1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2462

Сделки, сроки, представительство: новое в гражданском законодательстве

С 1 сентября 2013 г. вступают в силу очередные поправки в Гражданский кодекс РФ. На этот раз в центре внимания законодателей оказались положения ГК РФ, регламентирующие сделки и представительство (подраздел 4 раздела 1 части первой ГК РФ), а также сроки и исковую давность (подраздел 5 раздела 1 части первой ГК РФ).

Это не первые поправки в Гражданский кодекс, принятые в нынешнем году. Напомним, что с 12 февраля вступили в силу изменения, внесенные Федеральным законом 11.02.2013 № 8-ФЗ, — обновлено регулирование некоммерческих организаций (параграф 5 главы 4 ГК РФ). А с 1 марта вступили в силу поправки, внесенные Федеральным законом от 30.12.2012 № 302-ФЗ. Были обновлены главы 1—4, в которых речь идет об основных положениях гражданского законодательства, а также о физических и юридических лицах. Новеллы коснулись, в частности, ужесточения ответственности государственных органов и органов местного самоуправления, которые теперь вынуждены компенсировать ущерб, причиненный личности или имуществу гражданина, либо имуществу юридического лица не только своими неправомерными, но и правомерными действиями. До этих поправок государство возмещало лишь ущерб, причиненный незаконными действиями представителей государства.

Очередные новации, принятые Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ (далее — Закон № 100-ФЗ), вступают в силу, за некоторым исключением, с 1 сентября 2013 г.

Сделка со сделками

Большинство поправок внесено в главу 9 «Сделки» — 26 поправок (о введении в ГК РФ новой главы 9.1 «Решения собраний» подробнее см. «ЭЖ», 2013 № 19).

Итак, с 1 сентября 2013 г. ГК РФ дополняется новыми нормами, касающимися требований получения согласия на совершение определенных сделок (ст. 157.1 ГК РФ). Требования этой статьи являются общими, поскольку ее правила применяются, если иное не предусмотрено законом или иным правовым актом. Новые нормы могут применяться к самым различным случаям — согласию кредитора на перевод долга, согласию собственника на продажу имущества унитарным предприятием, согласию совета директоров на заключение крупной сделки и др.

Статья 157.1 ГК РФ рассматривает два вида согласия — предварительное и последующее. Последующее согласие именуется еще «одобрением». В предварительном согласии на совершение сделки должен быть определен предмет сделки, на совершение которой дается согласие. При последующем согласии (одобрении) должна быть указана сделка, на совершение которой дано согласие (п. 2, 3 ст. 157.1 ГК РФ). Следовательно, такое согласие само по себе должно носить характер гражданско-правовой сделки или административного акта, ясно выражающего волеизъявление субъекта, чье согласие/несогласие требуется. Прежде всего это касается предварительного согласия (или разрешения на сделку), которое дается в условиях, когда сделка еще не заключена.

Неприменение данной статьи ГК РФ влечет за собой последствия, которые предусмотрены специально внесенной в названный кодекс новой ст. 173.1 «Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления».

Обратите внимание, что абз. 2 п. 1 ст. 173.1 ГК РФ предусматривается возможность установления иных последствий отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность. Такая возможность должна быть специально предусмотрена законом или в предусмотренных им случаях соглашением с лицом, согласие которого необходимо для совершения сделки.

Таким образом, законодатель предоставил некоторую свободу в определении последствий совершения сделок без необходимого согласия.

Попробуй, оспорь!

Существенно ограничен круг субъектов, имеющих право применить последствия недействительности ничтожной сделки. Так, согласно новой редакции ст. 166 ГК РФ (абз. 1 п. 3), требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить только:

а) сторона сделки;

б) иное лицо, указанное в законе.

Как видим, более никаких любых заинтересованных лиц. Кроме того, суды вправе применять такие последствия по своей инициативе только в случаях, когда это требуется для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях. Такое требование может быть удовлетворено, если лицо, его предъявляющее, имеет охраняемый законом интерес в признании данной сделки недействительной (абз. 2 п. 3 ст. 166 ГК РФ). Это обеспечивает ограничение возможностей сторон недействительной сделки требовать признания ее недействительной без применения последствий недействительности.

Таким образом, недобросовестным контрагентам будет невозможно манипулировать своими партнерами при помощи угроз применения последствий недействительности ничтожной сделки. Дело в том, что благодаря внесенным изменениям теперь истцы будут обязаны обосновывать свою добросовестность и наличие охраняемого законом интереса для того, чтобы признать сделку недействительной без применения последствий недействительности.

