1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 991

Не хватает денег в бюджете — меняйте принятые законы

Профицит федерального бюджета, о котором гордо говорит не первый министр финансов, оплачен чудовищным дефицитом местных бюджетов.

По статистике Минфина России, в 2012 финансовом году в целом по стране объем муниципальных расходов превысил доходы местных бюджетов на 27,5 млрд руб. В 60 субъектах дефицит местных бюджетов остается «хроническим заболеванием». В 23 субъектах Федерации из 83 (Крым и Севастополь пока не в счет) местные бюджеты выполнены с профицитом в общей сложности 13,9 млрд руб. Но это как средняя температура по палате — и в них есть муниципалитеты с бюджетным дефицитом, о чем не раз писала «ЭЖ». Только в десяти российских регионах муниципальные бюджеты сводят концы с концами. Опять же в усредненном исчислении.

Сведений по итогам прошлого финансового года еще нет. А в 2011 г. совокупный дефицит местных бюджетов равнялся 14,7 млрд руб.

Муниципалитеты продолжают нищать

Как можно рассуждать об эффективности государственного управления, когда бюджеты городов являются планово дефицитными?! И при этом использовать созданную сверху нехватку муниципальных финансов в качестве довода для очередного перераспределения полномочий между уровнями власти?!

Может показаться странным, но профессионалы муниципального управления не против перераспределения полномочий и совершенствования системы органов власти. Но их многолетние усилия в лучшем случае игнорируются федеральными политиками, а как правило, жестко пресекаются.

Почему сложилась такая ситуация?

Главное — отсутствует механизм выявления реальных общественных потребностей и определения их приоритетнос­ти: что интересует граждан в первую очередь.

Напомню, что по Конституции РФ обязанность публичной влас­ти — «создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Заметьте, не уровень выживания, не минимальный уровень, не минимальные социальные нормы потребления, а достойная жизнь. Это и есть конституционная норма о социальном государстве!

Подчеркиваю: минимальные нормы — признак субсидиарного государства, а наше государство по Конституции — социальное. То есть оно должно обеспечивать достойный уровень жизни.

Чем определяется достойный уровень жизни людей? Прежде всего, количеством и качеством публичных (государственных и муниципальных) услуг, которые публичная власть обязана предоставить населению.

А что имеем на деле?

Общероссийский сводный перечень публичных услуг и пуб­личных обязательств, гарантирующих достойный уровень жизни людей, отсутствует. Есть лишь список услуг, предоставляемых в электронном виде, на едином портале госуслуг. В Интернете можно найти ведомственные (!) перечни услуг, предоставляемые министерствами. Мне не удалось найти официально утвержденные сводные перечни всех услуг и обязательств, предоставляемых субъектами РФ. Согласитесь, странно это выглядит на фоне утверждений о социальной ориентации государственной политики.

Нет закона об обязанностях и ответственности публичной власти

Налицо коррупциогенный фактор — нет федерального конституционного закона, определяющего конкретные обязательства и меру ответственности публичной власти по обеспечению достойной жизни граждан. Чиновники, чаще всего не самого высокого ранга, сами решают, что и в каком качестве поставлять. И это не преувеличение. По совокупности изменений последних трех лет в Бюджетном кодексе, в законах об общих принципах оказания государственных (муниципальных) услуг (от 27.07.2010 № 210-ФЗ), о некоммерческих организациях (от 12.01.91 № 7-ФЗ), об автономных учреждениях (от 03.11.2006 № 174-ФЗ) создана корруп­циогенная цепочка: исполнительная власть определяет перечни публичных социальных услуг (здравоохранение, образование, культура и искусство, спорт и т.п.) > сама разрабатывает и утверждает их стандарты и регламенты > сама принимает решение о целесообразности создания учреждений и наделяет их имуществом и финансами > сама формирует для учреждений государственное (муниципальное) задание > сама оценивает его исполнение > сама решает, сохранить, реорганизовать или ликвидировать учреждения.

