1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 927

Неипотечная секьюритизация становится реальностью

Адвокатское бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» совместно с Московской биржей 24 октября 2014 г. провели деловую дискуссию на тему «Неипотечная секьюритизация: новые реалии», на которой побывала и «ЭЖ». Докладчики раскрыли профессиональные секреты проведения сделок неипотечной секьюритизации, а также дали универсальные советы, применимые в других ситуациях. В частности, рассказали о способах проверки приобретаемого движимого имущества на предмет его обременения залогом и об оформлении такого залога.

В мероприятии приняли участие свыше 100 представителей российских и иностранных кредитных организаций, которые и являются основными участниками и инициаторами сделок секьюритизации. Но многие рекомендации, которые дали докладчики, можно применять на практике не только в банковской дея­тельности, но и в других секторах бизнеса. Например, при оформлении уведомления о залоге движимого имущества или поиске информации в реестре залогов. Спикеры рассказали, в связи с чем корпорациям стоит создавать свои классификаторы движимого имущества, почему поиск по залогодателю не гарантирует достоверности информации о залоге и о многом другом.

Проведению сделок неипотечной секьюритизации в РФ ничего не препятствует

Дмитрий Глазунов, партнер, руководитель практики банковского и финансового права, рынков капитала АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и парт­неры» напомнил, что ранее сделки по неипотечной секь­юритизации проводились по иностранному праву (через специализированные общест­ва — special purpose vehicle, или SPV, за рубежом). По российскому праву сделки по неипотечной секьюритизации не совершались из-за отсутствия правового поля.

Сейчас же для проведения таких сделок в России создана значительная нормативная база. Прежде всего, это Федеральный закон от 21.12.2013 № 379-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» (его еще называют «закон о секьюритизации», далее — Закон № 379-ФЗ). Он закрепил возможность создания двух новых видов специализированных обществ: специализированное финансовое общество и специализированное общество проектного финансирования.

Раньше законодательством было предусмотрено только одно специализированное общество — ипотечный агент. С его помощью можно было провести сделку секьюритизации ипотечных активов, которая заключается в следующем. Банк продает права требования по кредитам, обеспеченные ипотекой, в пользу ипотечного агента. Агент выпускает облигации, при этом исполнение обязательств по ним обес­печивается залогом ипотечного покрытия. Исполнение обязательств специализированного общества происходит синхронно с кредитными платежами, а средства от размещения облигаций ипотечный агент перечисляет банку как платеж за приобретенные ­активы.

Новые специализированные общества по Закону № ­379-ФЗ тоже создаются для выпуска облигаций. Но при сделках с ­ними залогом является не ипотечное покрытие, а денежные требования, в том числе возникающие в будущем. Реализация таких схем и получила название «неипотечная ­секьюритизация».

По словам Д. Глазунова, планируется принятие еще нескольких нормативных актов. В частности, речь идет о Порядке ведения реестра управляющих компаний специализированных финансовых обществ, а также о внесении изменений в Положение о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг. Проекты этих двух до­кумен­тов уже проходят пуб­личное обсуждение на сайте www.regulation.gov.ru. Несмотря на то что первый до­кумен­т еще не принят, уже есть решение ЦБ РФ о включении ряда организаций в реестр управляющих компаний. Значимость второго до­кумен­та состоит в том, что он будет содержать отдельный раздел о залоговом обеспечении, что важно для раскрытия информации по сделкам неипотечной секьюритизации. Сейчас действует старое положение о раскрытии информации, в котором такого раздела нет.

Спикер отметил, что отсутствие этих и некоторых других актов не является препятствием для заключения сделок не­ипотечной секьюритизации в России уже сейчас.

Еще одно принципиальное новшество, введенное Законом № 379-ФЗ, — залог денежных требований.

Залог денежных требований давно используется в зарубежных юрисдикциях, но в российском правовом поле раньше он не мог применяться. Это было связано с существовавшими законодательными подходами к определению правовой природы денежных средств. Средства на счетах раньше рассматривались как права требования к банку, при этом любой счет владелец всегда мог закрыть и потребовать свои деньги. Сейчас эта позиция изменилась, и, по мнению спикера, удобство залогового счета, как и других новых счетов (номинальный счет, эскроу), участникам оборота еще предстоит оценить.

Поиск информации в реестре по залогодателю — защита на один шаг

Илья Радченко, нотариус г. Москвы, член правления Московской городской нотариальной палаты, рассказал об учете залогов движимого имущества, практических сложностях ведения реестра уведомлений о залоге, а также о возможностях, которые закон предоставляет всем лицам, заинтересованным во внесении информации в данный реестр или получении информации из него.

Так, третьи лица могут узнать о залоге, только если о нем сообщит залогодержатель или залогодатель. Между тем залог — это такое право на ценность вещи, которое противопоставляется залогодержателем не только залогодателю, но и третьим лицам.

Во-первых, это могут быть иные кредиторы залогодателя, перед которыми у залогодержателя есть преимущество в случае одновременного обращения взыскания на имущество.