Также внесены новшества, цель которых — ограничить возмож­ности для безосновательного оспаривания сделок по одним лишь формальным признакам. Для этого в п. 2 ст. 166 ГК РФ внесены правила, согласно которым оспоримая сделка может быть признана недействительной только в ограниченных случаях, если:

— она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия;

— сделка, оспариваемая в интересах третьих лиц, нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

Кроме того, если будет установлено, что сторона, оспаривающая сделку, на самом деле хочет сохранить ее в силе, она не вправе ее оспаривать по тем основаниям, о которых она знала или должна была знать. Таким образом, в судебном порядке должно проверяться реальное нарушение сделкой прав и охраняемых законом интересов лица, обращающегося с иском об оспаривании сделки.

Данное правило сопряжено с реализацией принципа добросовестности, закрепленного в ст. 1 ГК РФ, и нашедшего свое отражение в п. 5 ст. 166 ГК РФ. Согласно этой норме ГК РФ заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно. Недобросовестным поведением будет считаться, в частности, если лицо после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. То есть оно вело себя таким образом, что не возникало сомнений в том, что оно согласно со сделкой и намерено придерживаться ее условий, но впоследствии обратилось в суд с требованием о признании сделки недействительной. Указанное ограничение относится как к оспоримым, так и к ничтожным сделкам. Оборот «заявление о недействительности сделки не имеет правового значения» использован для того, чтобы была учтена также ситуация, когда лицо ссылается на недействительность ничтожной сделки в качестве ответчика (возражая против исковых требований, например о взыскании долга по договору).

Тот же принцип (добросовестности) реализован Законом № 100-ФЗ и в новой редакции п. 1 ст. 167 ГК РФ («Общие положения о последствиях недействительности сделки»). Согласно названной норме, лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно. А это значит, что согласно п. 5 ст. 166 ГК РФ данное лицо, конечно, вправе заявлять о недействительности сделки, например в суде, но такое заявление ни для суда, ни для других участников судебного производства не будет иметь никаких правовых последствий.

Обновленная редакция ГК РФ, регламентирующая порядок применения последствий признания сделок недействительными, предоставляет судам право не применять такие последствия, если это противоречит основам правопорядка или нравственности.

Таким образом, нашло свою реализацию положение п. 4 ст. 1 ГК РФ о том, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Когда цель не оправдывает средства

Еще одним немаловажным в сфере предпринимательства основанием для признания сделки недействительной является ее заключение в противоречии с целями своей деятельности. Согласно изменениям отсутствие лицензии, необходимой для совершения конкретной сделки, более не будет являться основанием для признания такой сделки недействительной вследствие того, что юридическое лицо, заключая такую сделку, вышло за рамки целей своей деятельности, установленных его учредительными документами.

Также произошли изменения и в составе субъектов, обладающих правом обращения в суд с требованием о признании подобных сделок недействительными. С осени нынешнего года из их числа выйдут государственные органы, осуществляющие контроль или надзор за деятельностью юридического лица, но войдут лица, в интересах которых установлены ограничения целей деятельности организации.

Кроме целей, предусмотренных учредительными документами юридического лица, возможность совершения определенных сделок может быть ограничена полномочиями его представителя или органа юридического лица (ст. 174 ГК РФ). Однако действующая редакция указанной нормы закона не позволяет распространить ее на руководителей филиалов и представительств организаций, которые органами юридического лица не являются, а потому их деятельность регулируется не учредительными документами организации, а соответствующими положениями. Поскольку деятельность представительств и филиалов направлена на представление интересов юридических лиц, сделки, совершаемые указанными субъектами, должны совершаться в интересах представляемых ими организаций. Для того чтобы обеспечить возможность признания таких сделок недействительными в случае, когда они совершены с выходом за пределы предоставленных представительствам, филиалам юридических лиц и их руководителям полномочий, в ст. 174 ГК РФ внесены соответствующие изменения. Кроме этого, названная статья дополнена п. 2, согласно которому в качестве самостоятельного основания признания сделки недействительной предусматривается грубое нарушение представителем интересов представляемого, о котором другой стороне сделки было или должно было быть известно. В этом случае даже при отсутствии ограничения полномочий представителя в договоре с ним или полномочий органа юридического лица в корпоративных документах сделка, совершенная представителем к явной невыгоде представляемого, чем воспользовалась другая сторона сделки (либо имел место сговор), может быть оспорена.