Через три года после принятия таких норм спохватились: Президент РФ подписал Указ от 07.05.2012 № 601 в части расширения роли населения в подготовке регламентов услуг, оценке деятельности руководителей органов власти, предприя­тий и учреждений. Угадайте с трех раз, как реализован Указ на практике?

Перечень публичных обязательств — не формальность

Отсутствие официального перечня публичных услуг — совсем не формальность. Есть общественные потребности. Они удовлетворяются посредством публичных услуг и публичных обязательств. Услуга (обязательство) — ось, вокруг которой должна вращаться вся властная система.

Во-первых, только в контексте услуги имеет смысл говорить о компетенции органа влас­ти. Ведь компетенция — права, обязанности и ответственность органа власти. А по поводу чего установлены эти права и ответственность? Да по поводу каждой конкретной услуги!

Во-вторых, ГОСТ определяет услугу как конечный результат взаимодействия исполнителя и потребителя, а также собственной деятельности исполнителя по удовлетворению потребностей потребителя. Понятие «конечный результат» предполагает наличие определенной техники и технологии действий, обученных специа­листов, стандартов, норм и правил. Значит, затраты на предоставление услуги вытекают из принятых государственной властью норм и правил. Но тогда государство обязано обеспечить и соответствующее финансирование их реализации.

Не хватает денег в бюджете? Меняйте принятые законы. Принимать законы, не обеспеченные средствами, — политический авантюризм и подлость по отношению к своим гражданам, ибо они порождают общественные иллюзии. И потом, что значит «нет денег»? Официально заявлено, что у нас профицит госбюджета. Значит, деньги тратят не на нужды граждан, и федеральный профицит оплачен дефицитом муниципальных бюджетов. И то, и другое — коррупция.

В-третьих, система органов власти должна отражать систему публичных услуг.

Вывод. Нужна реформа пуб­личной власти в целом, а не одной из ее ветвей. Конечный результат реформы пуб­личной власти — не очередное беспредметное перераспределение полномочий, а обеспечение достойного уровня жизни людей.

Какие шаги сделать?

1. Определить общенациональный перечень федеральных, региональных и муниципальных услуг. Разработать и принять единые стандарты публичных услуг. Граждане должны точно знать, на что они вправе рассчитывать и кто конкретно отвечает за качество конкретной услуги.

2. Принять федеральный конституционный закон о государственных гарантиях достойного уровня жизни граждан в РФ, в котором:

■ определить наборы государственных и муниципальных услуг, гарантированно предоставляемых на территории муниципальных образований;

■ установить по каждой услуге реальный федеральный норматив финансирования и материального обеспечения ее предоставления и обеспечить государственные гарантии действия этих нормативов в каждом муниципальном образовании;

■ сделать такие федеральные нормативы основой распределения средств в бюджетной системе Российской Федерации.

3. Создать систему независимого гражданского мониторинга и контроля деятельности всех уровней публичной власти и обес­печить ее непрерывное функционирование.

4. В соответствии с определенной таким образом системой публичных услуг постепенно, в течение 10—15 лет оптимизировать административно-территориальное устройство страны, после чего можно говорить о перераспределении полномочий, о новых моделях устройства системы органов власти и т.д.

Топ-5 субъектов РФ с наибольшим дефицитом местных бюджетов в 2012 финансовом году, млрд руб.

Регион

Дефицит

Ямало-Ненецкий автономный округ

4,0

Самарская область

2,3

Воронежская область

2,0

Челябинская область

1,7

Нижегородская область

1,6

ИСТОЧНИК: Министерство финансов РФ

Топ-5 субъектов РФ с профицитом местных бюджетов в 2012 финансовом году, млрд руб.

Регион

Профицит

Московская область

2,4

Республика Татарстан

1,7

Республика Коми

1,4

Ханты-Мансийский автономный округ

1,3

Пермский край

1,1

ИСТОЧНИК: Министерство финансов РФ