1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1081

Правительство продлило «срок» психотропным препаратам

Отныне все российские больницы будут обязаны обеспечить у себя десятидневный запас наркотических и психотропных лекарств, а любые удалённые аптеки, в том числе и сельские, должны иметь запас таких лекарств на три месяца.

Такие меры прописаны в постановлении правительства, подписанном Дмитрием Медведевым. Постановление имеет целевую направленность на упрощение правил использования наркотиков при лечении тяжелобольных людей, в том числе — при оказании паллиативной помощи.

Таким образом, сроки хранения препаратов увеличились более чем в три раза.

«Основная цель этого постановления — исключить вероятность возникновения дефицита наркотических лекарств в медорганизациях, сделать их более доступными для оказания медицинской помощи, — объясняет смысл документа пресс-секретарь министра здравоохранения РФ Олег Салагай. — В действовавшие до сих пор правила внесён ряд важных изменений. Увеличены нормы запаса наркотических средств в различных типах медицинских организаций (в том числе в сельской местности)».

Установлена возможность временного хранения наркотиков на постах среднего медицинского персонала в отделениях стационаров, в укладках, наборах и комплектах для оказания различных видов медицинской помощи. Пересмотрены требования к охране помещений, где хранятся наркотики. Подразделениям ведомственной охраны организаций, имеющих помещения 1-й и 2-й категорий, будет предоставлена возможность охранять такие помещения.

«Реализация принятых решений позволит упростить использование наркотических средств и психотропных веществ в медицинских целях при сохранении необходимых мер контроля их оборота», — говорится в тексте постановления.

В Минздраве подчёркивают, что нынешнее решение — это только часть комплекса готовящихся мер, направленных на улучшение ситуации с обезболивающими.

Если действовать строго по новым правилам, станет невозможной ситуация, когда, скажем, из-за длинных выходных в больнице закончится запас обезболивающих. Запланировано также упрощение порядка выписки наркотических обезболивающих, увеличение предельного количества лекарства, которое можно будет получить на один рецепт, увеличится срок действия рецепта.

Вместо нынешних пяти дней рецепт будет действителен в течение месяца. Правда, эти изменения требуют внесения поправок в закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», а это не столь быстрое дело.

О том, что Россия занимает 38-е место в Европе по доступности наркотического обезболивания (среди 42 стран), говорят данные, предоставленные Международным комитетом по контролю за наркотиками. А главный нарколог Минздрава Евгений Брюн утверждает, что «система ужесточена настолько, что врачам проще не назначать лекарства, чем вообще заморачиваться». «Вопросы нужно решать в пользу больных, а не контролирующих органов», — настаивает главный нарколог.

Помимо выдачи обезболивающих в приоритетном порядке, в законопроекте предлагается увеличить срок действия рецептов на них с 5 до 30 дней. Срок действия рецепта до 5 дней чрезвычайно неудобен в случае с тяжелобольными людьми, которые не всегда способны получить препарат вовремя. Между тем, что уже давно известно, из медучреждений в незаконный оборот попадают лишь сотые доли процента наркотиков.

Проблемы остаются не только с наркотическими обезболивающими. Не так давно в «третий список» наркотических и психотропных веществ были внесены практически все транквилизаторы. Соответственно, и выписывать, и получать их стало намного сложнее. Хирурги, например, жалуются, что готовить пациентов к операциям — чтобы успокоились, не нервничали, нормально спали, — стало намного сложнее. По мнению главного нарколога, этот вопрос нужно решать совместными усилиями с ФСКН.

Поправить нормативную базу, от которой зависит доступность наркотических анальгетиков, Минздрав пообещал после трагического случая с контр-адмиралом Вячеславом Апанасенко. В начале февраля он застрелился из-за того, что не мог вовремя получить необходимое обезболивание. Случай с самоубийством генерала оказался не единичным. По данным МВД, в марте только в Москве произошло восемь самоубийств среди онкобольных. О том, что все погибшие страдали онкологическими заболеваниями различной формы, свидетельствуют найденные предсмертные записки. В них погибшие просили никого не винить и сообщали, что устали бороться с болезнью.

Между тем в цивилизованном мире это не может считаться нормой: медики стараются помочь сохранять качество жизни даже обречённым людям. О необходимости создания в клиниках страны психоонкологических служб как обязательной части лечения говорят сегодня многие специалисты. Несколько десятков лет назад некоторые заболевания вообще считали психосоматическими. Это знакомые всем «язвы от нервов» или «гипертонии от стрессов». Сегодня рядом с психосоматикой становится совершенно новое направление, когда от болезней тела постепенно возникают психические расстройства. И самый серьёзный случай, конечно, онкология. Пациентам с раком и их семьям просто необходимо оказывать квалифицированную психотерапевтическую помощь.

Интегративная онкология и психоонкология давно являются стандартом помощи больным в Европе и США. Однако в системе российского здравоохранения этого нет. Как нет и программ обучения психиатров диагностике и лечению сопутствующих онкологическим заболеваниям психических расстройств. В итоге тяжёлые больные чаще всего предоставлены сами себе. По мнению координатора образовательных и просветительских программ «Движение против рака», врача-психотерапевта, кандидата медицинских наук Ирины Морковкиной, в штате каждого онкоучреждения должен быть психолог или психотерапевт. Однако в 90% нет даже штатной ставки. «Раньше такие ставки были, сейчас их стали восстанавливать, но пока это кошкины слёзки», — отмечает она.

Психологическая помощь нужна на всех этапах онкозаболевания, а не только в последней стадии. Такая помощь помогает человеку правильно осознать диагноз и «справиться с самим собой». «В нашем социуме закрепилось понятие, что если ты онкобольной, то обязательно умрёшь, — отмечает эксперт. — Во многих странах такого нет. Но после калечащих операций, жёсткой химиотерапии, резкого снижения качества жизни человеку нужна профессиональная поддержка. Онкологи не имеют для этого ни специального образования, ни времени».

Что касается больных в терминальной стадии, то, по словам Морковкиной, в большинстве случаев они абсолютно заброшены, не уделяется внимания и их родственникам. «Нам не хватает даже хосписов, не говоря уже о психологической работе с больными на отдалённых стадиях, о которых сегодня просто забывают, отправляя их умирать самим по себе», — отмечает она. Эта проблема напрямую связана и с неразвитостью паллиативной помощи, отмечает Морковкина. По ее мнению, в существующих хосписах больные люди получают необходимое внимание, но это капля в море. Число учреждений, способных оказать помощь тяжёлым больным на последних стадиях (как в стационарных, так и в амбулаторных условиях), следует увеличить многократно: по данным главного онколога Минздрава, заболеваемость раком растёт на 1,5% в год. Ежегодно в России выявляют около 500 000 онкобольных.

По мнению эксперта Национальной медицинской палаты, члена правления Лиги защитников прав пациентов Алексея Старченко, в основе всех произошедших суицидов лежит как раз недополученная медицинская помощь, на чём не стали делать акцент столичные власти. И правоохранительные органы должны выяснить, нет ли здесь признаков статьи о доведении до самоубийства, считает он. «Для онкобольных адекватная медицинская помощь — одна из главнейших составляющих зоны комфорта, — считает эксперт. — Если человек будет получать адекватную медицинскую помощь, то повода для суицида не будет. Не будет напряжения родственников, собственных сил из-за отсутствия лекарств, обезболивания, бесконечного доказывания своих прав на это».