1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1471

Добросовестность руководителя компании помешает взыскать причиненные им убытки

Суд может обязать директора или ликвидатора доказывать свою непричастность к причинению убытков компании своими действиями (­бездействием) при их отказе от дачи необходимых пояснений. Спасет их только полное возмещение убытков причинителем вреда, а важность заключения для компании невыгодной сделки им придется доказать (постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — постановление) размещено на сайте ВАС РФ 20 августа. Об обсуждении проекта данного постановления мы подробно писали ранее («ЭЖ», № 13). Стоит отметить, что конечный документ подробнее и обширнее, нежели его вариант, подвергавшийся обсуждению в ВАС РФ в марте этого года: судам при взыскании убытков с руководителей компаний необходимо будет учесть ряд дополнительных рекомендаций.

Разъяснения, данные судам Пленумом, также подлежат применению судами при рассмотрении дел о взыскании убытков с ликвидатора (членов ликвидационной комиссии), внешнего или конкурсного управляющих, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из сущес­тва отношений (п. 12 постановления).

Разум и совесть директора требуют разных доказательств

В проекте был предложен перечень обстоятельств, при доказанности которых презюмируется недобросовестность и неразумность директора организации. Директор же имел возможность опровергнуть их. В тексте постановления обстоя­тельства, свидетельствующие о

недобросовестности управленца, отделены от обстоятельств, которые свидетельствуют о его неразумности.

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда он (п. 2 постановления):

  • действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами его аффилированных лиц) и интересами компании, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении компанией сделки. В постановлении добавлено исключение из приведенного случая — когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;
  • скрывал информацию о совершенной им сделке от участников компании (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внут­ренних документов компании не были включены в ее отчетность) либо предоставлял участникам компании недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
  • совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения;
  • после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи компании документов, касающихся повлекших для нее неблагоприят­ные последствия обстоятельств;
  • знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам компании, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для компании условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом (фирмой-однодневкой и т. п.).

В проекте не было сказано о втором, третьем и четвертом случаях, а пятый был не таким подробным (подп. 2 и 3 п. 2 проекта). Что касается неразум­ности действий (бездействия) директора, то она считается доказанной, в частности, когда директор (п. 3 постановления):

  • принял решение без учета известной ему информации, имею­щей значение в данной ситуа­ции;
  • до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разум­ный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;
  • совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данной компании внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т. п.). Последнего обстоятельства в проекте не было.

Директор должен подтвердить, что старался на благо компании

Изменились и условия, при которых директор не может быть привлечен к ответственности. Проект относил к ним:

  • заключение директором сделки, пусть и невыгодной, но являющейся частью цепочки сделок, в итоге дающих компании прибыль;
  • действия (бездействие) директора, которые не выходят за пределы разумного делового (предпринимательского) риска (п. 4 проекта).

В отношении первого основания в постановлении уточняется, что доказать потенциальную выгоду от цепочки сделок, частью которой была убыточная сделка, должен сам директор. Также ему помогут избежать ответственности за причиненные убытки доказательства того, что заключение убыточной сделки было необходимо для предотвращения еще большего ущерба компании и директор из двух зол выбрал меньшее.

Что касается второго основания, то Пленум ВАС РФ напомнил судам, что возможность возникновения убытков у компании обусловлена рисковым характером предпринимательской деятельности. Судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых руководителями компаний. Это говорит о том, что участникам спора придется потрудиться, чтобы доказать обстоятельства, на которые они ссылаются (абз. 2—4 п. 1 постановления).

Пленум ВАС РФ обратил внимание на то, что одобрение действий директора коллегиальным органом управления организации или ее учредителями не является основанием для безусловного отказа в удовлетворении требований о взыскании убытков, причиненных в результате таких действий. Ведь руководитель несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. В то же время наряду с директором при указанных обстоятельствах к субсидиарной ответственности можно привлечь и членов коллегиального органа управления или учредителей, давших добро на «убыточные» действия (п. 7 постановления). Также удовлетворение требований о взыскании с директора убытков, причиненных компании его действиями или бездействием, не зависит от наличия иных возможностей компенсации подобных финансовых потерь (п. 8 постановления).

По общему правилу бремя доказывания неразумности и недобросовесности директора возложено на истца. Директор имеет возможность защищаться, представив свои контраргументы, обосновав причины своих действий. Если же от дачи таких пояснений он откажется или они будут недостаточно полными, а суд сочтет действия директора недобросовестными, то доказывать ненарушение обязанности действовать в интересах юридического лица придется уже самому директору (абз. 5 п. 1 постановления).

Пленум также разъяснил, что требования о взыскании убытков заявляются в защиту интересов компании (которые и должен был соблюдать директор), а потому нельзя отказать в рассмотрении иска на том основании, что на момент совершения директором предположительно неправомерных действий истец не являлся участником организации. В таком случае срок исковой давности будет исчисляться со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник обратившегося с иском участника.

Если же подобное требование предъявлено самой компанией, срок исковой давности исчисляется не с момента совершения нарушения, а с момента, когда компания получила реальную возможность узнать о нем, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора. Кроме случая, когда он был аффилирован с указанным директором.