1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1425

Как построить экономику оптимизма

Выбирая направление дальнейшего развития страны, никто не застрахован от ошибок. Вот и в США в 2011 г. 73% опрошенных считали, что Америка «сбилась с верного пути». Это, однако, не помешало Бараку Обаме стать президентом во второй раз. И сегодня там не преодолены трудности, требующие проведения институциональных преобразований в экономике. Рост ВВП вселяет в американскую нацию осторожный оптимизм. Однако без реформ не обойтись. И не только крупнейшей экономике мира…

США: найти верную дорогу

Высокая безработица, колоссальный бюджетный дефицит, из-за растущих размеров которого регулярно возникает напряжённое противостояние двух основных партий, знаковое понижение кредитного рейтинга агентством Standard & Poor's, заставившее волноваться мировые рынки, — такова была лишь малая часть проблем американской экономики — 2011, неудовлетворённость состоянием которой подтверждали и различные опросы населения (http://www.vecher.kz/node/3863).

В последующие два года наблюдались и рост ВВП, и масштабные достижения. Среди них: эффективные технологии добычи нефти и газа из сланцев, укрепление энергетической независимости, снижение тарифов на электричество, ставшее толчком к возрождению американской промышленности, и неоиндустриальные тенденции возврата в США некоторых видов производств (точнее, их развёртывания на качественно новом технологическом уровне) и т.д.

Информация к размышлению

1. По мнению экономистов из Университета Пенсильвании, оценка одного только роста производства не даёт адекватного представления о росте ВВП. Они скомбинировали ВВП по расходам и доходам, которые выводятся из анализа компаний и информации по налоговому учету, и добавили третью переменную — уровень безработицы, назвав новый показатель ВВП-плюсом. Расчеты учёных показывают, что ежегодные послекризисные темпы роста ВВП-плюса в среднем составляли 2,5% по сравнению с 2,25% роста ВВП, рассчитанного по расходам.

2. Учёные выяснили, что за послевоенный период при президентах-демократах экономика росла в среднем почти на 2% быстрее, чем при президентах-республиканцах — в среднем на 4,5% и 2,5% соответственно (см. рисунок). Среди причин — спады в ценах на нефть, изменение совокупной производительности факторов производства (внедрение инноваций в промышленности и секторе услуг), доверие потребителей и элементарное везение («Финмаркет», 4 декабря 2013 г.).

3. В октябре 2010 г. Росстат предложил включить в расчёт валового национального продукта теневой бизнес — наркобизнес, проституцию, торговлю оружием и вообще любые виды экономической активности, скрытые от государства. По оценке ведомства, в 2006—2008 гг. на незаконное производство пришлось от 14 до 16% ВВП («Финмаркет», 5 декабря 2013 г.). Иными словами, теневая экономика, значительную роль в которой играет коррупционная составляющая, — важный резерв роста отечественного ВВП?!

Рисунок. Американские президенты и рост ВВП США («Финмаркет», 4 декабря 2013 г.)

Но проблемы сохраняются. Неудивительно, что разброс прогнозов роста ВВП, которые любят делать официальные и прочие лица на основании множащихся исследований, не только порождает экономическую неопределённость и дезориентирует власть, но также ставит под сомнение любые попытки сформулировать конструктивные предложения. В конечном счёте это привело к фактическому отсутствию обоснованной экономической политики — особенно среднесрочной и долгосрочной.

По мнению профессора Гарвардского университета Найолла Фергюсона, несмотря на политику экономического стимулирования, проводимую ФРС, одна из важнейших проблем — растущие затруднения для занятий бизнесом, однозначно свидетельствующие о необходимости институциональных перемен: «Если бедные страны могут разбогатеть, совершенствуя свои институции, не может ли статься, что богатые страны могут обнищать, допустив дегенерацию своих институций?» (InoPressa, 11 июня 2013 г.). Сравнивая данные из ежегодных докладов Doing Business, которые публикуют Всемирный банк и International Finance Corporation, он установил, что в США в сфере бизнеса много больше регулирования (бюрократического воздействия), чем в ряде других развитых и даже развивающихся стран.

