1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1557

Документы для внесения сведений в ЕГРЮЛ налоговая проверит тщательно и скрупулезно

Создать новую компанию станет сложнее, хранить деньги в банке — менее секретно, а переводить деньги на счета нерезидентов по подложным документам — уголовно наказуемо. Эти и многие другие нововведения, направленные на борьбу с легализацией преступных доходов, предусмот­рены Федеральный законом от 28.06.2013 № 134-ФЗ и на днях вступили в силу.

Несмотря на ожесточенные споры, вызванные многими положениями законопроекта № 196666-6, получившего в кулуарах звание «антиотмывочного», его несколько измененый вариант все же приобрел статус нормативного правового акта. Федеральный закон от 28.06.2013 № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части противодействия незаконным финансовым операциям» (далее — Закон № ­134-ФЗ) вступил в силу в день его официального опубликования, 30 июня 2013 г., за исключением отдельных изменений в налоговое, таможенное законодательство и законодательство по борьбе с легализацией доходов, полученных преступным путем. Об изменениях, которые Закон № 134-ФЗ внес в налоговое законодательство, вы сможете прочитать в следующем номере «Бухгалтерского приложения».

Заметим, что Закон № 134-ФЗ содержит солидный массив поправок в несколько важных нормативных актов и, на наш взгляд, заметно отразится на работе хозяйствующих субъектов. О данном документе мы уже писали, когда он находился на стадии рассмотрения в Госдуме в качестве законопроекта (см. «ЭЖ», 2012, № 49, с. 07, 2013, № 07, с. 07).

Все действия по внесению изменений в ЕГРЮЛ размещаются в Интернете в открытом доступе

Закон № 134-ФЗ существенно конкретизировал положения ГК РФ и Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о госрегистрации) в части внесения и изменения сведений о компаниях, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц и Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей (далее — Реестры).

Первая мысль, возникающая при чтении этих поправок, — о том, что специализирующие­ся на «экспресс-регистрации ООО» лица сильно потеряют в доходах, так как создать фирму-однодневку станет заметно проблематичнее, а последствия халатного отношения к регистрации компании (если она действительно намерена работать) могут стоить ей слишком дорого.

Сведения о представлении в регистрирующий орган документов для регистрации новой компании или изменения сведений о ней будут размещаться в Интернете на сайте соответствующего органа на следующий день после поступления к нему таких документов (п. 3 ст. 9 Закона о госрегистрации). Сейчас эти сведения публикуются на сайте www.reg.nalog.ru в разделе «Сведения о факте представления документов на государственную регистрацию» (в него можно зайти, нажав иконку на главной странице).

Кроме того, о факте представления документов в регистрирующий орган последний обязан будет уведомить всех заинтересованных лиц, если это пре­дусмотрено Законом о госрегистрации (п. 4 ст. 51 ГК РФ). Правда, в каких именно случаях такое уведомление обязательно, а также кто входит в круг загадочных «заинтересованных лиц», ни в ГК РФ, ни в Законе о госрегистрации в редакции Закона № 134-ФЗ ничего не сказано. Для заинтересованных лиц Закон № 134-ФЗ предусматривает и обратную связь с налоговой: они вправе будут направлять в регистрирующий орган свои возражения относительно предстоящей регистрации изменений в устав компании или внесения сведений о ней в Реестр (п. 4 ст. 51 ГК РФ). Возражения относительно включения сведений о них в Реестр смогут направлять в налоговую и физические лица, указав при этом данные документа, удостоверяющего личность такого гражданина (п. 6 ст. 9 Закона госрегистрации).

Регистрирующий орган до внесения соответствующих сведений в Реестр обязан проверить их достоверность (п. 3 ст. 51 ГК РФ).

Регистрацию компании можно будет признать недействительной

Закон № 134-ФЗ ввел новое для российского законодательства понятие недействительности государственной регистрации юридического лица (п. 6 ст. 51 ГК РФ). До сих пор подобные требования формулировали в виде заявлений о признании недействительными решений и действий регистрирующих органов (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 19.03.2013 по ­делу № А79-7302/2012, Восточно-Сибирского округа от 15.11.2012 по делу № А33-5625/2012, Дальневосточного округа от 27.08.2012 № Ф03-3815/2012 по делу № А51-424/2012, Московского округа от 30.05.2013 по делу № А40-94181/12-122-435).

Теперь, очевидно, можно будет оспаривать саму государственную регистрацию организации, но только если при ее создании были допущены грубые нарушения закона, которые носят неустранимый характер.

В то же время ст. 51 ГК РФ закреплен приоритет данных, содержащихся в Реестре, перед данными, которые в него не включены (п. 2). Исключение составляет лишь случай, когда данные в Реестр внесены в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица.

