1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Добыли, взболтали—Urals, или Почему наша нефть дешевле иностранной

В условиях беспрецедентного роста мировых цен на нефть разница между российской маркой Urals и европейской Brent достигла максимального значения — 5—6 долларов за баррель(61,39 и 67,1 дол.). «Разрыв по цене не очень справедливый», — заметил Президент В. Путин на встрече с вице-премьером А. Жуковым и главой Минэкономразвития Г. Грефом и попросил правительство обратить внимание на сложившуюся ситуацию. По оценкам экспертов, в 2005 году «упущенная выгода» нефтяных компаний составит порядка 6—10 млрд долларов.

В России добывается около 30 сортов нефти с различными качественными характеристиками. Например, в Западной Сибири «достается» самая лучшая, так называемая легкая Siberian Light. В ней мало примесей и, что наиболее важно, мало серы, больше всего ухудшающей качество нефти. А на Урале и в Поволжье добывают тяжелые сорта с большим содержанием серы, которые на рынке стоят гораздо дешевле.

При транспортировке по единой трубопроводной магистрали нефть с разных месторождений смешивается и получается своеобразный микс, который продается на мировом рынке под маркой Urals. Он по качеству значительно уступает как арабской нефти, так и добываемой в Северной Америке(WTY) и на шельфе Норвегии (Brent). Ниже и его цена.

В то же время та часть Siberian Light, которая экспортируется не по общей трубе, а по железной дороге или танкерами, ценится гораздо выше (около 65 долларов за баррель). Но объемы экспорта этого сорта незначительны в связи с увеличением расходов на его транспортировку.

Как же избежать смешивания «хороших» и «плохих» сортов нефти в одной трубе? Ответить на этот вопрос пытались в нашей стране еще 6 лет назад путем внедрения на нефтяной рынок банка качества нефти. Тогдашний руководитель Минтопэнерго В. Калюжный с подачи крупных нефтяных компаний предложил ввести механизм, позволяющий сбалансировать их доходы в соответствии с рыночной стоимостью производимого продукта.

Банк качества нефти —это база данных качественных характеристик всех добываемых в России сортов, позволяющая определять партии сырья на различных этапах транспортировки, перевалки и хранения. Отсутствие ее у «Транснефти» не позволяет осуществлять мониторинг транзита, что ведет к смешиванию различных сортов нефти.

В то же время банк качества предполагает, что производители тяжелых сортов нефти будут компенсировать компаниям, добывающим легкую нефть, убытки, понесенные ими при совместной транспортировке продукта.

Однако коренным образом проблему смешивания дорогих и дешевых сортов нефти создание банка качества не решает. Хотя и есть мнение, что если увеличить компенсационные выплаты, то производители тяжелых сортов нефти займутся либо ее переработкой (очищением от серы и других примесей), либо найдут альтернативные способы транспортировки (не по общей трубе). Теоретически это возможно, но практически вероятность подобного развития событий стремится к нулю.

Экономическая логика у нас зачастую заменяется политическими соображениями. В России дешевую нефть с высоким содержанием серы добывают в основном две региональные компании: «Татнефть» (Республика Татарстан) и «Башнефть» (Республика Башкирия). Доля экспортируемой ими нефти невелика, около 8% (18 млн тонн в год) от общего объема экспорта. По мнению региональных властей, недопустимо, чтобы компенсационные выплаты компаниям, работающим на качественных сибирских месторождениях, привели к ухудшению финансового положения уральских и приволжских нефтяных холдингов, тем более что они работают на старых и уже истощенных месторождениях.

Глава Татарстана М.Шаймиев считает, что без введения дифференцированной ставки НДПИ реализация механизма компенсационных выплат приведет к остановке наиболее убыточных скважин, увольнениям и социальной напряженности в регионе. Цена вопроса —миллиарды рублей.

Впрочем, всех этих негативных моментов вполне можно избежать, если, руководствуясь долгосрочными соображениями, вложить деньги в строительство НПЗ и перерабатывать тяжелую нефть по рентабельной технологической цепочке, то есть с конечными продуктами, на которые существует высокий спрос (например, серу).

Стоит также отметить, что на цену Urals влияет то, что основной объем нашего экспорта (порядка 97%) приходится на европейские страны. А здесь огромное значение уделяется экологической безопасности используемого автомобильного топлива. Значит, и требования к содержанию примесей в покупаемой нефти будут только увеличиваться, так как переработка низкокачественного сырья ведет к дополнительным капиталовложениям. Поэтому для повышения цены нашей нефти на рынках Европы необходимо повышать ее качество.

К сведению

На долю Азиатско-Тихоокеанского региона приходится 28% общемирового потребления нефти. Это наиболее емкий и развивающийся сегмент мирового рынка энергоносителей. Основными потребителями углеводородов в регионе являются Китай (30%), Япония(24), Южная Корея (10,6),Индия (9,9), Индонезия (5,1) и Австралия (3,8%).

Если же мы хотим продавать добытую нефть без дополнительных капиталовложений, то нужно ориентироваться на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона, где динамично растущий спрос не дает ввести жесткие требования к качеству закупаемого сырья. Но, к сожалению, в настоящий момент выхода на этот рынок у российских нефтяных компаний практически нет. Железнодорожным транспортом возить дорого, а нефтепроводная система «Восточная Сибирь— Тихий океан» находится в стадии строительства.

Большого места для маневра у Г. Грефа нет. Можно дифференцировать ставку НДПИ, тем самым снизить налоговое бремя для компаний, работающих на выработанных месторождениях, и выровнять условия работы между компаниями, добывающими сырье различного качества. И ввести механизм компенсационных выплат, стимулирующий «Татнефть» и «Башнефть» продавать нефть на внутреннем рынке, не используя общую трубу.

Кроме того, возможно, используя средства Инвестиционного фонда на условиях государственно-частного партнерства, реализовать крупный инфраструктурный проект по созданию технологического комплекса производственных предприятий, перерабатывающих высокосернистую нефть со всех аналогичных месторождений страны. Ведь по существу именно про «создание наукоемкого высокотехнологичного производства» нам так долго говорят чиновники из МЭРТ в своих традиционных среднесрочных программах. Так, может, уже пора…