1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 6122

Еще раз о недействительности гражданско-правовых сделок: границы и особенности применения правовых норм

Анализируя перспективы рассмотрения иска о признании сделки недействительной, лицу следует не только заручиться доказательствами своей заинтересованности. Также необходимо установить, отвечает ли оспариваемое действие признакам сделки, имелось ли в наличии на момент ее совершения основание для признания ее недействительной, а также некоторые другие факты.

Обязательным условием нормального функционирования гражданского оборота является надлежащее и своевременное исполнение его участниками обязательств, принятых ими на себя в рамках сделок и торговых операций. Однако заключенные сделки могут быть признаны недействительными по различным причинам: в силу отсутствия необходимых полномочий на совершение сделки или прав на отчуждаемое имущество, нарушения совершенной сделкой прав и законных интересов третьих лиц, публичного интереса и т.д.

Стороны недействительных сделок приводятся в первоначальное состояние, возвращая друг другу все полученное по сделке, как если бы ее и не было вовсе. При невозможности провести такой обратный взаи­мообмен в натуре стоимость переданного имущества, выполненных работ или оказанных услуг компенсируется в деньгах (ст. 167 ГК РФ). При этом, исходя из презумпции возмездности гражданско-правовых отношений и недопустимости неосновательного обогащения, участник оборота обязан оплатить полученное им исполнение, в том числе и по недействительной сделке (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.05.2007 по делу № Ф04-2806/2007(34045-А46-22)).

Ограничения при оспаривании недействительных сделок

Надуманный предлог не может быть основанием для оспаривания сделки, поскольку перечень таких оснований закрытый, установлен в § 2 главы 9 ГК РФ. Например, необос­нованным будет признан иск о признании недействительным договора купли-продажи по мотиву того, что в нем, а также в акте приема-передачи неверно указаны дата и номер доверенности представителя. Подобного рода технические ошибки, не являющиеся существенными, не влия­ют на действительность сдел­ки и могут быть преодолены анализом других документов по сделке, поведения сторон, которые признали сделку и исполняли ее (апелляционное определение Тверского областного суда от 14.01.2014 по делу № 33-179).

Кроме того, обстоятельства, свидетельствующие о ничтожности сделки, должны существовать в момент ее совершения, а не возникнуть впоследствии. В последнем случае исполнение сделки ее сторонами в течение длительного времени свидетельствует о наличии коммерческого интереса у сторон и направленности их воли на совершение такой сделки. А образовавшаяся в результате исполнения такой сделки задолженность говорит только о том, что имеется неисполненное денежное обязательство, а не о том, что сделка является убыточной для соответствую­щей стороны и вследствие этого недействительной (постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2011 № 13411/10).

Лицо, обращающееся с иском о признании сделки недействительной, должно также доказать наличие у него материально-правового интереса в ее оспаривании, в ином случае в иске может быть отказано. Так, к примеру, если лицо получило статус акционера пос­ле совершения оспариваемой сделки акционерного общества и не доказало, что такая сделка нарушает его права, маловероятно, что суд удовлетворит заявленный иск (постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.09.2009 по делу № А21-2625/2007).

Признание сделки недействительной (как оспариваемой, так и ничтожной, а точнее, применение последствий недействительности ничтожной сделки) относится к прерогативе судебных органов (ст. 166 ГК РФ). Сами стороны лишены возможности в договорном порядке признать ее недействительной, поскольку закон подобной возможности не предусматривает. Очевидно, что основания для признания сделки недействительной (§ 2 главы 9 ГК РФ) и основания для прекращения обязательств (глава 26 ГК РФ) или расторжения договора (глава 29 ГК РФ) имеют различную правовую природу. Равным образом не совпадают последствия признания сделки недействительной и прекращения обязательств или расторжения договора (постановление Президиума ВАС РФ от 10.09.2013 № 4392/13 по делу № А65-12338/2012). Потому участники оборота могут в случае необходимости расторгнуть свои сделки или прекратить возникшие из них обязательства, но не вправе признать их недействительными.

Отметим, что признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности в виде возвращения сторон в первоначальное состояние не устраняет негативные последствия, связанные с нарушением пуб­личного порядка. В качестве примера можно привести постановление Президиума ВАС РФ от 28.01.2014 № 13691/13 по делу № А72-11373/2012. В данном деле таможенный орган обратился в суд с требованием отменить решение третейского суда, которым были признаны недействительными догово­ры купли-продажи товаров, совершенные с нарушением таможенного законодательства. Таможенный орган посчитал данный факт препятствием для взыскания штрафа за нарушение таможенного законодательства, но с этим выводом судьи не согласились. Президиум ВАС РФ указал, что применение гражданско-правовых последствий недействительности сделки факт нарушения публично-правовых норм таможенного законодательства не устраняет и публично-правовых последствий нарушения не отменяет. Также судьи напомнили, что создание видимости частно-правового спора с отнесением его на рассмотрение третейского суда для получения незаконных преимуществ или обхода закона неоднократно признавалось Президиумом ВАС РФ нарушением публичного порядка и основополагающих принципов российского права (постановления от 20.10.2009 № 8120/09, от 08.12.2009 № 12523/09, от 14.06.2011 № 1884/11, от 12.02.2013 № 12751/12).

