1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 14994

В ходе исполнительного производства «дебиторка» должника становится уязвимым активом

Обращение взыскания на имущество должника может затронуть не только его денежные средства и материальные активы, но и дебиторскую задолженность его контрагентов перед ним. Главные условия: ее действительность на момент обращения взыскания и наличие подтверждающих документов. Но на деле процесс «перехода» статуса кредитора по такой задолженности, конечно, намного сложнее. Рассмотрим основные стадии и условия этой процедуры.

Мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу (ч. 1 ст. 68 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее — Закон № 229-ФЗ).

Одной из мер принудительного исполнения является обращение взыскания на имущественные права должника, в том числе на право получения платежей по исполнительному производству, в котором он выступает в качестве взыскателя, а также на право получения платежей по найму, аренде (п. 3 ч. 3 ст. 68 Закона № 229-ФЗ).

В рамках исполнительного производства взыскание может быть обращено на принадлежащие должнику имущественные права, к котором относится право требования должника к третьему лицу, не исполнившему денежное обязательство перед ним как кредитором, в том числе право требования по оплате фактически поставленных должником товаров, выполненных работ или оказанных услуг, по найму, аренде и другим (ч. 1 ст. 75 Закона № 229- ФЗ). Статьями 76 и 83 Закона № 229-ФЗ предусмотрены особенности обращения взыскания и наложения ареста на одно из имущественных прав должника, а именно на право требования должника к третьему лицу, не исполнившему денежное обязательство перед ним как кредитором, то есть на дебиторскую задолженность. Взыс­кание на принадлежащие должнику имущественные права в отношении третьих лиц обращается с соблюдением правил, установленных ГК РФ (ч. 2 ст. 75 Закона № 229-ФЗ).

Дебиторская задолженность переходит к кредитору в неизменном виде

Обращение взыскания на дебиторскую задолженность состоит в переходе к взыскателю права должника на получение дебиторской задолженности в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, с учетом взыскания расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора (ч. 2 ст. 69 Закона № 229-ФЗ).

Размер взыскиваемой дебиторской задолженности не может превышать ее размера, существовавшего на день обращения взыскания, то же самое касается и условий, на которых такая задолженность переходит к кредитору (ч. 1 ст. 76 Закона № 229- ФЗ).

При согласии взыскателя обращение взыскания на дебиторскую задолженность производится путем внесения (перечисления) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов (п. 1 ч. 2 ст. 76 Закона № 229-ФЗ).

Судебный пристав-испол­нитель выносит постановление об обращении взыскания на дебиторскую задолженность, в котором указывает порядок внесения (перечисления) денежных средств дебитором на депозитный счет подразделения судебных приставов (ч. 4, 5 ст. 76 Закона № 229-ФЗ). Указанное постановление не позднее дня, следующего за днем вынесения, направляется дебитору и сторонам исполнительного производства. Судебный пристав-исполнитель своим постановлением обязывает дебитора исполнять соответствующее обязательство путем внесения (перечисления) денежных средств на указанный в постановлении депозитный счет подразделения судебных приставов, а также запрещает должнику изменять правоотношения, на основании которых возникла дебиторская задолженность.

При невнесении (неперечислении) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов обращение взыс­кания на дебиторскую задолженность производится путем продажи дебиторской задолженности с торгов (п. 2 ч. 2 ст. 76 Закона № 229-ФЗ).

Таким образом, судебный пристав должен установить факты наличия дебиторской задолженности, права должника требовать погашения задолженности, возможности обращения на нее взыскания путем внесения (перечисления) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов.

Однако наличие таких специальных норм не исключает возможности обращения взыскания на иные имущественные права должника, в том числе на право получения арендных платежей по действующему до­говору аренды (п. 3 ч. 3 ст. 68, ст. 75 Закона № 229-ФЗ). Возложение на арендаторов обязанности перечисления на депозитный счет отдела судебных приставов арендной платы по договорам аренды не противоречит требованиям, предусмотренным ст. 75, 76 Закона № 229-ФЗ (постановление ФАС Уральского округа от 17.03.2011 № Ф09-11628/10-С2 по делу № А47-5329/2010).

Приставы не станут призывать к ответу недобросовестного дебитора

Поскольку Законом № 229-ФЗ не установлено иное, взыскание может быть обращено на дебиторскую задолженность, то есть на права должника в его обязательстве с третьим лицом на получение денежных средств. Причем это касается как обязательства, срок исполнения которого на момент обращения взыскания наступил, так и того обязательства, которое еще должно быть исполнено. Это не противоречит принципу бесспорности дебиторской задолженности, на которую обращается взыскание, так как задолженность, срок погашения которой еще не наступил, также может являться бесспорной, если подтверждается соответствующими документами.