Информация к размышлению

1. Чтобы в США открыть фирму, зарегистрировать имущество, заплатить налоги, получить лицензию на экспорт и импорт и исполнить контракт, в 2006 г. требовалось 368 дней, сегодня — 433 дня.

2. В Индексе глобальной конкурентоспособности (Всемирного экономического форума) показатели США с 2004 г. ухудшились на 6%, тогда как показатели Китая выросли на 12%.

3. США оказались в верхней двадцатке лишь в одной категории («степень защиты инвесторов») из 22, а в семи категориях (в частности, «издержки, связанные с организованной преступностью») не попали даже в первую полусотню (см. там же).

Любопытно мнение автора о чрезмерно сложном, изощрённом американском законодательстве, в силу чего почти никому не хватает ни времени, ни желания читать законы.

Фергюсон призывает определиться с путём решения проблем: либо наращивая фискальное стимулирование или количественное смягчение, либо преодолевая деградацию институтов и устраняя возникшие изъяны, препятствующие росту. Остроумно замечая при этом, что из немногих экономистов, которые об этом говорят, ещё меньше тех, кто руководит фирмами (там же).

Безусловно, у каждой страны свои особенности исторического развития. Их согласование с возможностями, которые открывают глобальные тренды, достижение своеобразного синергетического эффекта — задача непростая, но выполнимая, если судить по опыту и результатам совершенно разных стран Европы, Азии, Америки.

Да, глобальная экономика не избавилась от финансовых пузырей, эгоизма транснациональных корпораций, откровенного государственного протекционизма, растущего межстранового неравенства и несправедливого распределения произведенных доходов внутри стран, нарастающих экологических и многих других проблем. Но мир постепенно выходит из рецессии, а отдельные страны ускоряются («Китай: время вперёд!» — См. здесь же).

Информация к размышлению

По сообщению агентства Bloomberg, правительство Великобритании повысило прогноз роста ВВП: на 2013 г. — с 0,6 до 1,4%, на 2014 г. — с 1,8 до 2,4%. Безработица в Великобритании в 2013 г. снизится до 7,6%, в 2015 г. — до 7%, в 2018 г. — до 5,6% (Интерфакс-АФИ, «Финмаркет», 5 декабря 2013 г.).

Обратим внимание: экономисты нередко рисуют удручающие картины грядущей экономической катастрофы. «Технари» упорно стремятся сделать наше бытие технологичнее. Но чтобы жизнь для большинства стала более комфортной и достойной — согласовать и сбалансировать только их деятельность недостаточно. Нужна ясная, выверенная, долгосрочная стратегия экономического и социального развития, разделяемая и поддерживаемая большинством граждан. Нужны эффективно работающие законы и неотвратимость наказания, гарантии соблюдения прав и др. Только уверенное в завтрашнем дне и собственных силах общество способно успешно преодолевать трудности, двигаясь за авангардом по твёрдо намеченному пути.

Однако эффективный (с точки зрения не только личной выгоды, но и общественной полезности) авангард сформировался не везде. Не все определились с целями и направлениями. Не все готовы карабкаться каменистыми тропами к вершинам…

Обещалки-2018*

Ещё в начале текущего года правительству казалось, что, несмотря на тревожные признаки спада в российской экономике, ситуацию можно исправить и взять под контроль. Напомним некоторые параметры, достижение которых было намечено к 2018 г.

1. Пять лет непрерывного экономического роста не менее 5% в год — обозначая данный период как время, когда будут складываться новые контуры посткризисного мира, новые технологические и социальные альянсы и приоритеты, экономические и валютные конфигурации.

2. Поднять зарплату научных работников и преподавателей российских вузов до 200% от средней зарплаты в регионе.

3. Довести общий объём финансирования государственных научных фондов до 25 млрд руб.

4. Повысить на 20—28% средний размер трудовой пенсии по старости (не менее двух прожиточных минимумов).

5. В 1,5 раза увеличить объём неэнергетического экспорта (в настоящее время удельный вес топливно-энергетических товаров в товарной структуре экспорта РФ составляет около 73%).