Действия, которые нельзя признать недействительными

Недействительными по правилам § 2 главы 9 ГК РФ могут быть признаны только сделки. Сделками согласно ст. 153 ГК РФ признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязаннос­тей. В качестве сделок не могут рассматриваться действия, которые указанным признакам не отвечают.

От сделок следует отличать юридические действия, которые сами по себе не влекут возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а только оформляют исполнение по ранее совершенным сделкам. Например, к сделкам не относится акт приема-передачи ценных бумаг или иного имущества (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 07.10.2005 по делу № А79-7099/2004-СК2-6895), поскольку он представляет собой лишь документ, оформляющий ранее совершенную сделку, во исполнение которой его и составили.

Передаточный акт к догово­ру аренды тоже не является сделкой, которая могла быть основанием для приобретения имущества в аренду, поскольку он подтверждает лишь факт передачи в пользование имущества (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.11.2008 по делу № А19-4822/08-58-Ф02-5825/08). Названный акт подтверждает лишь факт исполнения сторонами принятых на себя обязательств и не является сделкой по смыслу ст. 153 ГК РФ, соответственно, не может быть оспорен по правилам о недействительности сделок (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.03.2011 по делу № А33-8059/2010).

Акт приема-передачи имущества в оплату уставного капитала не отвечает признакам сделки и сам по себе не может быть признан недействительным, поскольку он является лишь документом, фиксирующим исполнение уже совершенной сделки, — решения собрания акционеров или единственного акционера о передаче имущества. Соответственно, оспаривать следует при наличии к тому оснований именно такую сделку, а не акт приема-передачи (постановление ФАС Московского округа от 06.02.2012 по делу № А41-19876/10).

Не удастся признать недействительными передаточный акт и договор о присоединении, которые составляются при процедуре реорганизации в форме присоединения. Данные документы не могут быть оспорены как самостоятельные сделки, поскольку являются исполнением воли юридических лиц, принявших решение о реорганизации. С учетом того, что гражданское законодательство не устанавливает требования о составлении договора о присоединении при осуществлении реорганизации, его составление — это условие, необходимое только для проведения государственной регистрации факта реорганизации.

Порядок возникновения имущественных прав и обязанностей в результате реорганизации юридического лица отличен от установленного ст. 153 ГК РФ. Реорганизация представляет собой специфичес­кий способ образования новых и прекращения действующих юридических лиц, связанный с переходом прав и обязаннос­тей реорганизуемого юридического лица к другим юридическим лицам в порядке универсального правопреемства. Кроме того, реорганизация в силу ее правовой природы не предполагает какого-либо встречного предоставления. Имущество, в том числе имущественные права и обязанности, при реорганизации передаются в собственность вновь созданного юридического лица в одностороннем порядке, установленном законом, а не договором между реорганизуемыми юридическими лицами.

Реорганизация по смыслу ст. 57 и 58 ГК РФ не состоит из сделок, которые могут быть оспорены, а является совокупностью указанных в законе действий (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.11.2010 по делу № А67-5492/2009).

Не являются сделкой и не могут быть оспорены действия по подаче заявления на выдачу или переоформление лицензии, поскольку сами по себе они не влекут прекращение или возникновение, а также изменение прав и обязанностей (постановление ФАС Уральского округа от 19.01.2009 № Ф09-10273/08-С6 по делу № А71-6066/2008). В данном случае указанные действия осуществляются в рамках публичных правоотношений с учетом специальных правил регулирования, закрепленных в отраслевых законодательных актах.

Таким образом, всякая сделка является действием, однако не всякое действие можно назвать сделкой, и по правилам о недействительности сделок, закрепленным в § 2 главы 9 ГК РФ, обычные действия оспариваться не могут.

В законе есть исключение, когда допускается оспаривать действия, не отвечающие признакам сделки. Так, в силу п. 3 ст. 61.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» допус­кается оспаривание действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС и (или) законодательством РФ о таможенном деле, процессуальным законодательством РФ и другими отраслями законодательства РФ.

Однако данное исключение имеет узкую область применения — отношения по несостоя­тельности (банкротство) и направлено на обеспечение баланса интересов всех участников отношений, недопущение каких-либо злоупотреблений со стороны должника и иных лиц, в связи с чем не может распространяться на оспаривание действий в условиях обычного гражданского оборота или использоваться в качестве обос­нования допустимости такого оспаривания.