Дебиторская задолженность является имущественным правом требования и должна носить реальный характер, так как обращение на нее взыскания должно обеспечивать реальное исполнение исполнительного документа (в том числе путем дальнейшей реализации на торгах в рамках исполнительного производства). Взыскание может быть обращено только на подтвержденное в бесспорном порядке право требования.

Следует иметь в виду, что судебный акт о взыскании в пользу должника денежных средств, вступивший в законную силу, является не единственным допустимым доказательством наличия дебиторской задолженности, на которую может быть обращено взыскание по исполнительным документам (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.05.2011 по делу № А58-6959/10). До­кументами, подтверждающими дебиторскую задолженность, являются договоры, счета на оплату, товарные накладные, акты приемки-передачи выполненных работ (оказанных услуг), акты сверки задолженности с должниками, документы бухгалтерского учета, решения суда, которые подтверждают надлежащее исполнение обязательств со стороны должника и нарушение денежного обязательства по оплате со стороны его дебитора.

При отсутствии или недостаточности у должника документов, подтверждающих дебиторскую задолженность, судебный пристав-исполнитель направляет дебиторам должника соответствующие запросы, обязывающие их представить указанные подлинные документы. При выяснении наличия дебиторской задолженности судебному приставу также необходимо учитывать дату ее образования, которую следует исчислять со следующего дня после даты возникновения обязанности дебитора исполнить свое денежное обязательство по договору.

Закон № 229-ФЗ, кроме того, не устанавливает обязанности судебного пристава-исполнителя обращаться в суд с требованием о взыскании в пользу должника причитающихся ему денежных средств. Судебный пристав должен лишь выявлять у должника дебиторскую задолженность, на которую может быть обращено взыскание. В процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Законом № 229-ФЗ, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Для этого судебный пристав-исполнитель имеет право получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, объяснения и справки (абз. 2 п. 2 ст. 12 Федерального закона от 21.07.97 № 118-ФЗ «О судебных приставах»).

Таким образом, на судебном приставе-исполнителе как на лице, производящем взыскание, лежит обязанность по установлению дебиторов должника, а также по совершению действий, направленных на проверку фактического наличия, отыскание, опись и изъятие по месту нахождения должника документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.11.2009 по делу № А46-11481/2009).

Неденежную дебиторскую задолженность взыскать невозможно

При установлении наличия у должника дебиторской задолженности, на которую может быть обращено взыскание, судебный пристав-исполнитель должен оценивать условия соответствующего договора, из которого возникает такая задолженность. Иногда несмотря на то, что должнику от третьего лица и причитается какое-либо имущественное предоставление, оно не носит характер денежного обязательства, а предоставляется в иной форме. Тем более что в силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) участники делового оборота могут заключить договор, как предусмотренный законом или иными правовыми актами РФ, так и не предусмотренный ими, с тем только, чтобы он не противоречил законодательным предписаниям.

В договоре с должником его контрагент взамен получаемого имущественного предоставления от должника может вносить не деньги, а рассчитываться с ним иным образом (к примеру, путем передачи товаров, выполнения для должника работ, оказания услуг, предоставления имущества в пользование и т.д.). В такой ситуации дебиторская задолженность хоть и возникает (например, в связи с неисполнением контрагентом должника обязательства по выполнению работ или оказанию услуг взамен на встречное предоставление должника), но обратить взыскание на нее невозможно, поскольку в законодательстве РФ сказано только о возможности установить обязанность контрагента должника (дебитора) производить перечисление денежных средств на депозитный счет органа ФССП.

Приведем случай из практики, в котором обратить взыскание на дебиторскую задолженность не вышло из-за ее неденежной формы. Между должником и его контрагентом был заключен договор аренды имущества и до­говор возмездного оказания услуг по предоставлению абонентской линии, местного телефонного соединения, иных услуг, технологически неразрывно связанных с услугами телефонной связи. Расчеты между сторонами по указанным договорам исполнялись путем проведения зачета встречных требований. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что у дебитора не имелось дебиторской задолженности, на которую можно было бы обратить взыскание (постановление ФАС Уральского округа от 26.06.2012 № Ф09-5186/12 по делу № А76-19682/2011).

Ограничение обращения взыскания на «дебиторку» стоит искать лишь в законе

Судебный пристав-исполнитель вправе наложить арест на дебиторскую задолженность должника в размере, не превышающем сумму требований к должнику (постановление ФАС Московского округа от 27.01.2011 № КА-А40/15932-10 по делу № А40-26424/10-146-98). При этом дебиторская задолженность у должника, как уже было сказано выше, должна возникнуть и существовать (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.01.2011 по делу № А28-4492/2010).

Постановление об аресте права требования должника к контрагенту может быть вынесено и до истечения срока для добровольного исполнения требований исполнительных документов. Дело в том, что судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для доб­ровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника (ч. 1 ст. 80 Закона № 229-ФЗ). При этом судебный пристав-исполнитель вправе не применять правила очередности обращения взыскания на имущество должника (постановление ФАС Северо-Западного округа от 30.10.2012 по делу № А26-2274/2012).