6. К 2015 г. оказывать 90% россиян государственные и муниципальные услуги в режиме «одного окна».

7. Охватить не менее 70% россиян государственными и муниципальными услугами в электронном виде: «Государство существует для людей, и в сфере оказания услуг современное государство должно вести себя по отношению к человеку открыто, дружелюбно, работать оперативно и эффективно».

8. Обеспечить 100%-й охват детей от трёх до семи лет дошкольными учреждениями уже к 2016 г.

9. В два раза уменьшить число детей в детских домах и домах ребёнка.

10. До 40 дней сократить срок подключения к энергетическим сетям для потребителей с подключаемой мощностью до 150 кВт за счёт модернизации источников тепловой энергии и тепловых сетей.

11. Увеличить транспортную подвижность населения до 40%, развивать транспортную инфраструктуру, региональное авиасообщение и строительство высокоскоростных магистралей.

12. До 100 млн кв. м увеличить объёмы строительства жилья с одновременным снижением стоимости квадратного метра.

13. Предоставить гражданам право направлять 4% социальных взносов на солидарную или накопительную часть пенсии после 1 января 2014 г.**

*Из «Основных направлений деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2018 года» и «Slon.ru», 31 января 2013 г.

**Вслед за правительственными решениями о временном (?) зачислении накопительной части пенсии в федеральный бюджет Президент России подписал закон, продлевающий срок выбора гражданами тарифа накопительной части пенсии — 6 или 0% — до конца 2015 г. (РИА «Новости» — NEWSru.com/Экономика, 4 декабря 2013 г.).

Отношение россиян (по результатам опроса читателей «ЭЖ») к пенсионной реформе однозначно скептически негативное (табл. 1). Подавляющее большинство ответивших считает, что многолетние «пенсионные манёвры» — исключительно в интересах государства, об интересах гражданах речи не идёт…

Таблица 1. Пенсионная реформа: в интересах граждан или государства? (%)

В интересах государства

91

Граждан и государства

5

В интересах граждан

2

Затрудняюсь ответить

2

Россия: безысходность «нулевого роста»

В сравнении с замечательными цифрами из «Основных направлений», фактические экономические итоги — 2013 обескураживают. Прогнозируемые итоги — 2014 шокируют: стагнация шагает по стране, всё сильнее «пригибая» отечественную экономику. В очередной раз Минэкономразвития понизило контрольные параметры.

Информация к размышлению

Рост ВВП: с 1,8 до 1,4% в 2013 г., с 3,0 до 2,5% в 2014 г., с 3,1 до 2,8% в 2015 г. Российская промышленность в 2013 г. ушла в «минус»: рост промпроизводства упал с 0,7 до 0,1%, рост инвестиций в основной капитал — с 2,5 до 0,2%, рост розничной торговли — с 4,3 до 3,8%. Производство и распределение электроэнергии, газа и воды сократилось на 0,3%. Частично нивелировало провалы остальных секторов увеличение добычи полезных ископаемых на 1,2%. Выросла инфляция — с 6,0 до 6,2%. Прогноз на 2014—2016 гг. — 4,5—5,5%. В 2014 г.: рост тарифов для населения с 4,2 до 4,3%. Среднегодовой курс рубля: с 33,4 до 33,9 руб./долл. в 2014 г. и до 35,4 руб./долл. в 2016 г. («Финмаркет», 3 декабря 2013 г.).

В майском интервью, подводя итоги первого года работы правительства, Дмитрий Медведев убеждал: «Тушёнку, мыло и спички с солью запасать не надо! …Что касается общеэкономической ситуации,…макроэкономических показателей, то они в целом приемлемые». С другой стороны, «общая экономическая ситуация заставила принимать решения, которые, может быть, в иной ситуации я предпочёл бы не принимать… Нам нужно несколько другое качество роста. В прошлом году он был приблизительно 3,4%. И, наверное, это не очень много. Для развития нам нужны другие показатели. Не менее 4—5% роста в год».

