1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 407

Энергия: что имеем, не храним

Энергоемкость ВВП в государствах Евразийского экономического союза к настоящему времени существенно снизилась в сравнении с 1990 г., однако остается в два раза выше, чем в развитых странах. Внедрению энергоэффективных технологий в ЕАЭС мешают нехватка финансирования, отсутствие опыта реализации профильных проектов и слабость государственной поддержки.

Наиболее успешной в сфере повышения энергоэффективнос­ти среди стран ЕАЭС является Беларусь, которая продемонстрировала снижение энергоемкости ВВП почти в три раза по сравнению с 1990 г. (ежегодные темпы ее сокращения составляли 5%).

Динамика изменения энергоемкости ВВП России выглядит следующим образом. Рост в 1991—1997 гг. (в основном из-за значительного падения ВВП на фоне все еще высокого энергопотребления) и затем постепенное снижение. К настоящему моменту энергоемкость российского ВВП снизилась более чем на четверть по сравнению с 1990 г.

Энергоемкость ВВП Казахстана снижалась в 1995—2001 гг., после чего стабилизировалась. Таким образом, Казахстан — единственная страна ЕАЭС, в которой экономический рост не сопровождался существенным уменьшением энергоемкости ВВП, что в целом может считаться негативной тенденцией. Это говорит о так называемом «энергоэкстенсивном» пути экономического роста, еще одним подтверждением которого может служить динамика энергопотребления на душу населения. За последние годы данный показатель тут почти удвоился.

В целом государства ЕАЭС экономисты пока относят к числу стран с высокой энергоемкостью экономик. Они до сих пор отстают по показателю энергоемкости ВВП от развитых стран более чем в два раза.

Топ-менеджеры стремятся снизить энергоемкость

Высокая энергоемкость ВВП государств, входящих в ­ЕАЭС, обусловливает значительный уровень рисков, связанных с угрозой энергетической безопасности и повышением затрат на топливно-энергетические ресурсы (ТЭР), отмечается в специальном исследовании Евразийского банка развития и консалтинговой фирмы E&Y. Поэтому руководители компаний в этих странах ищут способы адаптироваться к новым вызовам в сфере энергообеспечения.

У большинства предприятий региона (52%) наблюдается рост энергопотребления, но при этом расходы на энергоресурсы в себестоимости продукции остаются фактически неизменными (74%). Эксперты ЕАБР делают вывод, что большинство компаний не проводили коренную модернизацию производства. Значит, потенциал повышения энергетической эффективности у них остается значительным.

Стоит отметить, что на фоне неизменности доли энергозатрат в структуре себестоимости продукции большинства предприятий (74%) энергоемкость добавленной стоимости в их продукции была снижена в последние годы у 69% опрошенных. Многие компании достигли определенного прогресса по показателю энергоемкости, однако основная причина этого кроется в нетехнологических факторах, например, в относительно быстром росте цен на конечную продукцию или переориентации предприятий на менее энергоемкое сырье.

Большинство (89%) руководителей компаний планирует в следующие пять лет сократить энергоемкость продукции, а 26% ставят цель достичь ее существенного сокращения (более чем на 10%). Это еще раз подтверждает наличие значительного неиспользованного потенциала повышения энергоэффективности в регионе.

Мешает нехватка денег и господдержки

Главными сдерживающими факторами реализации мероприятий в сфере энергоэффективности, по мнению более чем 40% «директорского корпуса», являются трудности финансового характера. Речь идет о недостатке собственных финансовых ресурсов (14,5%), значительном объеме требуемых инвестиций (9,7), высокой стоимости (8,9) и сложности получения (7,3%) кредитных средств.

На административные барьеры и недостаток государственной поддержки указали более 19% топ-менеджеров. А технологические факторы (недостаток опыта реализации проектов, человеческих ресурсов, необходимость разработки уникальных технологических решений, отсутствие компетентных проектных организаций) мешали лишь 16% респондентов.

В качестве еще одного существенного барьера на пути реализации проектов в области повышения энергоэффективности опрошенные руководители отметили сложность оценки экономического эффекта от подобных мероприятий. Здесь были указаны такие проблемы, как отсутствие проверенного механизма оценки экономической эффективности проектов, высокий уровень неопределенности и рисков даже в среднесрочном периоде, сложности прогнозирования изменения тарифов и т.д.

Топ-менеджеры стремятся точно определить эффект от инвестиций в снижение энергоемкости, в том числе их влияние на финансовые показатели предприятий. Именно с этой целью многие компании сегодня ведут активную работу по внед­рению стандарта ISO 50015: «Measurement and Verification of Energy Performance of Organizations».

«Директорский корпус» также указал на три фактора, стимулирующих реализацию проектов повышения энергоэффективности: постоянно растущую стоимость энергоносителей, необходимость обновления оборудования и снижение себестоимости продукции. Они неразрывно связаны между собой, поскольку снижение себестоимости продукции за счет сокращения удельных затрат на энергоресурсы (на фоне постоянного роста цен на них) позволяет повысить конкурентоспособность компаний на рынке.

К сожалению, ни один из опрошенных представителей бизнес-сообщества не упомянул влияние существующего законодательства в области энергоэффективности или мер государственной поддержки в качестве стимулирующего фактора. Более того, руководители компаний обратили внимание, что реализация многих проектов модернизации производства с целью снижения его энергоемкости началась еще до того, как были приняты соответствующие государственные программы и механизмы стимулирования энергосбережения.

Это свидетельствует, по мнению аналитиков ЕАБР, о недостаточности существующих инструментов государственной поддержки для стимулирования инвестиций в повышение энергоэффективности.