общества и/или ценные бумаги, подлежащие конвертации в акции, находятся в публичном обращении в соответствии с законами о ценных бумагах, то такое общество признается пуб­личным. Если в этот момент акции общества и/или ценные бумаги, подлежащие конвертации в акции, не находятся в публичном обращении в соответствии с законодательством о ценных бумагах, то такое общество не признается публичным по данному критерию. Для определения правового статуса общества необходимо исследовать вопрос о том, совершаются или нет сделки по пуб­личному обращению ценных бумаг этого общества.

Второй довод. В ГК РФ однозначно сказано, что публичным обществом признается акционерное общество, акции которого и ценные бумаги, конвертируемые в его акции, публично обращаются на условиях, установленных законами о ценных бумагах. ГК РФ не предусмат­ривает, что для цели определения правового статуса акционерного общества должны учитываться сделки по публичному обращению ценных бумаг, совершенные не в соответствие с законами о ценных бумагах, а в соответствии с законодательством о приватизации.

Даже после вступления в силу корпоративного блока поправок в ГК РФ сохраняется деление сделок по публичному обращению ценных бумаг, принадлежащих государству и муниципальным образованиям, в соответствии с законодательством о приватизации и публичному обращению ценных бумаг в соответствии с законодательством о ценных бумагах. Законодательство о приватизации предполагает публичную продажу ценных бумаг, принадлежащих государству и муниципальным образованиям, но для этого не требуются регистрация проспекта ценных бумаг и внесение в устав общества положений о его публичном статусе. В противном случае эмитенты просто этого не сделают и тем самым будут препятствовать продаже акций, принадлежащих государству.

Третий довод. Продажа акций в процессе приватизации на аукционе, торгах или конкурсе — это разовое мероприятие, по завершении которого прекратилось публичное обращение ценных бумаг общества. Если после завершения этого мероприятия акции общества фактически публично не обращаются, то какой смысл признавать такое общество публичным и применять к нему жесткий режим императивного регулирования? Этот критерий является актуальным применительно к текущему состоянию общества.

Но существует и другая, «промежуточная» позиция. Если у акционерного общества, в том числе созданного в процессе приватизации, до момента вступ­ления в силу поправок в ГК РФ не было регистрации проспекта ценных бумаг или плана приватизации, то такое общество не признается публичным. Но если у него имелся зарегистрированный проспект ценных бумаг, то такое общество должно признаваться публичным, поскольку, несмотря на завершение ­публичного обращения в виде торгов, аукциона или делистинга, любой акционер такого общества имеет возможность пуб­лично предлагать свои акции неограниченному кругу лиц.

Тем самым критерий публичности связывается не с наличием фактических сделок по пуб­личному обращению ценных бумаг, а с потенциальной возможностью их заключения. Нет необходимости определять, находятся ли ценные бумаги общества в публичном обращении на момент вступления в силу поправок в ГК РФ. Важна лишь юридическая возможность пуб­личного обращения. А значит, норма ГК РФ о том, что публичным признается акционерное общество, акции которого публично обращаются в соответствии с законами о ценных бумагах, должна трансформироваться в норму, согласно которой публичным признается акционерное общество, акции которого могут публично обращаться в соответствии с законами о ценных бумагах и законодательством о приватизации.

Поэтому действующая формулировка п. 1 ст. 66.3 ГК РФ делает очевидным, что общество, акционеры которого имеют возможность публично предлагать свои ценные бумаги, нельзя признавать публичным без исследования вопроса, была ли эта возможность фактически реализована на момент вступ­ления в силу новелл ГК РФ. Если госрегулятор установит, что у такого общества на момент вступ­ления в силу соответствую­щих норм ГК РФ действительно имело место предложение ценных бумаг неограниченному кругу лиц и оно не приняло статус пуб­личности, то он сделает адресное предписание такому обществу с вытекающими из этого последствиями. Если же фактически публичного обращения ценных бумаг на этот момент не было, то отсутствуют законные основания признавать такое общество публичным.