За год работы правительством было выпущено 3906 актов и внесено в Госдуму 269 законопроектов, принято 40 госпрограмм. Председатель правительства совершил 58 рабочих поездок по России и нанёс 17 зарубежных визитов («Мыло и спички с солью запасать не надо?» — См. здесь же).

Однако «текучка» не способна заменить отсутствие системной модели развития, что идёт вразрез с утверждениями российской власти о наличии экономической стратегии. В очередной раз в своей недавней статье «Время простых решений прошло» об этом заявил премьер, назвавший предлагаемую модель экономики новой и сформулировавший три главных её принципа: привлекательный бизнес-климат, развитие инноваций, эффективное госуправление.

Россияне придерживаются иного мнения относительно «новизны» премьерских предложений. Это следует из опроса аналитического центра «ЭЖ» читателей газеты (табл. 2).

Таблица 2. Предложения премьера — действительно новое слово? Будут ли они реализованы в ближайшие годы? (%)

Нет. Нет

92

Да. Нет

4

Нет. Да

4

Да. Да

0

Абсолютное большинство (92%) на оба вопроса ответило отрицательно. Остальные варианты ответов набрали 8%. Подтверждающих новизну предложений премьера и одновременно уверенных в их реализации в ближайшее время — не оказалось вовсе. Подобные жёсткие оценки экономической политики «партии и правительства» не случайны и подтверждаются самой жизнью. Ещё весной казалось, что 3,4% роста ВВП — совсем немного и надо стремиться к 5% и более. Осенью, полгода спустя, стало ясно: мечтать, конечно, не вредно…

Откуда взяться промышленному росту, если инвестиции в этом году увеличились лишь на 0,2% — на уровне статистической погрешности, а намеченные на 2014 г. плюс 3,9% также недостаточны и наверняка будут пересмотрены в сторону уменьшения. Но даже такой якобы инвестиционный рост, во-первых, не сможет обеспечить реальное увеличение промпроизводства (не более чем на 0,3—0,5%), а во-вторых, и эти незначительные цифры наверняка потом пересмотрят в сторону уменьшения («Московский комсомолец», 4 декабря 2013 г.).

Неожиданно оптимистичным оказался прогноз роста реальных доходов населения в 2014 г. на 3,4% в этом году и на 3,3% в следующем. Но как и почему это произойдёт — ответа нет. Равно как и объяснения росту реальной зарплаты в этом году на 5,6% при росте производительности труда не более чем на 1,5% (там же). А потому ожидания роста ВВП в 2014 г. (прогноз Минэкономразвития — как всегда оптимистичный — до 3%) не вдохновляют: откуда ему взяться, разве что отталкиваясь от уровня низкой базы (до 1,4—1,5%) в текущем году…

Возможно, добавить уверенности должна была формулировка помощника президента Андрея Белоусова относительно роста отечественной экономики: темп роста нулевой, но рост всё-таки есть. Но разве в нынешних условиях «нулевые темпы роста» — не имитация развития? Тем более с учётом усиливающейся нефтезависимости? В начале 2000-х энергоресурсы обеспечивали порядка половины экспортной выручки. Теперь — почти три четверти. При этом мы не можем оказать почти никакого влияния на мировые цены.

Информация к размышлению

Иран сможет быстро увеличить добычу с нынешнего уровня в 2,7 млн до 4 млн баррелей в сутки. Ирак также планирует увеличить добычу в следующем году на 1 млн баррелей в сутки до 4 млн. Министр нефти Ирана заявил, что страна готова увеличивать добычу нефти, даже если цены на нефть упадут до 20 долл. за баррель (NEWSru.com/Экономика, 5 декабря 2013 г.).

Не умаляя отдельных (не более того) достижений десятилетия, следует признать, что именно практически прекратившийся рост сырьевых цен и неэффективные инвестиции в «мегапроекты» перестали маскировать и высветили углубляющуюся стагнацию отечественной промышленности, ухудшение экономической ситуации в целом.

