1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1763

Доход от использования виндицированного имущества можно взыскать не всегда

Если суд удовлетворил иск о взыскании производственного оборудования из чужого незаконного владения, это еще не значит, что истец сможет получить и доход, возникший в результате использования такого имущества ответчиком. Для этого предмет виндикации должен сам по себе являться доходоприносящим имуществом (постановление Президиума ВАС РФ от 04.12.2012 № 10518/12).

Суть дела

Компания обратилась в арбитражный суд с иском к заводу об истребовании из чужого незаконного владения имущества — отдельных фрагментов производственного оборудования, его узлов и деталей, датчиков и механизмов, в общей сложности более тысячи наименований. Заявленный иск был удовлетворен.

В рамках исполнительного производства, возбужденного по виндикационному спору, привлеченный специалист (инженер-технолог) подготовил отчет, согласно которому ограниченность отраженных в судебном решении индивидуализирующих признаков истребуемого имущества, отсутствие технической документации не позволили однозначно выделить оборудование, подлежащее виндикации. Специалист также указал в отчете, что имущество, сходное с указанным в решении суда, частично смонтировано и эксплуатируется в составе производственной линии наряду с оборудованием завода. А осуществить демонтаж истребованных предметов без нарушения целостности всего производственного комплекса, сохранив при этом возможность дальнейшего использования имущества, невозможно.

Эти обстоятельства стали основанием для обращения компании в арбитражный суд после возбуждения дела о банкротстве завода. Компания просила изменить способ исполнения судебного решения с истребования имущества в натуре на взыскание стоимости спорного имущества. Это заявление суд также удовлетворил.

Затем в рамках дела о банкротстве компания, указав, что должник незаконно владел ее имуществом, заявила требование о включении в реестр требований кредиторов суммы задолженности — дохода, который, по мнению компании, должник извлек от фактического владения имуществом заявителя.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требования, а апелляционная и кассационная инстанции посчитали заявленные требования обоснованными в части и включили в реестр требований кредиторов сумму в несколько раз меньше с удовлетворением в третью очередь.

Один из кредиторов завода-должника, не согласившись с данными судебными актами, обратился в ВАС РФ с заявлением об их пересмотре в порядке надзора. После того, как ВАС РФ принял определение о передаче дела в Президиум, этот кредитор ходатайствовал об отказе от заявления. Однако судьи этот отказ не приняли, указав, что его удовлетворение может нарушить права иных кредиторов, вовлеченных в процесс банкротства завода.

Позиция ВАС РФ

Президиум ВАС РФ посчитал, что при вынесении судебных актов по делу суды неправильно применили нормы права, решение и постановления были отменены, а дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

Так, решение вопроса о возврате названного дохода, в том числе того, который незаконный владелец должен был получить от фактического обладания чужим оборудованием при нормальном обороте (его сложившейся эксплуатации, приносящей стабильные результаты), зависит прежде всего от технических и эксплуатационных характеристик поступившего во владение имущества. При исполнении решения суда о виндикации выявлена, в частности, неопределенность относительно присужденного имущества. А в деле о банкротстве ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции не выяснили, могли ли быть устранены указанные сомнения по поводу предмета виндикационного иска.

Президиум ВАС РФ указал: при рассмотрении спора суды не учли, что взыскание доходов, полученных от использования подлежащего виндикации имущества (абз. 1 ст. 303 ГК РФ), возможно только при одном условии. Речь идет о том, что части оборудования компании, их узлы и детали, датчики и механизмы, находившиеся в фактическом владении завода, являлись каким-либо конкретным доходоприносящим имуществом, а не разрозненными частями, самостоятельная эксплуатация которых невозможна.

Также надзорная инстанция обратила внимание на то, что при разрешении спора нижестоящие суды неправильно применили законодательство об экспертизе.

Суд апелляционной инстанции назначил судебную экспертизу, проведение которой поручил двум экспертам, обладающим специальными познаниями в финансово-экономической сфере и в области оценочной деятельности. Перед экспертами были поставлены вопросы о том, какой доход фактически получил завод от использования оборудования компании, а также каков размер дохода, который завод должен был получить от использования того же оборудования. Однако определить величину фактически полученного заводом дохода эксперты не смогли. При этом они смогли оценить доход в виде операционной прибыли, который завод должен был получить от использования чужого имущества, размер которого и стал основой для удовлетворения апелляционным судом требований компании в части.

Президиум ВАС РФ разъяснил, что вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний (ч. 1 ст. 82 АПК РФ). В случаях, когда исследование выходит за рамки компетенции одного эксперта или комиссии экспертов, судом может быть назначено производство комплексной экспертизы, осуществляемой несколькими экспертами на основе использования разных специальных знаний (ст. 85 АПК РФ).

Привлеченные судом эксперты, будучи не специалистами в соответствующей области производства, не могли идентифицировать виндицированное имущество как то или иное конкретное оборудование. В то время как определить доход, обычно получаемый в результате использования некоего абстрактного имущества для производства, невозможно.

Президиум отметил, что привлеченным экспертам следовало указать на данный факт и составить мотивированное сообщение о невозможности дачи заключения по вопросам о размере дохода от использования не конкретизированного в определении о назначении экспертизы оборудования. Вместо этого эксперты построили свои выводы на гипотезе о том, что весь доход завода формируется исключительно от использования имущества компании, применив тем самым методику, несовместимую с правилами о взыскании дохода от использования виндицируемого имущества. Заключение экспертов суду надлежало оценивать с учетом приведенных выше обстоятельств, однако это сделано не было.

В итоге суды первой и апелляционной инстанций, по мнению Президиума ВАС РФ, неверно определили предмет доказывания по делу и поэтому не выяснили обстоя­тельства, имеющие значение для правильного разрешения спора. Кроме того, они неправильно применили нормы законодательства об экспертизе, а суд кассационной инстанции данные недостатки не устранил. На этом основании все вынесенные по делу судебные акты были отменены, а сам спор направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление Президиума ВАС РФ от 04.12.2012 № 10518/12 содержит оговорку о возможности пересмотра по новым обстоятельствам судебных актов, вынесенных по делам со сходными фактическими обстоятельствами, на основании норм закона в истолковании ином, нежели данное в рассмотренном постановлении (п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ).

к сведению

Стоит заметить, что судебная практика по делам о взыскании дохода от фактического использования виндицированного имущества должником довольно скромная. Среди немногочисленных постановлений федеральных арбитражных судов встречаются дела, в которых основанием для отказа в удовлетворении требований становилась недоказанность факта использования имущества (постановление ФАС Уральского округа от 20.06.2011 № Ф09-2114/11-С6 по делу № А50-22573/2010), в том числе по причине его неисправности (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.11.2006 по делу № А17-2078/13-2005).

Иски о взыскании доходов от неправомерного использования виндицируемого имущества, как правило, заявляют уже после удовлетворения основного, виндикационного иска (см. рассмот­ренное постановление Президиума ВАС РФ от 04.12.2012 № 10518/12, а также постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.10.2012 по делу № А19-6255/10, Уральского округа от 26.03.2012 № Ф09-1079/12 по делу № А07-2209/2011).

Кстати, норму абз. 1 ст. 303 ГК РФ суды порой используют и при рассмотрении дел из негаторных исков (постановление ФАС Поволжского округа от 25.10.2007 по делу № А65-2249/07-СГ2-3).