1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Тайное оружие русских

В 1718 году плотник Ефим Никонов подал на имя Петра I челобитную о постройке «потаенного (подводного) судна, кое в море в тихое время будет из снаряду разбивать корабли». Царь тут же вызвал Никонова в Петербург. И не напрасно. Военное судно было построено и с успехом испытано. В августе 1724 года тот же Никонов построил подводный корабль еще «большего корпуса», поставив на него и «огненные трубы» (прообраз ракет). От этой новой «чудо-машины» Петр пришел в полный восторг, но его скорая смерть поставила крест на никоновской подлодке. Ее (по русскому обыкновению) бросили гнить в заброшенном сарае...

Полвека спустя за аналогичный проект американец Бушнель получил (уже по ихнему обыкновению) патент, с помощью которого прославился как… создатель первой в мире военной подводной лодки…

В начале прошлого века русский конструктор М. Налетов создал подводный миноносец «Краб». Через какое-то время немецкий инженер Критцлер, долгое время внимательно наблюдавший за строительством налетовского судна, получил германский патент на изобретение подобного же типа кораблей. Вечная русская история…

Во время Русско-японской войны1904—1905 годов превосходство Японии в боевых силах военно-морского флота было настолько велико, что, казалось, ничего не должно было вызвать тревоги у их командования. Смущали только донесения разведки и возникшие вдруг невероятные слухи о каком-то тайном подводном оружии русских, которое вот-вот окажется в их распоряжении.

Принцип действия его не был известен, и оттого не было ясности в том, что же следует предпринять, но на всякий случай вокруг ПортАртура японцы собрали массу кораблей. Все они бороздили окрестности в поисках загадочных предметов, поднимавшихся из глубин, чтобы тут же попытаться их уничтожить. Но тонны пороха и свинца были выпущены в воду впустую…

Между тем под появившимися слухами были определенные основания. И тут следует вспомнить о забытом ныне талантливейшем русском изобретателе Михаиле Налетове. Еще в марте1904 года, когда в Порт-Артур пришла печальная весть о подрыве на мине одного из самых грозных боевых кораблей российского флота— броненосца «Петропавловск», он обратился к местному начальству с весьма необычайным предложением, суть которого сводилась к«ликвидации численного превосходства японского флота над русской Тихоокеанской эскадрой»!

«Гибель нашего корабля, взрыв двух японских броненосцев уже на наших минах, поставленных у Порт-Артура, убедительно показали силу минного оружия. Осознав это, нам следует создать новый тип боевого корабля — подводный миноносец!» — убеждал он военных. «Что ж, пробуйте», — ответили ему те, без особого, впрочем, энтузиазма. Денег, конечно, не дали, но свободными станками пользоваться разрешили.

Нужно было спешить, и Налетов, собрав вокруг себя таких же одержимых людей, не выходил из мастерских сутками. Водоизмещение строившегося судна было около 25 тонн, и на нем предполагалось разместить 4 мины или 2 торпеды. С его помощью предполагалось оградить Порт-Артур от неприятеля, напугать его представлением о «необычайно мощном подводном флоте русских». Действуя тайно и эффективно, минный заградитель мог бы создать такую иллюзию…

В общем неплохой замысел, вот только события на Дальнем Востоке развивались столь стремительно, что воплотить его в жизнь не удалось. Из-за сдачи противнику Порт-Артура недостроенный минный заградитель пришлось в спешном порядке уничтожить.

«Краб»

Сам Налетов решил переместить свою деятельность во Владивосток. Здесь он предполагал соорудить корабли с еще более сильным вооружением и дальностью плавания, достаточной для того, чтобы «самостоятельно дойти до любого порта Японии». Но на этот раз морское командование отказалось ему содействовать напрочь, поскольку сочло подобные планы «фантастическими выдумками в духе Жюля Верна». Налетову, кажется, даже не сочли нужным ответить.

Но он и теперь не отчаялся. Приехав в 1906 году в Петербург, Налетов представил Морскому техническому комитету проект подводного миноносца водоизмещением уже 300 тонн! Неожиданно яркая речь конструктора, его убежденность в своей правоте произвели нужное впечатление.

Вот только его утверждения типа того, что «за подводным флотом будущее», что «подводники станут гордостью флота», что «подводные лодки будут вести не только оборонительные, но и наступательные действия», были встречены с недоумением и даже со смехом.

И это понятно. Почти все видные адмиралы, Морское министерство, Генеральный штаб и сам царь выступали в то время за преимущественное развитие надводного флота. За подводными кораблями не видели никаких перспектив.

«Они не имеют никакого боевого значения, представляя из себя не что иное, как подвижные минные банки»,— утверждал знаменитый конструктор Бубнов. «Идея замены современного линейного флота подводным может увлечь только дилетантов... Специально минный или подводный флот— фиктивная сила», — соглашался с конструктором Колчак, будущий знаменитый адмирал…

На фоне столь авторитетных суждений слова «о великом будущем подводного флота» выглядели нелепо, но деньги на постройку минного заградителя изобретателю все же дали.

К 1907 году он разработал окончательный вариант, повысив водоизмещение судна до 470 тонн. В октябре спецификация с чертежами и проект контракта были представлены Николаевским заводом на утверждение в Морское министерство. А уже в начале 1908 года заводу был выдан заказ на строительство подводной лодки.

После успешных испытаний первых моделей завод представил на утверждение окончательные чертежи судна, и вскоре была начата сборка его корпуса.

Одновременно стали проводить и испытания специальных мин, сконструированных Налетовым. Они должны были обладать особой (нулевой) плавучестью, и конструктору удалось блестяще решить эту задачу. Но при регистрации патента намины неожиданно выяснилось, что идея его была присвоена Морским техническим комитетом. Возник спор о приоритете, и только с большим трудом обе стороны пришли к мировому соглашению.

Тем временем в процессе очередных испытаний выяснилось, что в проекте лодки есть ряд упущений. В частности, излишним оказался объем кормовой балластной цистерны. Налетов скорректировал проект. А к 1912 году с ним был заключен еще один контракт — теперь уже на строительство подводного минного заградителя водоизмещением 500 тонн. Судну было присвоено наименование «Краб». Его заводские испытания начались в августе 1912 года…

Выдающийся подвиг

В свой первый боевой поход с 4 торпедами и 58 минами на борту лодка отправилась в 1915 году. Мины были выставлены настолько удачно, что тут же на них подорвалась турецкая канонерская лодка. И почти все последующие вылазки русского «Краба» оказались успешными. Быстроходный миноносец незаметно проникал в самые недоступные бухты и проливы, устанавливал свой смертоносный груз и легко уходил от преследования.

Командующий Черноморским флотом был в восторге от действий его экипажа: «По трудности минирования считаю выполнение командиром «Краба» возложенных на него задач исключительно выдающимся подвигом».

В конце 1916 года лодке потребовался ремонт. Но из-за случившейся революции русским военным стало не до нее. Побывав в заинтересованных руках немцев, потом французов, в 1919 году она оказалась на дне Севастопольской бухты.

Подняли ее лишь в 1935 году. Несмотря на предложения еще живого тогда Налетова «восстановить и модернизировать судно», «Краб» был отправлен на переплавку. Вот тем и завершилось главное дело жизни русского изобретателя — самобытнейший корабль, первый в мире подводный минный заградитель, по украденному проекту которого в годы Первой мировой войны посчитали нужным наладить производство даже в технически передовой Германии, канул в Лету.

Сумма:
%