Молчание — знак обмана

Еще одним значимым достоинством новелл, внесенных Законом № 100-ФЗ, является перечисление конкретных обстоятельств, при которых заблуждение предполагается существенным. Это необходимо для правильного определения возможности применения последствий недействительности сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ). Предусматривается следующий исчерпывающий перечень обстоятельств, допускающих существенность заблуждения, это:

1) допуск очевидной оговорки, описки, опечатки и т.п.;

2) заблуждается в отношении предмета сделки, в частности, таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

3) заблуждение в отношении природы сделки;

4) заблуждение по поводу лица, с которым сторона вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

5) заблуждение в отношении обстоятельства, которое сторона упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

При этом заблуждение относительно мотивов сделки не является существенным.

Обратим внимание и еще на одно немаловажное новшество, которое появилось в ГК РФ. Речь идет об определении недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана. Закон № 100-ФЗ теперь предусматривает признавать обманом в том числе молчание. А именно, намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота. Более того, Закон № 100-ФЗ предполагает считать обманщиком сторону договора даже в случае его подписания через представителя или иного доверенного лица этой стороны договора. Согласно новой редакции ст. 179 ГК РФ считается, что сторона договора знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником, либо содействовало ей в совершении сделки. Интересным представляется и указание на то, что потерпевшему возмещается не просто реальный ущерб (как в действующей редакции ст. 179 ГК РФ), но и любые убытки.

Форма и содержание

Следующее, на что мы хотим обратить внимание — это десятикратное увеличение минимальной суммы сделок граждан между собой, совершение которых обязательно в письменной форме. Соответствующие правки были внесены Законом № 100-ФЗ в подп. 2 п. 1 ст. 161 ГК РФ. В настоящее время этот порог зависит от установленного минимального размера оплаты труда (МРОТ) и составляет сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом МРОТ. Согласно ст. 5 Федерального закона от 19.06.2000 № 82-ФЗ МРОТ для названных целей равен 100 руб. Таким образом, в настоящее время письменная форма требуется для сделок стоимостью выше 1000 руб. Со вступлением в силу поправок, внесенных Законом № 100-ФЗ, письменному оформлению сделок граждан между собой будут подлежать только те, цена которых превышает 10 000 руб.

Кроме того, с 1 сентября текущего года отменяется императивный запрет на устное оформление внешнеэкономических сделок. Законом № 100-ФЗ признан недействующим п. 3 ст. 162 ГК РФ, который в настоящее время гласит, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность.

По нашему мнению, таким образом законодатель решил избавиться от возможных коллизий, которые могли возникать ранее при осуществлении внешнеэкономической деятельности. Дело в том, что согласно п. 1 ст. 1209 ГК РФ форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Как видим, применение нормы п. 1 ст. 1209 ГК РФ входило в противоречие с п. 3 ст. 162 ГК РФ, действующим до 1 сентября 2013 г., при совершении внешне­экономической сделки в устной форме на территории иностранного государства, где устное оформление такой сделки допускается, а сама сделка отвечает всем требованиям российского права. Получалось, что согласно п. 1 ст. 1209 ГК РФ такая сделка, несмотря на ее устную форму, не могла быть признана недействительной, а согласно требованиям п. 3 ст. 162 ГК РФ, такая сделка должна была быть признана недействительной.

В отношении требований к форме сделки, добавим еще одно в целом немаловажное дополнение. Закон № 100-ФЗ возложил на нотариусов обязанность не просто удостоверять сделку, а проверять ее на предмет соответствия закону. Обновленный п. 1 ст. 163 ГК РФ гласит, что нотариальное удостоверение сделки означает проверку ее законности, в том числе наличия у каждой из сторон права на ее совершение. Правда, вопрос, означает ли это, что со вступлением в силу изменений в ГК РФ нотариусов можно будет привлекать к ответственнос­ти за удостоверение сделок, не соответствующих действующему законодательству, остался открытым.

Сообщения как новый объект регулирования

Законом № 100-ФЗ впервые вводится в практику регулирование юридически значимых сообщений. Этой теме посвящена ст. 165.1 ГК РФ «Юридически значимые сообщения». Новая норма закона регламентирует порядок определения времени доставки таких сообщений, связывая с ним момент наступления для получателя соответствующих гражданско-правовых последствий. Отметим, что такие последствия наступают для получателя не в момент получения юридически значимых сообщений, а момент их доставки ему или его представителю.

Более того, сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним (абз. 2 п. 1 ст. 165.1 ГК РФ).

Таким образом, законодательно определено, что момент получения юридически значимых сообщений совпадает с моментом их доставки.

Как результат, теперь юридические лица и предприниматели будут нести риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, поступивших по месту его нахождения, указанному в ЕГРЮЛ, а также риск отсутствия в указанном месте своего органа или представителя.

