1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1020

Учёные предупреждают: нынешний бюджет опасен для здоровья граждан

Научный руководитель Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Сергей Шишкин представил доклад «Система здравоохранения в России: проблемы и перспективы развития». Профессор доказывает, что задачи, поставленные перед системой здравоохранения на ближайшие три-пять лет мало сообразуются с бюджетной политикой на этот период. Увеличить эффективность системы здравоохранения можно, но не настолько, чтобы компенсировать недостаток ассигнований, необходимых для решения политических задач.

Доклад был представлен на российско-бразильской конференции «Право на здоровье и демократия в сфере здравоохранения», прошедшей в НИУ ВШЭ. Соответственно примеры для сравнений брались из статистики России и Бразилии. Это оправданно, так как эти страны весьма схожи по ряду параметров.

Россия и Бразилия относятся к группе стран с уровнем дохода выше среднего. В обеих странах подушевые государственные расходы на охрану здоровья оказались выше, чем в среднем по группе. Россия, в отличие от Бразилии, говорит профессор Шишкин, тратит на отрасль «относительно меньше, чем страны с похожим подушевым валовым национальным доходом – Польша, Венгрия и Эстония… страны с таким же уровнем богатства, как у России, тратят на здравоохранение больше в абсолютном выражении».

Доля госрасходов на отрасль в относительном выражении у России и Бразилии примерно одинакова: Россия тратит 3,7% ВВП, Бразилия – 4,1%. «Что касается доли расходов на здравоохранение в общих государственных расходах, то здесь мы также обнаруживаем сходство двух стран, но оно, скорее, с негативным оттенком, говорит профессор. – По сравнению с другими странами с аналогичным уровнем экономического развития доля расходов государства, которая идет на здравоохранение, и в России, и в Бразилии меньше».

Учтём, что перед российским здравоохранением стоят сложные задачи, которые предполагают немалые денежные вложения. С. Шишкин подчёркивает, что в отрасли сложилась парадоксальная ситуация: ведущими для здравоохранения «сейчас оказываются вызовы, связанные не с состоянием здоровья населения, а вызовы политического характера». Они связаны с политическими установками государства и бюджетной политикой, которую предполагается проводить. Эксперт перечислил основные императивы государственной политики в сфере здравоохранения на ближайшие годы:

– Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 598 о целевых показателях улучшения состояния здоровья населения. К 2018 г. ожидаемая продолжительность жизни должна увеличиться с 70 лет (в 2012 г.) до 74 лет. Существует и программа улучшения демографической ситуации в стране, принятая несколько лет назад.

– Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 597, поставивший задачу перехода к эффективному контракту с работниками бюджетной сферы. Предполагается повышение оплаты медиков к 2018 г.: врачей – до 200% от средней зарплаты по экономике региона, а среднего и младшего медперсонала – до 100%. (Сейчас средняя зарплата врачей составляет 127% от средней по экономике региона, а средняя зарплата среднего и младшего медперсонала – почти 70%).

– Поручения президента РФ по итогам заседания президиума Госсовета 30 июля 2013 г., посвящённого проблемам здравоохранения. Для повышения доступности и качества бесплатной медпомощи предназначен целый комплекс мер.

Но как сообразуется с тремя вызовами – уменьшением смертности, новой оплатой труда медиков и доступом к бесплатной и качественной медицине – бюджетная политика, которая проводится с 2013 г.?

Вот как. Если с 2006 по 2011 гг. расходы государства на здравоохранение выросли в реальном выражении в полтора раза, то в 2012–2013 гг. они перестали расти. В трёхлетнем бюджете до 2016 г., по оптимистичным оценкам, расходы на здравоохранение по сравнению с 2013 г. вырастут на 4% в реальном выражении, пояснил С. Шишкин. Учёный проанализировал, насколько осуществим каждый из императивов исходя из предлагаемых бюджетных обстоятельств.

«Едва ли корректно говорить о прямой связи между размерами госфинансирования здравоохранения и показателями смертности в стране, – уточнил С. Шишкин. – Однако, как бы то ни было, раньше в решение демографической задачи – увеличения ожидаемой продолжительности жизни – вкладывались определённые ресурсы, и это позволяло достигать неплохих результатов. Так, за предыдущие шесть лет средняя ожидаемая продолжительность жизни выросла на три года – с 67 до 70 лет, при росте государственного финансирования здравоохранения в 1,5 раза. В 2012 г. расходы на здравоохранение почти не выросли. По предварительным данным, не увеличилась и средняя ожидаемая продолжительность жизни… В следующие шесть лет мы должны ещё на четыре года увеличить ожидаемую продолжительность жизни (до 74 лет), а роста финансирования здравоохранения не предусмотрено».