Если в результате непредставления, несвоевременного представления или представления недостоверных данных об организации в Реестр были причинены убытки третьим лицам, то компания обязана их возмес­тить. Отметим, что пропустить срок для внесения сведений в Реестр довольно легко — согласно Закону о госрегистрации он составляет три рабочих дня с момента изменения таких сведений, если иное не установлено законом (п. 5 ст. 5 Закона о госрегистрации). Соответственно, компания будет признана непредставившей или несвоевременно представившей сведения по истечении указанного срока, а факт представления недостовеных сведений нужно будет доказать лицу, которое обратится в суд с иском о взыскании убытков. Хотя, на наш взгляд, применить эту норму на практике будет сложно. В основном из-за того, что пострадавшим придется доказывать причинно-следственную связь между действием или бездействием организации и наступлением убытков.

Перечень оснований для отказа в государственной регистрации Закон № 134-ФЗ заметно расширил, в том числе включив в него несоответствие фактического и юридического адреса компании. Так, отказать, помимо уже содержащихся в Законе о госрегистрации оснований, в государственной регистрации теперь могут:

■ при несоответствии сведений о документе, удостоверяющем личность гражданина РФ, указанных в заявлении о ­государственной регистрации, сведениям, полученным регистрирующим органом от органов, осуществляющих выдачу или замену таких ­документов;

■ при получении регистрирующим органом возражения физического лица относительно предстоящего внесения данных о нем в единый государственный реестр юридических лиц;

■ если в течение срока, установленного для государственной регистрации, но до внесения записи в соответствующий государственный реестр или принятия решения об отказе в государственной регистрации в регистрирующий орган поступит судебный акт или акт судебного пристава-исполнителя, содержащие запрет на совершение регистрирующим органом определенных регистрационных действий;

■ если физическое лицо — учредитель (участник) юридического лица, являющегося коммерческой организацией, или физическое лицо, регистрируемое в качестве индивидуального предпринимателя, на основании вступившего в силу приговора суда лишено права заниматься предпринимательской деятельностью на определенный срок и такой срок не истек;

■ если лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени юридического лица (в том числе от имени управляющей организации), является физическое лицо, в отношении которого имеется вступившее в силу постановление по делу об административном правонарушении, в соответствии с которым указанному лицу назначено административное наказание в виде дисквалификации, и срок, на который она установлена, не истек;

■ если в отношении индивидуального предпринимателя, являющегося управляющим юридического лица, имеется вступившее в силу постановление по делу об административном правонарушении, в соответствии с которым указанному лицу назначено административное наказание в виде дисквалификации, и срок, на который она установлена, не истек;

■ при наличии у регистрирующего органа подтвержденной информации о недостоверности содержащихся в представленных в регистрирующий орган документах сведений о юридическом адресе организации.

Причем в последнем случае Закон № 134-ФЗ не уточняет, каким образом такие сведения должны быть подтверждены. Тем более непонятно, будет ли у самой компании шанс узнать, на чем основывался регистрирующий орган при отказе в регистрации по данному основанию. Но одно можно сказать точно: данная поправка ударит по кошельку собственников недвижимости, которые за умеренную плату готовы предварительно «вселять» в принадлежащие им помещения десятки, а порой и сотни свежесозданных ООО «Ромашка». Вероятно, такие меры борьбы с адресами массовой регистрации дадут свои плоды довольно скоро. Непонятно только, как смогут защитить свои права компании, которые намерены работать прозрачно и добросовестно, если налоговые органы не будут подтверждать заявителям наличие оснований для отказа в регистрации.

Банки могут закрывать счета клиентов, попавших под подозрение в отмывании денег

Много изменений Закон № 134-ФЗ привнес и в сферу взаимодействия банков и частных клиентов (даже без учета уведомления налоговых органов о счетах физических лиц).

В частности, теперь кредитная организация вправе отказаться от заключения договора банковского счета (вклада) с физическим или юридическим лицом в соответствии с правилами внутреннего контроля кредитной организации в случае наличия подозрений о том, что целью заключения такого договора является совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма (п. 5.2 ст. 7 Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», далее — Закон № 115-ФЗ).

Кроме того, кредитные организации получили право расторгать договоры банковского счета (вклада) с клиентом в случае принятия в течение календарного года двух и более решений об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операции (кроме зачисления денег) на том основании, что по данной операции не были предоставлены документы, необходимые для фиксирования информации в соответствии с Законом № 115-ФЗ, а также потому, что в результате реализации правил внут­реннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма у работников банка возникают подозрения, что операция совершается в целях легализации доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма (п. 11 ст. 7 Закона № 115-ФЗ).