Можно не соглашаться с данным выводом, но факты — вещь упрямая. Наталья Зубаревич, руководитель региональных программ Независимого института социальной политики, обращает внимание: «Деньгами заливается Олимпиада, а всё остальное деньгами не заливается. Нужно разумно регулировать, а не шарахаться в миграционной политике из одной крайности в другую» («Финмаркет», 28 ноября 2013 г.). Как логичное следствие — изменение темпов роста ВВП незначительно и рассчитывать в ближайшее время на серьёзные позитивные подвижки не приходится.

Информация к размышлению

В США росту ВВП способствует снижение цен на нефть и газ, которое и является одним из драйверов не только количественного увеличения показателей. Выше было отмечено, что «пошёл процесс» новой индустриализации, накопления качества роста. Следовательно, при всех нерешённых проблемах речь идёт о реальном и конкурентном развитии экономики, отладке действующего механизма, органичной составляющей которой станут назревшие институциональные преобразования.

Обратим внимание, что при всей непримиримости экспертных позиций, различия в подходах к «отладке» механизмов экономики США скорее тактические, нежели фундаментальные.

Иная ситуация в российской действительности: рекомендации и прогнозы авторитетных отечественных учёных-экономистов и различных экспертных групп крайне противоречивы и конъюнктурны. Даже в экономическом блоке правительства Минэкономразвития и Минфин России периодически выступают с взаимоисключающих позиций, оставляющих мало шансов на разумные компромиссные решения, но позволяющих продавливать нужный «консенсус» в зависимости от «доступа к телу».

Информация к размышлению

1. Президент РФ Владимир Путин убеждён, что майские Указы 2012 г. можно исполнить, несмотря на рецессию и недостаточные темпы роста экономики. Однако глава Минэкономики Алексей Улюкаев представил доклад, из которого следует, что достижение установленных президентом целевых показателей возможно при переходе от консервативного сценария развития к форсированному, предусматривающему рост ВВП до 5,3% в год. В то же время обеспечено почти стопроцентное канцелярское достижение поставленных задач («Коммерсантъ», 3 декабря 2013 г.).

2. Согласно Бюджетной стратегии — 2030, подготовленной Минфином, при сохранении цен на нефть с 2017-го по 2020 гг. в диапазоне 90—110 долл. за баррель федеральный бюджет России может столкнуться с нехваткой 300 млрд долл. (9,979 трлн руб.), что в 3,4 раза превышает объём Резервного фонда, равный 2,885 трлн руб., или 86,93 млрд долл. («NEWSru.com/Экономика, 5 декабря 2013 г.).

3. Минфин рассчитал три сценария падения цен на нефть с 2016 г.: кратковременное снижение до 60 долл. за баррель; до 80 долл. за баррель с постепенным восстановлением в течение двух-трёх лет; долгосрочное снижение до 80 долл. за баррель. В случае долгосрочного снижения нефтяных цен, даже если цены на нефть останутся на текущем уровне, есть риски, что Резервный фонд будет исчерпан в течение следующих трёх лет — к 2016 г. («Slon.ru», 5 декабря 2013 г.).

Как видим, у российской экономики в ближайшем будущем могут возникнуть настолько серьёзные проблемы, что нынешняя ситуация покажется «цветочками». Что же говорить, если цена на нефть упадёт до 60 долл. за баррель или Иран действительно обрушит её до 20 долл.?

«Дорожные карты», федеральные и отраслевые программы есть. Утверждён трёхлетний бюджет на 2014—2016 гг. Но эти и другие документы наверняка будут неоднократно пересматриваться и корректироваться. Потому что прошлые стратегические ориентиры устарели, а новые не найдены. Потому что доминирует ручное управление, при котором легко переплетаются политические цели и экономическая целесообразность, ставя вторую в зависимость от первых.

Всё это происходит на фоне «пестроты экспертных мнений» и свидетельствует не только о том, что «в товарищах согласья нет», но и ставит под сомнение качество прогнозов и рекомендаций (один из выводов исследования, подготовленного Центром макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования — ЦМАКП). Большое количество вариантов действий, зачастую противоположных друг другу и поддерживаемых спорящими о своей правоте экономистами, дезориентирует власть («Независимая газета», 3 декабря 2013 г.).

