1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 631

Россию попросили завершить хотя бы одно крупное антикоррупционное дело

В юбилейном, двадцатом, Индексе восприятия коррупции, который ежегодно готовит Transparency International, Россия расположилась на 136-м месте рядом с Камеруном, Ираном, Кыргызстаном и Нигерией. Из-за нерешительности в преследовании коррупционных преступлений и хаотичности мер по предотвращению коррупции наша страна остается в последней трети международного рейтинга.

В очередном Индексе восприятия коррупции (ИВК) эксперты Transparency International (TI), как и преж­де, ранжировали страны мира по шкале от 0 до 100 баллов, где ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а сто — наиболее низкий.

Самые высокие ступеньки в международном рейтинге заняли Дания, Новая Зеландия и Финляндия (92, 91 и 89 баллов соответственно).

Россия в нынешнем году сумела набрать 27 баллов (на один балл меньше, чем в 2013 г.) и заняла 136-е место, поделив его с Нигерией, Ливаном, Кыргызстаном, Ираном и Камеруном.

Место нашей страны в ИВК сохраняется почти неизменным на протяжении последних лет. Одной из основных причин столь неприятной стабильности, по оценке аналитиков TI, стала стагнация крупных коррупционных дел. Несмотря на внешне активную работу профильных государственных институтов, расследования крупных коррупционных дел национального и международного уровня не дают практических результатов. Например, ничего не происходит с делами Daimler, российского представительства Hewlett-Packard и медицинской компании Bio-Rad Laboratories, подкупавшей российских чиновников. Постепенно затухает коррупционный скандал в Министерстве обороны.

Застопорилось международное антикоррупционное сотрудничество. Нередки случаи, когда Россия оказывается неспособной защитить свои нацио­нальные интересы, призвав к ответственности очередного сбежавшего за границу чиновника, который спокойно пользуется незаконно нажитым капиталом. Конвенция ООН против коррупции и другие соглашения предусматривают ряд инструмен­тов для пресечения таких ситуаций. Сбежавшие за границу из родной страны чиновники не должны превращаться в частных лиц, которые могут использовать незаконно полученные активы за рубежом.

До сих пор не заработал в полную силу такой инструмент антикоррупционной борьбы, как декларирование конфликта интересов. По-прежнему распространены ситуации, при которых должностные лица «забывают» декларировать свою аффилированность с коммерческими структурами. Угроза увольнения в связи с утратой доверия пока не останавливает чиновников, создающих максимально благоприятные условия для бизнес-структур своих друзей и родственников.

Продолжается давление на некоммерческие организации и независимые СМИ.

Еще одной проблемой, острота которой усиливается в нынешних условиях, является недостаточная прозрачность крупных проектов с государственным участием. Выбор подрядчиков, налоговые льготы, бюджетные субсидии, непрозрачное назначение единственного поставщика — вызывают множество вопросов. Такая ситуация не только негативно влияет на экономическую составляющую больших проектов, но и формирует недоверие общества к заявленным целям.

Подняться выше в международном рейтинге России, по мнению экспертов TI, может помочь более активная реализация Национального плана по противодействию коррупции. В первую очередь, речь идет о создании системы защиты заявителей о коррупции, обязательном раскрытии информации о бенефициарных собственниках и внедрении электронной системы сообщений сведений о доходах и имуществе публичных должностных лиц.

Пора внедрить в правовую систему уголовную ответственность за незаконное обогащение, то есть за наличие у должностного лица активов и собственности, происхождение которых чиновник не может разумным образом обосновать.

Transparency International также считает необходимым отменить статус «организации, выполняющей функции иностранного агента» для НКО, прекратить избыточное регулирование СМИ, блогеров и организаций, реализующих проекты по гражданскому антикоррупционному контролю и антикоррупционному образованию.

Наконец, нужно довести до логического правового финала хотя бы одно крупное коррупционное дело национального или международного уровня. Хотя бы одно.