1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4193

Комиссия за досрочное погашение кредита не является неосновательным обогащением банка

Банк может «легализовать» отсутствующую в договоре комиссию за досрочное погашение кредита, если в письменном согласии на такое погашение укажет на необходимость ее уплаты, а заемщик перечислит соответствующую сумму. Перечислив ее банку, заемщик соглашается с предложенными условиями путем совершения конклюдентных действий, то есть акцептует оферту кредитора. Установленная таким образом комиссия вполне законна (постановление Президиума ВАС РФ от 22.10.2013 № 6764/13 по делу № А79-6813/2012)1.

Суть дела

Банк (далее — ответчик) и общество (далее — заемщик, истец) заключили кредитное соглашение о предоставлении обществу кредитной линии сроком на 1090 календарных дней.

В одном из пунктов договора стороны предусмотрели возможность досрочного погашения кредитной линии с уплатой банку комиссии, определяемой в зависимости от даты погашения, вплоть до 910-го дня (около 2,5 лет) от даты подписания договора. За досрочное погашение за пределами этого срока комиссия не предусматривалась.

Стороны два раза заключали дополнительные соглашения. Первый раз они установили, что за пять дней до предполагаемой даты досрочного погашения заемщик обязан письменно уведомить банк, который в течение трех дней должен одобрить или запретить таковое. Но комиссия за досрочный возврат из договора была исключена. Второй раз стороны условие о досрочном возврате не меняли и новых комиссий не устанавливали.

Через четыре года после заключения договора заемщик направил уведомление о досрочном возврате кредита в банк, на что тот письменно выразил свое согласие при условии уплаты комиссии в фиксированном размере. Общество без промедления платежным поручением перечислило деньги в банк в счет оплаты как основного долга и процентов, так и указанной ­комиссии.

Заемщик, считая, что у него отсутствовали обязательства по уплате комиссии за досрочное погашение, обратился в суд с иском о взыскании с банка неосновательного обогащения в размере уплаченной комиссии и процентов за пользование чужими денежными средствами за период со дня получения денежных средств банком до дня обращения заемщика в суд.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции частично удовлетворил иск общества, взыскав сумму неосновательного обогащения и проценты за пользование, только рассчитав их за меньший период, не со дня получения комиссии банком, а со дня, когда банк узнал о неосновательности своего обогащения по день фактической оплаты кредита.

Заемщик был вправе вернуть кредит досрочно, поскольку это было предусмотрено договором (ст. 315 ГК РФ). При этом на такой возврат было получено согласие банка (п. 1, 2 ст. 810, п. 2 ст. 819 ГК РФ).

Суд пришел к выводу о том, что комиссия не была предусмотрена договором, поскольку он «не содержит согласования конкретной информации о комиссии при досрочном погашении кредита» (ст. 431 ГК РФ).

Кроме того, ответчик не доказал, что согласие на досрочное погашение заемщиком кредита является возмездной банковской услугой, за которую банк вправе взимать вознаграждение (ст. 779 ГК РФ). Раз в договоре данный вопрос не был урегулирован, его разрешение осталось на усмотрение суда (абз. 1 и 7 п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса РФ о кредитном договоре», далее — письмо № 147). И суд пришел к выводу, что согласие банка на досрочное погашение заемщиком кредита не создавало для него как для клиента банка какого-либо полезного эффекта и поэтому не могло быть возмездной услугой.

Соответственно, банк без законных оснований получил денежные средства от заемщика и обязан был вернуть ему сумму неосновательного обогащения и проценты за пользование этими денежными средствами с того момента, когда банк узнал или должен был узнать о неосновательности получения денежных средств (п. 1 ст. 1102, п. 2 ст. 1107 ГК РФ). Узнал об этом банк 21 мая 2012 г. из уточненного искового требования заемщика, значит, проценты следовало начислять по истечении семи дней с этой даты — с 29 мая 2012 г. (абз. 2 п. 2 ст. 314 ГК РФ).

Суд апелляционной инстанции решение отменил и в удовлетворении иска обществу отказал ввиду следующего.

Несмотря на то что условие о спорной комиссии в договоре не было установлено, банк направил заемщику письмо с согласием на досрочное погашение последним кредита при условии уплаты комиссии. По сути, банк направил заемщику оферту, которую заемщик акцептовал путем перечисления указанной комиссии (п. 1 ст. 435, п. 3 ст. 438 ГК РФ). Таким образом, соглашение о необходимости уплаты и размере спорной комиссии сторонами было достигнуто и оформлено в письменном виде, как и договор (п. 1 ст. 452 ГК РФ).

Кроме того, предоставление кредита и действия по его погашению относятся к числу банковских операций, и банк мог как согласиться на досрочное погашение, так и отказаться от него (ст. 315, абз. 3 п. 2 ст. 810 ГК РФ, ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», далее — Закон). Также банк имел право взимать комиссию за досрочное погашение кредита, которая к тому же была согласована путем акцепта оферты (ч. 1 ст. 29 Закона). Это не противоречит разъяснениям п. 4 письма № 147. Тем более что

на момент заключения договора общество знало о необходимости уплаты спорной комиссии, следовательно, приняло на себя все определенные договором права и обязанности. С экономической точки зрения комиссия за досрочное погашение кредита направлена на компенсацию потерь банка, поэтому закон не запрещает ему при выражении согласия на досрочное исполнение обязательства выдвигать дополнительные условия в виде уплаты спорной комиссии. Возможность предоставить досрочно возвращенные денежные средства иному заемщику обусловлена наличием соответствующего спроса, которого может и не быть.

Таким образом, неосновательного обогащения у банка не возникло, и проценты за пользование чужими денежными средствами он выплачивать не должен.

Суд кассационной инстанции пришел к аналогичным выводам, также отметив, что письменная форма договора считается соблюденной, в том числе при акцептовании одной стороной письменного предложения другой стороны путем совершения конклюдентных действий (п. 1 ст. 433 ГК РФ).

Позиция ВАС РФ

Президиум ВАС РФ оставил постановления судов апелляционной и кассационной инстанций в силе.

Судьи поддержали позицию двух нижестоящих судов, согласившись с тем, что при заключении договора заемщик был проинформирован о возможности взимания комиссии за досрочное погашение кредита, а также с возникновением у заемщика блага в виде экономии денежных средств при досрочном возврате кредита.

В деле имеется оговорка о возможности пересмотра вступивших в силу судебных актов по новым обстоятельствам на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ.


1 На тему правомерности банковских комиссий см. также «ЭЖ», 2013, № 06, с. 12.