При определении размера подлежащих перечислению на депозитный счет службы судебных приставов для последующего перечисления взыскателю денежных средств судебный пристав должен учитывать требования Закона № 229-ФЗ и иные предписания действующего законодательства РФ в час­ти, касающейся предоставления определенных льгот тем или иным должникам (в частности, должнику-гражданину). При исполнении исполнительного документа (нескольких исполнительных документов) с должника-гражданина может быть удержано не более 50% заработной платы и иных доходов (ч. 2 ст. 99 Закона № 229-ФЗ). Удержания производятся до исполнения в полном объеме содержащихся в исполнительном документе требований.

В пункте 3 ст. 76 Закона № ­229-ФЗ приведен исчерпывающий перечень случаев, когда взыскание на дебиторскую задолженность не обращается:

  • срок исковой давности для ее взыскания истек;
  • дебитор находится в иностранном государстве, с которым РФ не заключен договор о правовой помощи;
  • дебитор находится в процессе ликвидации;
  • дебитор прекратил свою деятельность в качестве юридического лица и исключен из ЕГРЮЛ;
  • в отношении дебитора введена процедура банкротства.

Это закрытый перечень оснований, и расширительному толкованию он не подлежит. Так, в одном деле окружной суд отклонил довод муниципального учреждения о том, что судебный пристав неправомерно арестовал его дебиторскую задолженность, поскольку в п. 3 ст. 76 Закона № 229-ФЗ на этот счет никаких запретов нет.

Арест дебиторской задолженности не возлагает на заявителя (мунииципальное учреждение) какие-либо дополнительные обязанности и не создает иные препятствия для осуществления его предпринимательской и иной экономической деятельности. Следовательно, права заявителя не могут быть нарушены действиями и постановлением судебного пристава-исполнителя (постановление ФАС Поволжского округа от 11.11.2010 по делу № А65-6692/2010).

Исполнение дебитором обязательств напрямую должнику может обернуться штрафом

На практике возможна и такая ситуация: контрагент должника по исполнительному производству, несмотря на установление судебным приставом обязанности перечислять причитающиеся должнику денежные средства на депозитный счет органа ФССП, исполнил денежное обязательство непосредственно должнику. В таком случае контрагент должника может быть привлечен к административной ответственности за нарушение законодательства об исполнительном производстве, которое выражается в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, (ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ). За данное правонарушение предусмот­рено административное наказание в виде штрафа в размере: 2000—2500 руб. для граждан, 15 000—20 000 руб. для должностных лиц и 50 000—100 000 руб. для организаций.

Сами же денежные средства не могут быть истребованы у должника; действующим законодательством РФ такой возможности не предусмотрено, и должник во всяком случае имеет право на получение этих сумм как исполнение по сделке. Тот факт, что его контрагент в нарушение запрета их ему перечислил, не означает возможности истребовать деньги у должника. Взыскателю просто необходимо проследить, чтобы пристав предпринял все необходимые меры по исполнению судебного акта, в частности наложил арест на счет должника. Тогда даже если такая ситуация с перечислением денег и про­изойдет, деньги все равно будут под арестом и будут списаны на депозитный счет органа ФССП.

к сведению

Следует иметь в виду, что под «дебиторской задолженностью» понимается денежный долг, возникший из гражданско-правового обязательства. В смысле исполнительного производства в понятие дебиторской задолженности не включаются иные права должника на получение денежных сумм. Речь идет в том числе об обязательствах в рамках публично-правовых правоотношений, например, право налогоплательщика получить обратно сумму излишне уплаченного налога (сбора).

НК РФ предусматривает, что сумма излишне уплаченного налога, авансового платежа, сбора, пени и штрафа подлежит возврату по письменному заявлению налогоплательщика в течение месяца со дня получения налоговым органом такого заявления (ст. 78). Возврат налогоплательщику указанных сумм при наличии у него недоимки по иным налогам соответствующего вида или задолженности по соответствующим пеням, а также штрафам, подлежащим взысканию в случаях, предусмотренных НК РФ, производится только после зачета излишне уплаченных сумм в счет погашения недоимки (задолженности). Очевидно, что такое право носит именно денежный характер и может быть (с определенной степенью условности) быть названо «дебиторкой», но в силу своей природы не относится к «дебиторке» в смысле Закона № 229-ФЗ. Суммы излишне уплаченных налогов, сборов не отвечают понятию дебиторской задолженности, приведенному в законодательстве об исполнительном производстве, и на них не может быть обращено взыскание в рамках исполнительного производства.

Право же выбора способа распоряжения суммами излишне уплаченных налогов предоставлено налогоплательщику. Возможность понуждения судебным приставом-исполнителем должника к реализации этого права определенным способом в целях осуществления исполнительских действий законодательством не предусмотрена (постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.05.2012 по делу № А21-7260/2011).