Последствия признания сделки недействительной: оплата по счетам, доказательства и сделки под условием

Признание договора недействительным само по себе не исключает его из состава доказательственной базы по тому или иному делу. Недействительность договора не исключает и возможность использования его в качестве обычного письменного доказательства, если он может иметь доказательственное значение.

Так, при рассмотрении одного дела суд отметил, что установление судами недействитель­ности соглашения о новации и договора займа и исключение их из числа доказательств по делу не опровергают факт признания долга, поскольку они были подписаны ответчиком (постановление Президиума ВАС РФ от 14.07.2009 № 5286/09 по делу № А40-69115/07-47-615).

В то же время признание сделки недействительной исключает возможность сохранения силы за условием другой сделки, которое зависело от условия недействительной сделки. Допус­тим, если размер вознаграждения исполнителя за поиск недвижимого имущества для получения в аренду или приобретения в собственность поставлен в зависимость от цены по договору аренды или договору купли-продажи и такие договоры признаны недействительными, размер арендной платы или цены продажи не может быть использован для расчета вознаграждения (постановление ФАС Московского округа от 12.01.2010 № КГ-А40/14779-09 по делу № А40-9119/09-28-106).

Поскольку недействительная сделка не влечет за собой никаких правовых последствий, за исключением тех, что связаны с ее недействительностью, вслед за ней могут быть признаны недействительными и другие сделки. Если, например, переданное по сделке имущество оплачено порочными векселями, то такое имущество считается приобретенным по безвозмездной сделке, которая при наличии оснований (к примеру, притворная сделка, прикрывающая собой дарение между коммерсантами) может быть признана недействительной. Если она отвечает признакам ничтожной сделки, то недействительными будут и все последующие за ней сделки, а это означает, что имущество осталось в собственности того лица, которое отчуждало его по первоначальной ничтожной сделке (постановление Президиума ВАС РФ от 26.11.2013 № 7317/13 по делу № А06-5423/2011).

Влияние судебной практики на действительность сделок

При оценке легитимности той или иной сделки необходимо учитывать и такой фактор, как меняющаяся со временем судебная практика.

Приведем в качестве примера практику применения п. 1 ст. 782 ГК РФ о праве заказчика отказаться в одностороннем порядке от договора возмездного оказания услуг при условии компенсации исполнителю фактичес­ки понесенных расходов. Ранее этот пункт истолковывался в судебной практике как устанавливающий императивный запрет на включение в договор условий о штрафах, отступном за односторонний отказ (см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 07.09.2010 № 2715/10 по делу № А64-7196/08-23, Определение ВАС РФ 09.04.2012 № ВАС-3924/12 по делу № А57-1794/2011).

Сейчас ситуация принципиально изменилась. Согласно абз. 3 п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» положения ст. 782 ГК РФ, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и преду­сматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг. В том числе односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне.

Таким образом, если раньше условие в договоре возмездного оказания услуг о компенсации исполнителю на случай одностороннего отказа заказчика от договора суды признавали недействительным на основании ст. 168 ГК РФ как несоответствующее п. 1 ст. 782 ГК РФ, то в настоящее время оно является легитимным.

В связи с этим участникам оборота следует в каждом конкретном случае при согласовании сделок оценивать нормы действующего законодательства РФ с учетом выработанных судебной практикой правовых позиций.

ксведению

Налоговым органам законом предоставлено право обращаться в суд с исковыми заявления­ми о признании совершенных налогоплательщиками сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам (абз. 4 п. 11 ст. 7 Закона от 21.03.91 № 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации», далее — Закон).

Из разъяснений, изложенных в п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации», следует, что указанное право может реализовываться налоговыми органами лишь постольку, поскольку удовлетворение соответствующего требования направлено на выполнение задач налоговых органов, которые перечислены в ст. 6 Закона.

В частности, для обеспечения поступления в бюджет налогов в полном объеме налоговый орган вправе предъявить требование о признании совершенных налогоплательщиком сделок недействительными как мнимых либо притворных, поскольку удовлетворение этого требования может способствовать реализации соответствующей задачи.

Вместе с тем ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их таковыми судом, потому оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, квалифицируемых в качестве ничтожных, может быть произведена налоговым органом в порядке, предусмотренном налоговым законодательством. Так, при установлении в ходе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком совершенных сделок подп. 3 п. 2 ст. 45 НК РФ налоговому органу предоставлено право самостоя­тельно осуществлять изменение юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика и обращаться в суд с требованием о взыскании доначисленных налогов (начисленных пеней и штрафов). Вопрос об обоснованности указанной переквалификации разрешается в рамках рассмотрения налогового спора и в том случае, когда изменение налоговым органом юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика основано на оценке сделок в качестве мнимых или притворных (постановление Президиума ВАС РФ от 06.11.2012 № 8728/12 по делу № А56-44428/2010).