1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Без суда не разобраться

Досудебное и внесудебное разрешение налоговых споров — дело хорошее. Однако, как выяснилось на недавно прошедшем заседании Налогового клуба, организовать его даже не бумаге достаточно сложно. И слепое копирование опыта развитых стран (в том числе Германии, на которую мы все больше равняемся в своем налоговом праве) ничего не даст.

По замыслу Администрации Президента ст. 140 НК РФ дополняется пунктом, предусматривающим, что «налоговые органы принимают меры к урегулированию спора с налогоплательщиком путем заключения соглашения или использования других примирительных процедур, если иное не предусмотрено федеральным законом». Будет ли эта норма работать или окажется такой же бесполезной, как возможность заключать мировые соглашения в налоговых спорах (появилась с принятием новой редакции АПК в 2002 г.), зависит от того, какие поправки к законопроекту о совершенствовании административных процедур урегулирования споров будут приняты во втором чтении.

Сейчас большинство налогоплательщиков предпочитает судиться. И не потому, что дешевле попросту не выполнять решение налогового органа и ждать, пока налоговики обратятся в суд. А потому, что примирительные процедуры существуют только в заголовке ст.190 АПК, а на деле сводятся к рассмотрению возражений налогоплательщика по акту выездной проверки в его присутствии. При этом свои возражения налогоплательщик излагает команде инспекторов, абсолютно не заинтересованных их даже выслушивать, не то что принимать.

Так что пока обжаловать решение можно в суде и в вышестоящем налоговом органе, предполагать, что народ ринется в областные управления ФНС, по меньшей мере наивно. В этой связи бывший председатель Московского арбитражного суда Алла Большова называет норму, позволяющую налогоплательщику выбирать инстанцию для обжалования, порочной. Он не верит, что добьется справедливости в налоговых органах, и идет в суд. В результате растет удельный вес налоговых споров, появляется необходимость в специализированных налоговых судах… В общем, одни проблемы! Но может быть, все-таки порочна не норма об альтернативности обжалования, а система наших налоговых органов?

Да, например, в Германии, как отмечает Ирина Калинина, руководитель проекта LegalStudies.RU, налогоплательщик, прежде чем обжаловать акт налогового органа в суде, должен предварительно обжаловать его в налоговом органе. Целью такой «перепроверки» являются расширение инстанций правовой защиты налогоплательщика, самоконтроль налогового органа и разгрузка судов.

Но у нас не Германия и принуждать налогоплательщика пройти «все круги ада» до суда нельзя. В противном случае мы получим не «расширение инстанций правовой защиты»,а очередной административный барьер, усиление давления на налогоплательщиков и затягивание сроков рассмотрения дела. Так что остается заинтересовывать. Повышению интереса к досудебному урегулированию споров, по мнению Сергея Пепеляева, управляющего партнера компании «Пепеляев, Гольцблати партнеры», может способствовать обязательное приостановление решения о взыскании в случае его обжалования.

Причем в этом случае, сточки зрения Андрея Макарова, зампредседателя Комитета по бюджету и налогам Госдумы РФ, в законопроекте необходимо прописать еще одно условие: о том, что срок обжалования дела в суде начинает течь не с момента вынесения решения налоговым органом, а с момента решения, принятого вышестоящей инстанцией.

Однако заинтересовать ведь нужно не только налогоплательщика, но и вторую сторону спора. А как?

Ввести институт налогового компромисса, когда часть возражений налогоплательщика удовлетворяется в обмен на его согласие не оспаривать оставшуюся часть, действующий на Украине? Но тогда нужно перенимать весь положительный опыт и в первую очередь отказываться от критерия добросовестности. Если же «выдернуть» только эту норму, это неминуемо приведет к тому, что налоговики будут штрафовать, что называется, с запасом. Как в торговле: скидка делается только в объеме предварительного завышения цены. И получат отличную возможность легализации взяток.

Уже сейчас, по словам замруководителя ФНС Татьяны Шевцовой (а ее брифинг прошел буквально на следующий день после Налогового клуба), выездные проверки крупнейших налогоплательщиков планируются налоговиками на основе анализа поступающих данных и должны иметь стопроцентную эффективность (в последствии такой подход планируется распространить на всю систему). То есть инспекторы идут туда, где чувствуют риски, и их возврат без доначислений (и соответственно штрафов) означает плохо спланированную проверку. Если же доначисления сделаны (цель достигнута), то какой интерес вышестоящему налоговому органу дезавуировать решение своих подчиненных?

И еще. Насколько государственный орган по согласованию с налогоплательщиком может изменять ответственность, которая определена федеральным законом? У кого из налоговиков будут полномочия торговать публичным интересом? Как при таком подходе обеспечить равенство налогоплательщиков перед законом? И что же все-таки подразумевается под примирительными процедурами?

В этой части вопросов пока больше, чем ответов. И думается, что с этими вопросами депутатам (а следующее слово за ними, ведь второе чтение законопроекта назначено на 19 октября) будет справиться гораздо сложнее.

Наша справка

Налоговый клуб организован два года назад по инициативе компаний ФБК и «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» для обсуждения актуальных вопросов налогового права.