1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1035

Страховать жизнь в стране, оказывается, некому

Страхование жизни в России остается чем-то вроде экзотического заморского фрукта — красивый, попробовать хочется, но дорогой.

По данным экспертов компании «Allianz РОСНО Жизнь», 89,5% договоров страхования жизни и здоровья заключено клиентами, чья профессия приравнивается к I классу риска (минимальная степень риска). Это показало их недавнее исследование.

Иными словами, жизнь и здоровье в подавляющем большинстве случаев страхуют люди, у кого они находятся вне опасности, во всяком случае в свете профессиональных обязанностей таких страхователей. На втором месте по частоте обращений — работники II класса риска (прежде всего руководители среднего и топового звена). И наконец, реже всего себя страхуют работники с максимальной степенью риска, IV и V классов, то есть те, кто трудится на опасных производствах, где вероятность получения травмы крайне высока.

В «Allianz РОСНО Жизнь» подобный феномен объясняют прежде всего тем, что специалистов, трудящихся в опасных для жизни сферах, чаще всего страхуют работодатели, а в исследовании анализировались только клиенты — физические лица. Однако это соображение верно и в отношении линейных офисных сотрудников: на корпоративные рисковые программы страхования «офисного планктона» компании, по статистике, тратят суммы, сопоставимые с 0,5—1,5% объема фонда оплаты труда специалиста и от 1,5% до 3% ФОТ — на менеджера.

Таким образом, можно забыть о юридических лицах и попытаться понять, почему все-таки среди клиентов — физических лиц по страхованию жизни преобладают люди, не сильно в этой жизни рискующие? Во-первых, конечно, играет роль то, что практические выгоды от программ страхования жизни многим россиянам неочевидны (про низкую доходность и непрозрачность подобных программ по сравнению с теми же банковскими вкладами говорилось неоднократно). Но не только в этом дело. Как показал мини-опрос, проведенный «ЭЖ» среди столичных офисных работников, во многих случаях люди заключают договор страхования жизни и здоровья тогда, когда могут себе это позволить.

«Я решила, что сумма для меня небольшая и можно попробовать» — такой ответ чаще всего получал корреспондент газеты от представителей работников I и II классов риска. В результате договор страхования жизни и здоровья приобретает статусное значение: его наличие подчеркивает в глазах самого страхователя и его коллег благосостояние держателя полиса («сумма для меня небольшая»), а также его образованность в сфере финансовых инструментов и приверженность набирающей силу моде на заботу о своем здоровье. В то время как большая часть населения, если верить ВЦИОМу, имеет краткосрочный горизонт планирования (до года), долгосрочные программы страхования жизни приобретают отчетливый элитарный оттенок: только хорошо устроившиеся в жизни люди могут позволить себе заглядывать на 5—10 лет вперед.

Вялый интерес к страхованию жизни демонстрирует еще две занятные особенности нашей экономики. Во-первых, мизерную долю среднего класса. Понятно же, что не покупают страховки люди с низкими доходами, а таких в стране подавляющее большинство. Также ясно, что очень богатое меньшинство знает более эффективные и менее затратные способы обеспечить существование членов своей семья в случае личной безвременной кончины. Основными потребители страховок по всему миру — граждане со средним достатком. Но достигнутый в России уровень средней зарплаты в 27 000 руб. не позволяет говорить о росте этого самого среднего класса. Во-вторых, все-таки во всем мире превалируют корпоративные страховки, просто потому, что иначе страхователи не увидят скидок, а страховщики — прибыли. Это давно посчитано, исследовано и описано и обычно проходит в работах в разделах о стоимости информации. Таким образом, мы не имеем среднего класса, с одной стороны, и игнорируем законы рынка — с другой. Вот и нет роста числа страхователей жизни.

к сведению

Профессии I класса риска

К этой категории относятся все линейные офисные позиции, а также следующие специальности:

  • воспитатель детского сада и преподаватель;
  • гравер;
  • музыкант и звукооператор;
  • огранщик драгоценных камней;
  • портной;
  • фотограф и архитектор, не выезжающие на площадки;
  • художник и др.

Профессии II класса риска

Руководители среднего и топового звена, а также следующие специальности:

  • биржевой брокер;
  • журналист и редактор;
  • медицинские работники;
  • парикмахер;
  • повар, сыровар, мастер пивоварения;
  • химик-технолог;
  • ювелир;
  • дубильщик;
  • жестянщик;
  • маляр, штукатур;
  • скорняк;
  • слесарь;
  • стеклодув;
  • стекольщик и др.