Быть самозванцем станет накладно

Комментируемым законом внесено десять поправок в главу 10 «Представительство и доверенность» ГК РФ (ст. 182, 183, 184 ГК РФ). О новшествах, связанных с доверенностями, см. подробнее «ЭЖ», 2013, № 19.

Обновленный п. 3 ст. 182 «Представительство» ГК РФ повторяет ныне действующее правило, что представитель не вправе совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является. Однако новая редакция указанной нормы содержит и новшество, согласно которому сделка, совершенная с нарушением п. 3 ст. 182 ГК РФ, должна признаваться оспоримой, а не ничтожной, как это достаточно часто бывает в судебной практике (см. постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.11.2011 по делу № А78-1906/2011, от 16.12.2003 № А33-6347/03-С1-Ф02-4340/03-С2). Абзац 2 п. 3 ст. 182 ГК РФ гласит: «Сделка, которая совершена с нарушением правил, установленных в абзаце первом настоящего пункта, и на которую представляемый не дал согласия, может быть признана судом недействительной по иску представляемого, если она нарушает его интересы. Нарушение интересов представляемого предполагается, если не доказано иное».

В статью 183 «Заключение сделки неуполномоченным лицом» ГК РФ добавляется правило, согласно которому сторона сделки, с которой неуполномоченное лицо заключило договор, вправе в одностороннем порядке отказаться от его исполнения, вне зависимости от одобрения/неодобрения сделки представляемым. Это, несомненно, усиливает правовую позицию контр­агентов, с которыми неуполномоченные лица могут заключить соответствующие договоры. Более того, закон предоставил таким контрагентам право взыскивать убытки с неуполномоченных на совершение сделок, но совершивших их лиц. Убытки могут быть взысканы, если представляемый в дальнейшем отказался одобрить сделку или ответ на предложение представляемому ее одобрить не поступил в разум­ный срок. Отметим, что убытки не подлежат возмещению, если при совершении сделки другая сторона (контрагент) знала или должна была знать об отсутствии полномочий либо об их превышении.

Сроки давности ограничили

В подраздел 5 «Сроки. Исковая давность» внесены изменения только в части исковой давности. Самое существенное новшество, на наш взгляд — срок исковой давности не может превышать десяти лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен. Общий срок исковой давности остался прежним — он составляет три года с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, включая сведения о его нарушителе (субъективный элемент), но он не может быть более десяти лет со дня нарушения права (объективный элемент). Последнее возможно, в частности, в случае приостановлении сроков исковой давнос­ти по основаниям, предусмотренным ст. 202 ГК РФ, а также в случаях, предусмотренных ст. 200 ГК РФ.

Изменялось положение о начале течения срока исковой (200 ГК РФ) давности, а также о его применении (ст. 199 ГК РФ). Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. Следовательно, применить исковую давность как повод к отказу в удовлетворении претензий кредитора можно только в судебном порядке и по специальному заявлению дебитора. А это значит, что из сферы применения этого института права (исковая давность) совершенно выпадают правоотношения, связанные с внесудебной реализацией обязательств. Например, безакцептное списание денежных средств, обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и т.п. Поскольку подобные взыскания проводятся во внесудебном порядке, на практике получается, что предъявлять требования о применении к ним исковой давности, некому. Благодаря внесенным в ГК РФ поправкам (дополнение ст. 199 ГК РФ п. 3), совершение таких односторонних сделок по окончании сроков исковой давности будет недопустимо.

Специальный срок исковой давности предусмотрен п. 4 ст. 165 ГК РФ в новой редакции. Срок исковой давности по требованиям, указанным в ст. 165 «Последствия уклонения от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки» ГК РФ, составляет год.

Что касается новшеств в определении начала течения сроков исковой давности, обращаем внимание на дополнение, внесенное в п. 1 ст. 200 ГК РФ. Согласно ему, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать не только о нарушении своего права, но и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. Действительно, нередко истец обнаруживает, что его право нарушено, но пока он определится с надлежащим ответчиком, может пройти много времени. Теперь истцы застрахованы от опасности получения отказа от удовлетворения иска, в случае истечения сроков исковой давности по причине поиска надлежащего ответчика.

Благодаря изменению, внесенному в ст. 203, 204 ГК РФ, решен вопрос последствий обращения в суд с иском для исчисления срока исковой давности. В настоящее время обращение в суд с иском является основанием для перерыва в течение указанного срока. Причем после перерыва течение срока исковой давности начинается заново, а время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок (ст. 203 ГК РФ). Теперь обращение с иском будет приводить не к перерыву, а к тому, что срок более не течет на все время осуществления судебной защиты права (ст. 204 ГК РФ).