По мнению эксперта, для уменьшения смертности необходимо инвестировать средства как минимум в четыре направления медицинской помощи. Речь идет о вложениях в модернизацию первичной медпомощи, в повышение доступности лекарств, росте расходов на помощь при онкологических заболеваниях и инвестициях в реабилитацию больных.

Затем учёный привел расчёты «стоимости» повышения оплаты труда медиков. «Если взять очень умеренный рост численности врачей, прежде всего в первичном звене здравоохранения, то получается, что доля средств государственного финансирования, которую надо затратить на оплату труда, будет существенно расти даже с учётом того, что часть средств обеспечат доходы от платных услуг, – сказал профессор Шишкин. – Даже с учётом возможного роста доходов от платных медицинских услуг, получается, что в 2018 г. для выполнения целевых показателей по зарплатам медработников, придётся свыше 80% всего госфинансирования тратить на фонд оплаты труда. Если это произойдёт, то ценой недофинансирования остальных направлений расходов (на приобретение лекарств, оборудования и пр.)».

«Даже с учётом возможной реструктуризации системы здравоохранения (сокращения числа коек, увеличения объёмов амбулаторно-поликлинической помощи и сокращения стационарной и т.д.), выходит, что «потребность в финансировании “незарплатных” статей будет удовлетворяться всего наполовину», – прогнозирует ученый.

С. Шишкин напомнил: Министерство здравоохранения считает, что выполнит поставленные цели даже при тех деньгах, которые выделяет правительство. «Однако если увеличивать оплату труда врачей, не повышая при этом госфинансирования здравоохранения, то можно вернуться в ситуацию 1990-х гг., когда пациенты шли в больницу со своими лекарствами, не было средств на ремонт и обновление медицинского оборудования», – считает профессор.

«Прогнозы показывают, что увеличить эффективность системы здравоохранения можно, но не настолько, чтобы компенсировать недостаток ассигнований, необходимых для решения политических задач», – говорит профессор Шишкин.

Он убежден, что неизбежно будет расти доля платных медуслуг. Если с 2002 г. (пикового значения – свыше 50%) доля пациентов, плативших за лекарства в стационаре, постепенно снижалась и достигла в 2012 г. менее 20%, то в ближайшем будущем эти тенденции могут быть переломлены, и не исключено дежавю конца 1990-х гг.

В предлагаемых обстоятельствах здравоохранение будет развиваться по пути формирования трехсекторной модели. Она предполагает, что будут оказываться:

высокотехнологичная медпомощь преимущественно в госсекторе, частично с неформальными соплатежами и частично с полной оплатой её пациентами;

медпомощь небедным в частных клиниках на условиях полной оплаты;

медпомощь бедным в госсекторе, частично бесплатно, частично платно.

По данным С. Шишкина, сейчас порядка 20% наиболее обеспеченных граждан уже получают медицинскую помощь (без учёта стоматологии) в частном секторе. Эта тенденция будет набирать силу: частный сектор будет всё больше замещать государственный для обеспечения нужд пациентов.

Учёный уверен, что, несмотря на экономические сложности, надо найти деньги для дополнительного госфинансирования здравоохранения. По его мнению, рост должен составить хотя бы 1% ВВП к 2020 г.

Институциональные изменения предполагают два сюжета.

Во-первых, нужен прорыв в развитии конкуренции в оказании медуслуг, поскольку только конкурентная среда может заставить клиники работать эффективнее.

Во-вторых, необходим скачок в развитии государственно-частного партнёрства.

По мнению С. Шишкина, нужно развивать новые механизмы софинансирования здравоохранения государством, населением и работодателями. Это предполагает как минимум три направления работы:

введение механизма сооплаты услуг частных медорганизаций из средств ОМС и пациентов;

создание механизмов сочетания обязательного и добровольного медицинского страхования;

соплатежи для части пациентов за виды медпомощи, основанные на принципиально новых медицинских технологиях (не входящих в существующие гарантии).