1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 8998

По НДС – штраф, а по налогу на прибыль — нет

В результате выездной проверки инспекция доначислила компании НДС на сумму более 11 млн руб. Инспекторы решили, что некоторые операции нереальны, так как контрагенты компании вызывали подозрения. Но что интересно — по этим же операциям налоговый орган не предъявил претензий к расходам, учтенным в целях налога на прибыль. На основании этой нестыковки суд признал доначисления по НДС необоснованными.

Ошибка в контрагенте

Компания как подрядчик взялась за выполнение довольно сложных дорожных работ. Для исполнения своих обязательств она привлекла субподрядчика, в задачу которого входил вывоз грунта.

При проверке налоговая инспекция решила, что субподрядчик — это фирма-однодневка. Об этом свидетельствовали следующие признаки:

  • отказ физического лица, указанного в ЕГРЮЛ как директор, от какого-либо участия в руководстве организацией;
  • отсутствие налогоплательщика по указанному в ЕГРЮЛ адресу (месту нахождения);
  • отсутствие трудовых ресурсов (работников и лиц, привлеченных по до­говорам гражданско-правового характера);
  • отсутствие в собственности основных средств и иного имущества;
  • «массовые» участник (учредитель, заявитель), руководитель и адрес регистрации;
  • представление организацией нулевой налоговой и бухгалтерской отчетнос­ти при наличии движения денежных средств по банковскому счету;
  • неисполнение требований о представлении до­кумен­тов (информации).

Инспекция досконально исследовала счета-фактуры и с помощью экспертизы установила, что подпись на них не принадлежит лицу, которое числится директором. Сделав вывод о фиктивнос­ти сделки и операций, создании искусственного до­кумен­тооборота, налоговый орган отказал проверяемой фирме в вычетах НДС по данному контрагенту. При этом вопросов к расходам, проведенным в пользу подозрительного субподрядчика с точки зрения их учета в целях налога на прибыль, у инспекции почему-то не возникло.

Испытание арбитражем

«Налоговую слепоту» ревизоров в отношении налога на прибыль мог бы оправдать предмет проверки. Так, если бы она была назначена только по НДС, вопросов бы не возникло. Но выездная проверка проходила «по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов (кроме ­НДФЛ)». Это стало причиной краха налоговиков в суде.

Начало судебных тяжб не предвещало каких-либо осложнений. Суд первой инстанции всецело поддержал инспекцию, указав, что счета-фактуры недостоверны, так как подписаны неустановленными лицами, и вообще фирма не проявила осмотрительности и осторожности в выборе контрагента. А тот факт, что она запросила выписку из ЕГРЮЛ и копии учредительных до­кумен­тов, ничего не значит. Надо было проверять не только правоспособность контрагента как юрлица, но и удостовериться в личности и полномочиях человека, действующего от его имени. А заодно проверить, насколько суб­подрядчик вообще способен выполнить заказанные работы. Все вышесказанное говорит о получении фирмой нео­боснованной налоговой выгоды. А потому решение инспекции законно (решение Арбитражного суда Архангельской области от 14.03.2014 № А05-15619/2013).

Но апелляция, куда обратилась компания, решила иначе. Суд напомнил чиновникам, что они при проверке должны установить реальный размер налоговых обязательств. Эта позиция была сформулирована еще Президиумом ВАС РФ в постановлении от 03.07.2012 № 2341/12. А в рассматриваемом деле, не указав на недостоверность до­кумен­тов на приобретение товаров и услуг в целях исчисления налога на прибыль, инспекция не приняла эту первичку для исчисления НДС. То есть, заявив о нереальности операций, инспекция тем не менее допустила, что расходы по налогу на прибыль обоснованны, что непостижимо с точки зрения логики.

Арбитры указали, что возможность противоположной оценки одних и тех же доказательств недопустима (постановление Президиума ВАС РФ от 20.11.2007 № 9893/07). Таким образом, отказ в принятии вычетов по НДС, предъявленному плательщику спорным контрагентом, является необоснованным.

Кассация этот вывод поддержала. Так бюджет лишился более 11 млн руб., которые мог бы получить, если бы спор выиграли налоговики, а также потенциально возможного к уплате налога на прибыль с непризнанной по договору с субподрядчиком оплаты по договору (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.10.2014 № А05-15619/2013).

***

Какие же выводы можно сделать из рассмотренного судебного решения?

Во-первых, нереальность операций однозначно влечет отказ в вычетах НДС. При этом также ставится вопрос о несоответствии расходов, учитываемых при расчете налога на прибыль, положениям ст. 252 НК РФ.

Во-вторых, если у налогового органа нет сомнений в реальности хозяйственных операций, но при этом есть сомнения в доб­росовестности контрагента, то возможность учесть вычеты при расчете НДС может зависеть от того, уплатил ли партнер по бизнесу налог в бюджет или нет. При том, что в суде есть шанс признать подобные зависимости несостоятельными. Чему равен этот шанс? Сказать сложно. С одной стороны, плательщик не отвечает за действия всех участников многостадийного процесса уплаты НДС в бюджет. С другой стороны — обязан тщательно выбирать контрагента. Так что решение суда будет зависеть от доказательств, которые компания сможет предоставить в свою защиту.

В-третьих, нужно четко осознавать, что ни глава 21, ни глава 25 НК РФ не устанавливают прямой зависимости между учетом расходов и вычетами НДС. То есть на практике вполне может сложиться ситуация, когда компания приняла к вычету НДС (не имея на то оснований) по расходам, которые были учтены при расчете налога на прибыль. И если инспекторы снимут вычет НДС по таким расходам, а по налогу на прибыль замечаний не будет, то спорить с ними не стоит.