1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1281

Кипр не опасен

Кипрский кризис можно считать оконченным: открылись не только банки страны, но и биржа, обнаружились некоторые не совсем легальные способы вынуть зависшие в кипрских банках деньги, раскрыты и те удивительно предусмотрительные люди (в том числе, видимо, родня президента Кипра Анастасиадеса, а также предправления Газпромбанка Анд­­рей Акимов) и компании, которые ухитрились забрать свои деньги с подлежащих полуконфискации счетов за считанные дни до закрытия банков.

Теперь можно говорить о последствиях. Альфа-банк подготовил специальный обзор, развеивающий некоторые устойчивые мифы о пагубности кипрского кризиса для России.

Миф первый: много денег

Российских вкладов в кипрских банках примерно на 20 млрд долл. — это почти 100% кипрского ВВП и примерно 20% всех депозитов в кипрских банках. Но для России это 1% ВВП и менее 2% сбережений в российских банках (960 млрд долл. на конец 2012 г.). Так что даже если все российские деньги на Кипре были бы потеряны, а этого не произойдет, российская экономика сильно не пострадала бы.

Большинство российских вкладов на Кипре превышает 100 000 евро, и на них не распространяется система страхования вкладов ЕС, потери могут составить от 60 до 80% депозитов; эти деньги могут на время реструктуризации кипрских банков вообще заморозить. Из-за недавно введенного на Ки­­пре контроля над движением капитала в ближайшее время вряд ли удастся вернуть даже небольшие вклады. Но большинство российских депозитов на Кипре — вклады частных лиц и небольших и средних компаний. На крупные российские корпорации сложившаяся ситуация сильно не повлияет.

Крепкие узы между Россией и Кипром — следствие соглашения о двойном налогообложении: зарегистрированные на Кипре российские компании платят всего 10% налога на прибыль против 20% в России. Желание оптимизировать налоги подталкивало российские предприятия регистрировать компании на Кипре. Частные лица переводили деньги на Кипр, чтобы выиграть от более низкого налого­обложения.

Но крупные компании и банки с 2002—2003 гг. повышают прозрачность своего бизнеса. Этим и объясняется несущественное влияние на них кризиса на Кипре.

Миф второй: ВВП пострадает

Кипр всегда был важным источников прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Россию — 30% ПИИ в Россию в 2011 г. Ежегодный вклад Кипра в совокупный приток иностранных инвестиций (в том числе портфельные инвестиции и иностранные заимствования) в Россию — 15 млрд долл., или 10% всех иностранных инвестиционных потоков в Россию.

Но при детальном рассмот­рении становится ясно, что Кипр — транзитная страна. По состоянию на 2011 г., накоп­ленные ПИИ с Кипра в Россию составили 129 млрд долл., а накоп­ленный отток ПИИ из России на Кипр — примерно 122 млрд долл. В 2012 г. Россия перевела на Кипр 17 млрд долл., получив эту же сумму в форме иностранных инвестиций с Кипра. Таким образом, Кипр играет роль финансового посредника для России, и можно согласиться с официальной оценкой, что российский ВВП может потерять лишь 0,3 процентного пункта роста вследствие кипрского кризиса.

Кипрский кризис серьезно повлияет на маршруты финансовых потоков российского бизнеса. Эта страна, скорее всего, лишится статуса офшора, а российские компании будут искать другие страны для транзита финансов. Вариантов немного: страны Прибалтики (Латвия), отдельные финансовые центры (Лихтенштейн), Великобритания. Налоги в этих странах выше, чем на Кипре, и пока непонятно, готовы ли эти страны принимать российский капитал. Финансовые издержки российского бизнеса могут возрасти, но компании, скорее всего, готовы к этому, чтобы минимизировать риски.

Смягчит и без того незначительное влияние кипрских проб­лем на российский бизнес и идея председателя Внешэкономбанка Владимира Дмитрие­ва, который объявил о готовности помочь пострадавшим российским компаниям. В его предложении есть два плюса. Во-первых, это наиболее дешевый способ свести на нет влияние кризиса на российскую экономику. Во-вторых, финансовая помощь не будет значительной — трудно предположить, что российские банки и компании готовы раскрыть информацию о масштабах своего присутствия на Кипре.

Логичен и отказ России от дополнительной помощи Кип­ру. Кипр уже получил от России кредит на 2,5 млрд долл.; по всей видимости, он будет еще и реструктурирован. У России нет необходимости увеличивать финансовую помощь Кипру, так как объем российских денег на Кипре за время и после кризиса, скорее всего, снизится.

Что же плохого

Кипрский кризис все же может иметь последствия для России, и самый важный из них — это возможное изменение структуры оттока капитала. По мере ослабления контроля над движением капитала часть российских денег (розничные депозиты) вернется в Россию. Российские банки предлагают весьма привлекательные проценты по рублевым вкладам.

Но вот стимулы для репатриации корпоративного капитала вряд ли появятся. Российское законодательство не ориентировано на иностранных инвесторов, и для совершения международных финансовых транзакций России нужны иностранные посредники. Так что кризис на Кип­ре негативно повлияет на российский капитальный счет в ближайшее время.

Опыт Кипра, свидетельствующий об ослаблении интереса к российским деньгам в мире, важен и для других стран, особенно в свете очень мягкой кредитно-денежной политики развитых стран. И в долгосрочной перспективе кризис на Кип­ре приведет к снижению оттока капитала из России.