В корпоративной практике обозначалась еще одна проблема, связанная с определением статуса публичности. До принятия Закона о рынке ценных бумаг действовали правовые акты, регулирующие эмиссию ценных бумаг, в которых перечислялись различные способы размещения ценных бумаг, в том числе и открытая продажа акций. Следует ли при определении современного правового статуса акционерного общества руководствоваться сделками по размещению ценных бумаг, совершенными в соответствие с этими нормативными актами, или следует руководствоваться только теми сделками, которые были совершены в соответствии с положениями Закона о рынке ценных бумаг?

Переходные нормы ГК РФ дают однозначный ответ на этот вопрос. При определении правового статуса акционерного общества следует руководствоваться только теми сделками по публичному размещению и обращению ценных бумаг, которые были осуществлены в соответствии с Законом о рынке ценных бумаг, а не иными правовыми актами.

Причины возникновения расширительного подхода к определению публичного АО

Чем продиктован расширительный подход к определению статуса публичного акционерного общества? Причины следующие. В связи с реформой гражданского законодательства возникла необходимость определить круг акционерных обществ, которые должны раскрывать информацию о своей деятельности. До принятия поправок в ГК РФ пуб­лично раскрывать такую информацию должны были открытые акционерные общества. Была выстроена иерархия требований, связанная с раскрытием ими этой информации. Первую группу составляли базовые требования, общие для всех открытых акционерных обществ, затем выделялись дополнительные требования для эмитентов, у которых были зарегистрированы проспекты ценных бумаг, и, наконец, особые требования предъявлялись к корпорациям, чьи ценные бумаги были допущены к обращению на бирже.

Теперь ЗАО и преобладающая часть ОАО объединены в общую группу — «акционерные общества», наряду с которой выделяется небольшая группа «публичные акционерные общества». В последнюю, бесспорно, входят те акционерные общества, ценные бумаги которых на 1 сентября 2014 г. были допущены к биржевому обороту (это 251 эмитент), и акционерные общества, которые провели открытую подписку в соответствии с Законом о рынке ценных бумаг (это приблизительно 1500 эмитентов). В итоге вмес­то 32 000 открытых акционерных осталось менее 2000 публичных акционерных обществ, которые должны раскрывать информацию о своей деятельности.

Освобождение непубличных обществ от обязанности публично раскрывать информацию о своей деятельности радует многих эмитентов, но это ведет к снижению транспарентности национальной экономики, что негативно влияет на кредитные рейтинги. Мегарегулятор предложил следующий выход из этой ситуации. С целью поддержания траспарентности национальной экономики он пытается максимально расширить количество акционерных обществ, признаваемых публичными. В связи с этим и сформулирован необос­нованно расширительный подход к определению статуса пуб­личного общества. Но, на наш взгляд, проблему поддержания траспарентности национальной экономики следует решать иными методами.

Обязанность раскрывать информацию о своей деятельнос­ти целесообразно определять по следующим критериям: количеству акционеров и объему реализации по консолидированной отчетности группы компаний, независимо от правого статуса общества. Воспроизвести базовые требования, общие для всех акционерных обществ, попадающие под данные критерии, и установить дополнительные требования для публичных акционерных обществ.

Такой подход позволит сохранить необходимый уровень траспарентности национальной экономики и не приведет к не обоснованному расширению числа публичных обществ, к которым будет применен режим излишне строго императивного регулирования их внут­рикорпоративных отношений.

Автор статьи консультирует строительную организацию, которая по критериям публичного размещения и обращения ценных бумаг признается не пуб­личным акционерным обществом. При этом в обществе более 200 акционеров, и оно контролирует треть строительного рынка Москвы. Вопрос: в каких объемах компания должна раскрывать информацию, учитывая, что она к тому же имеет холдинговую структуру?

На наш взгляд, акционерным обществам, созданным в результате приватизации, не следует спешить с признанием пуб­личного статуса. Это спорный вопрос, по которому сформировались различные позиции как у специалистов, так и у госорганов — Минэкономразвития и ЦБ РФ. Цитируемое письмо Банка России — не нормативный акт, на его основе нельзя делать предписания или налагать административные санкции, это исключительно предварительное мнение конкретного ведомства. Обществам лучше подождать, пока официально не завершится эта дискуссия. Если возникает необходимость внесения изменений в устав, такие компании могут назвать себя просто «акционерное общество». В крайнем случае, если в дальнейшем законодательно будет закреплен иной подход, компания сможет уточнить свой правовой статус.

День
Неделя
Месяц