При расторжении договора банковского счета кредитная организация обязана уведомить об этом клиента письменно. Такой договор считается расторг­нутым спустя 60 дней со дня направления клиенту (а не получения им) такого уведомления. С этого момента операции по счету не осуществляются, за некоторым исключением, например, кроме начисления процентов на остаток по счету (п. 1.2 ст. 859 ГК РФ).

Банкам теперь запрещается открывать и вести счета на владельцев, использующих вымышленные имена — псевдонимы (п. 5 ст. 7 Закона № ­115-ФЗ).

Субсидиарная ответственность при банкротстве стала конкретнее

Новую редакцию получил и Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в части привлечения к ответственности должника и иных лиц в деле о банкротстве. Напомним, что в известной ст. 10 этого закона предусмотрена возможность привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, которая активно используется на практике. Теперь ее положения конкретизированы.

Так, в предыдущей редакции п. 4 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ сказано, что контролирующее должника лицо несет субсидиарную ответственность по требованию о возмещении вреда, причиненного имущественным интересам кредиторов, если не докажет, что действовало добросовестно и в интересах должника. Новая редакция данной нормы содержит презумпцию несостоятельности должника как следствия действий лица, контролирующего его, при наличии определенных обстоятельств. К последним закон относит, например, отсутствие документов бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению которых установлена законодательством РФ, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом или отсутствие в них обязательных сведений.

комментарий

Илья Попов, начальник юридического управления ЗАО «ГЛОБЭКС БАНК»:

«Закон не должен осложнить деятельность легального бизнеса»

Думаю, что Закон № 134-ФЗ, по крайней мере без учета практики его дальнейшего применения, не должен существенно осложнить деятельность легального бизнеса, поскольку все механизмы, заложенные в нем, направлены на превенцию и пресечение незаконной финансовой деятельности. Для банков закон полезен тем, что устанавливает четкие нормы, позволяющие отказаться от обслуживания клиентов, вовлеченных в незаконные или подозрительные операции. Этот нормативный акт фактически является частью системных изменений в финансовое и банковское законодательство и должен рассматриваться с учетом принятых Государственной Думой РФ 11.06.2013 г. законопроектов о внесении изменений в Федеральные законы от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации» и от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности».

Закон № 134-ФЗ предписывает банкам проводить более глубокое изучение своих клиентов, в том числе и до заключения договора, возводит принцип «знай своего клиента» в строгий императив взаимоотношений с клиентами, что, несомненно, повлечет в дальнейшем необходимость разработки банками дополнительных процедур контроля. Право отказаться от исполнения договора банковского счета, необходимость идентифицировать бенефициарного владельца счета, применение мер по блокированию средств и имущества клиентов — новеллы закона, которые требуют дальнейшего нормативного регулирования, поскольку сами по себе порождают много вопросов, связанных с их применением.

Безусловно, кредитные организации понесут существенные расходы с необходимостью доработки существующих бизнес-процессов, связанных с информированием налоговых органов об открытии и закрытии счетов и вкладов физических лиц, однако введение в действие этой нормы отложено до 1 июля 2014 г., чтобы банки могли отработать соответствующие технологии.

Новеллой закона является требование о сообщении налоговым органам информации об открытии и закрытии, изменении реквизитов счетов именно физических лиц, поскольку по юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям сообщать об открытии счета банки в силу норм ст. 86 НК РФ должны были и ранее. Получение информации о счетах не только предпринимателей, но и рядовых граждан является общемировой тенденцией и соответствует практике стран — членов Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ). Что касается информации о конкретных операциях и остатках по счетам физических лиц, то она предоставляется налоговому органу в случае проведения проверки в отношении этих лиц и при при наличии согласия руководителя вышестоящего налогового органа или федерального органа исполнительной влас­ти, уполномоченного по контролю и надзору в области налогов и сборов, что в общем направлено на исключение запросов налоговыми органами информации по физическим лицам в случаях, не связанных со служебной необходимостью.

Что касается новых правомочий налоговых органов приос­танавливать операции по счетам компаний при неполучении ими корреспонденции из ИФНС, то данная мера должна оцениваться в рамках целей закона по борьбе с фирмами-однодневками и в этом смысле она эффективна. Новый подход законодателя основывается на том, что нет «фактических» и «почтовых» адресов, организация должна находится по месту своего нахождения, указанному в ЕГРЮЛ, и точка. Это правильно, поскольку вносит определенность в вопрос местонахождения компаний. Банк должен исполнить решение налогового органа о приостановлении операций, соответствующее требованиям закона, без запроса дополнительных документов или иных доказательств.