Понятно, что разброс прогнозов роста ВВП, которые любят делать официальные и прочие лица на основании множащихся исследований, порождает экономическую неопределённость, дезориентирует власть и ставит под сомнение любые попытки сформулировать конструктивные предложения. В конечном счёте, это и привело к фактическому отсутствию сегодня обоснованной экономической политики — среднесрочной, долгосрочной и на этом основании текущей.

Примечательно мнение экспертов Центра развития ВШЭ Валерия Миронова и Вадима Канофьева: выйти из стагнации быстро и легко не получится. При стабильном курсе рубля удельные трудовые издержки в валютном выражении продолжают расти, а значит, конкурентоспособность российских товаров падает. В такой ситуации помогут только реформы — переход к новой модели роста на основе дебюрократизации экономики и честной конкуренции или возврат к Госплану, если в правительстве действительно готовы к его возвращению («Финмаркет», 3 декабря 2013 г.).

Прямо дежавю какое-то! Снова или «план», или «рынок»? Понятно, о возврате к советской модели управления речи не идёт, но «за что боролись»? Неужели жизнь не убедила, что давно пора научиться искать консенсус в интересах всего общества, принимать решения обоснованные и взаимоприемлемые, уважать разнообразие мнений и точек зрения, вырабатывать совместную позицию, а не бросаться в крайности и не затыкать оппоненту рот по принципу «я начальник — ты дурак». Обстоятельства могут очень быстро поменять местами «начальников» и «дураков»!

В исследовании ЦМАКП подчёркивается, что претензий к экономической науке накопилось немало: «Где анализ причин стагнации и промышленного спада в ряде отраслей? В какой части промышленный спад связан с присоединением России к ВТО? Ясного ответа пока нет. Какие налоговые изменения последнего времени оказались эффективными, а какие вредными? Тоже неясно. Но если нет детального анализа последствий управленческих решений и нет их обоснований, то о какой эффективности можно говорить?» («Независимая газета», 3 декабря 2013 г.).

Информация к размышлению

Политолог Александр Простов: «Важно не только ответить на вопросы „Кто виноват?“ и „Что делать?“, но и определить „Как делать?“ и „Кто это будет делать?“. Роль собственника должна быть ограничена интересами государства и общества — так принято во всём мире. В стране, где переименование создаёт видимость перемен, а всё остаётся неизменным, никакая система законов и институтов не способна решить существующие проблемы.

Только политическая воля в союзе с умной экономикой и опорой на национальное большинство могут обеспечить безопасность, суверенитет и развитие. Отделять политику нужно не от экономики, а от криминала и попыток национальной элиты «бегать на сторону», действуя в интересах мировой элиты, забывая о своих…

Стратегические цели могут достигаться только при условии их соответствия возможностям операционного управления… Оно должно соответствовать всеобщим принципам, закономерностям и критериям оценки.

Характер проводимых реформ в России — это случайный набор хаотических идей, мер и действий, которые не выстраиваются в общую стратегию развития и не создают синергетический эффект» (http://viperson.ru/wind.php?ID=663659).

Если судить по ситуации, складывающейся в российской экономике, и реакции власти — эффективных антикризисных рецептов у неё нет. В обществе зреет разочарование. Его одолевают дряхлость прежде силы, старость прежде молодости, апатия и даже аномия («Опасный симптом». — См. здесь же).

Экс-министр финансов Алексей Кудрин назвал меры по оживлению экономики, сформулированные президентом в Послании к Федеральному Собранию 2013 г., «тактическим реагированием на проблемы», подчеркнув: «Нужен стратегический план ее вывода из стагнации» (NEWSru.com, 12 декабря 2013 г.).

Случайно или нет, но эксперты традиционно и упорно обходят стороной проблему мотивации трудящегося большинства — производительной и интеллектуальной силы общества, которой во все времена, у всех народов предначертано осуществлять исторические преобразования, созидать справедливую и эффективную экономику оптимизма.