Во-вторых, к ним относятся иные третьи лица, которые могут приобрести права на предмет залога, — например, покупатели. Ведь залогодержатель может получить удовлетворение за счет заложенного имущества даже в случае его перехода в собственность третьего лица.

Ранее проблема ярко проявлялась при покупке автотранс­порта. Залогодатель-продавец не ставил в известность покупателя о том, что приобретаемый им автомобиль находится в залоге. Когда залогодержатель заявлял в суде требование об обращении взыскания, суды занимали одну из двух позиций, каждая из которых нарушает чьи-то права. Так, если суд отказывал залогодержателю, последний терял обеспечение, на которое рассчитывал. Если же суд удовлетворял его требования, то нарушались права покупателя, который не знал и не должен был знать о том, что авто в залоге.

Институт регистрации уведомлений о залоге помогает этот вопрос разрешить. Благодаря учету залогов любое лицо может получить информацию о наличии или отсутствии залога, проявив добросовестность и сняв с себя риски.

Регистрация уведомлений о залоге — это основная форма учета залога движимого имущества для тех случаев, когда не предусмотрен особый порядок записи о нем или его регистрация (п. 4 ст. 339.1 ГК РФ). В отличие от регистрации, учет не создает залог, а только информирует о том, что залог уже существует. Поэтому регистрировать залоги, которые начнут действовать позже, можно заранее.

Докладчик обратил внимание слушателей на важные последствия учета залога. Учет является защитой прав залогодержателя против третьих лиц. Любое третье лицо может выяснить наличие залога с помощью существующего реестра. Если оно этого не сделало, в большинстве случаев оно и несет все риски.

Правда, есть исключения, обус­ловленные определенными стандартами поведения участников гражданского оборота. Например, от потребителей, которые покупают в магазине товар, нельзя требовать, чтобы они проверяли, не находится ли приобретаемый товар в залоге. Но при сделке, совершаемой равноправными участниками оборота, логично предположить, что, наоборот, это сделать необходимо.

С появлением централизованного электронного реестра стало возможным установление старшинства залогов в зависимости от того, в каком порядке они были внесены в реестр.

Уведомление о залоге имущества в электронной форме или на бумажном носителе может направить нотариусу как залогодатель, так и залогодержатель. При этом действует принцип экстерриториальнос­ти: любое уведомление можно отправить любому российскому нотариусу. Заявитель ничем не связан: ни территориальным нахождением имущества, ни местонахождением и национальностью юрлица.

Если уведомление представляется на бумажном носителе, заявителю необходимо явиться к нотариусу лично. Уведомление в электронной форме подписывается электронной цифровой подписью залогодателя, залогодержателя или их представителя и отправляется по электронным каналам связи (ст. 44 Основ законодательства РФ о нотариате). Должен ли быть такой канал связи защищенным или нет, на практике зависит от требований конкретного нотариуса. Если его устраивает отправка по обычной электронной почте, можно направить и так. Главное, посоветовал И. Радченко, предварительно это согласовать с нотариусом.

Три пути развития реестра уведомлений

Реестр залогов реально работает только в отношении индивидуально идентифицированного предмета. Если есть законодательно установленное идентифицирующее обозначение (например, VIN автомобиля), все просто, найти по этому номеру объект можно без труда. Сложнее ситуация обстоит, когда такого номера нет, или он есть, но не установлен законодательством: например, инвентарный или какой-либо внут­ренний номер, который может быть не уникальным. Искать запись в реестре по такому номеру будет бесполезно. Обычно в таких случаях начинается поиск по залогодателю. Но этот поиск — защита на один шаг, до первого отчуждения объекта.

Например, имущество может продавать не залогодатель, а аффилированное с ним лицо, которое намеренно приобрело заложенный предмет с целью перепродажи. Тогда выяснить, что предмет находится в залоге, будет сложно даже очень добросовестному покупателю. В качестве одного из способов решения этой проблемы докладчик назвал введение специального классификатора предметов залога и призвал корпорации создавать такие внутренние стандарты и пользоваться ими. Однако создание такого единого классификатора — не панацея, так как со временем он неизбежно будет разрастаться и станет сложен в использовании. А этого нельзя допустить, так как реестр предназначен не только для профессиональных участников рынка, но и для физичес­ких лиц.

Основных перспектив развития реестра залогов, по словам И. Радченко, три. Во-первых, к существующей выдаче элект­ронного свидетельства о залоге добавится выдача выписок из реестра в электронной форме. Это необходимо при большом количестве связанных друг с другом объектов залога (например, на десятки тысяч объектов при залоге оборудования), когда выдача выписок в бумажном виде затруднительна. Частично эта проблема решается сейчас открытым поиском в реестре, но если нужны полные данные, это не сработает.

Во-вторых, формат выдаваемых до­кумен­тов в электронной форме из неудобного для чтения XML, вероятно, перейдет в формат текстового до­кумен­та (RTF или сходный).

В-третьих, в будущем возможен интеллектуальный поиск по описанию предмета залога. Сейчас можно задавать поиск только по залогодателю, номеру самого уведомления и идентификационному номеру объекта. В законе такие возможности для поиска заложены, но на практике это, скорее всего, произойдет не скоро.